Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 июня 2008 г.

Адриен Жолме | Le Figaro

Косметические реформы "лидера-минимо"

Рауль Кастро, которому сегодня исполняется 77 лет, одновременно отмечает свои первые 100 дней во главе Кубы

Надо подняться по огромной лестнице Капитолия - точной копии вашингтонского Капитолия в центре Гаваны, - сегодня превращенного в практически пустой музей, пройти по длинным коридорам, толкнуть массивную дверь. Там, в маленьком зале, стоит в ряд дюжина стареньких компьютеров, которые охраняет служащий, тщательно проверяющий документы клиентов. Это одно из двух государственных интернет-кафе в кубинской столице. Среди мер, принятых правительством Рауля Кастро после его официального вступления в должность главы государства в феврале 2008 года, самой символичной стало разрешение кубинцам пользоваться интернетом. Некоторые сайты, в том числе принадлежащие противникам режима Кастро из Майами, заблокированы, и в любом случае имена пользователей тщательно записываются.

Главным ограничением доступа, помимо низкой скорости соединения, является цена. Полчаса доступа стоит 3 "конвертируемых песо", это около 2 евро. Эта незначительная сумма, тем не менее, очень велика для страны, где средняя зарплата - около 150 песо в месяц, выплачиваемых, разумеется, во второй кубинской валюте, уже неконвертируемой: один такой песо стоит от силы 6 евроцентов.

То же самое можно сказать и о других решениях нового кубинского руководителя: разрешения покупать DVD-плееры, компьютеры и скутеры, останавливаться в гостиницах, до сих пор предназначенных только для иностранных туристов. Но, несмотря на символическую значимость этих мер, они остаются в основном виртуальными, потому что мало кто может себе позволить платить за такие предметы роскоши в стране, где у каждой семьи все еще есть продовольственные карточки.

Некоторые заключенные были выпущены из тюрем, участки земли отданы фермерам, немного ослаблены ограничения на перемещения. Но при преемнике Фиделя Кастро над Кубой не повеяло свободой.

"На Кубе изменились, главным образом, ожидания населения: они высоки как никогда", - говорит Дагоберто Валдес Эрнандес, основавший и 14 лет проработавший главным редактором католического журнала Vitral, пока в 2007 году его не сняли с поста. "Но эти ожидания выходят далеко за рамки косметических реформ Рауля Кастро. Эти перемены продемонстрировали всему миру абсурдность ограничений, от которых страдают кубинцы. В какой еще стране необходимо разрешение государства на покупку мобильного телефона или проживание в гостинице?"

Режим жив благодаря Уго Чавесу и его нефти

Уход Фиделя Кастро после почти 50 лет безраздельного правления внушил надежды на приход нового поколения, более прагматичного и менее озабоченного идеями антиамериканизма и революции, которой большинство кубинцев даже не видели. Очень скоро их постигло разочарование.

Рауль Кастро окружил себя министрами из поколения бойцов Сьерра-Маэстра, которыми Кастро руководил в горах на юго-востоке острова в 1957 году. Ныне эти 70-летние революционеры не выказывают ни малейшего намерения отказываться от власти. Первому заместителю Рауля, Хосе Мачадо Вентуре - 77 лет, Хосе Рамону Фернандесу - 85.

Но геронтократии надо во что бы то ни стало восстановить хромую экономику, если она хочет сохранить власть в стране, где половина населения младше 25 лет, и у этих молодых людей мало надежд на будущее, за исключением рискованного и нелегального бегства в США.

"Ирония в том, что в результате 50-летнего кастризма США превратились в мечту всех кубинцев", - усмехается Дагоберто.

Чудом пережив крах СССР и драматический экономический спад, один из последних коммунистических режимов на планете был спасен Уго Чавесом с его нефтяными дарами.

"Рауль Кастро и его министры хотят выиграть время, как все старики", - говорит кубинский интеллектуал. "Они хотят постепенно изменить экономику, - говорит европейский дипломат. - Это немного похоже на Турцию, где армия следит за сохранением наследия Ататюрка. Кубинская армия и партия хранят наследие революции Кастро и суверенитет острова".

Крупные госкомпании, контролируемые военными, пытаются перевести экономику из режима советского маразма к рентабельной деятельности.

Путешествия за границу все еще напоминают бег с препятствиями

Одна из манн Кубы - туризм, мощный источник валюты. Режим предлагает гостям тропического рая чудесные пляжи, подлатанные старые американские машины, ром и музыку. Для невнимательного туриста кубинский миф сохраняет свое очарование. Группы людей в шортах прогуливаются по улицам старой Гаваны или городской набережной Малекон, пьют мохито в барах, где сиживал Хемингуэй, натягивают на себя береты герильеро и футболки с изображением Че Гевары. Полицейские на каждой улице следят за тем, чтобы попрошайки и карманники не мешали отдыхающим.

"Это - лишь внешние декорации, - говорит Дагоберто Эрнандес. - На Кубе легко увидеть скрывающуюся за ними нищету. Стоит бросить взгляд вокруг себя - тут же увидишь, как обстоят дела на самом деле". На самом деле дома разваливаются под перекрашенными фасадами, нищета бросается в глаза, стоит отойти от туристических маршрутов. В библиотеках нет никаких книг, кроме мемуаров Че и трактатов по марксизму. Нет газет, за исключением официальных печатных органов режима - Granma, Trabajadores и Juventud Rebelde, которые более интересны своим оруэлловским настроением, чем публикуемой в них информацией.

Путешествия напоминают здесь бег с препятствиями. "Надо получить приглашение из иностранного государства, этот документ стоит 140 долларов. Потом надо за 50 долларов сделать паспорт. А затем ждать разрешения на выезд, которое стоит 150 долларов". Все эти этапы требуют терпения и выдержки, а также больших денег. Нет никакой уверенности, что разрешение в конце концов будет получено.

"Существует три сценария, - говорит Дагоберто Эрнандес. - Либо Рауль Кастро начнет настоящие структурные реформы, и страна выйдет из маразма, но для этого потребуются перемены. Либо он не решится, или не сможет, или ограничится косметическими мерами. В этом случае возникает третий сценарий - северокореизации Кубы. Этот вариант был бы самым жестоким по отношению к кубинскому народу".

Пока робкие реформы Рауля Кастро не в силах убедить кого-либо в том, что режим изменился. Несмотря на либерализацию интернета, студенты Гаванского университета в прошлом месяце узнали, что им отказано в десяти часах ежемесячного доступа, который им сначала предоставили.

Но интернет-связь отлично функционирует у спецслужб режима. Через несколько дней после выхода репортажа далеко за полночь к вам в дверь стучат люди в форме, вызывая вас в полицию для иностранцев. Там, в маленьком кабинете, подполковник задает вам вопросы, на которые у него уже есть ответы, как это принято в коммунистических системах: "Вы журналист? Мы все видели в интернете! Что вы делаете на Кубе?" Разумеется, я турист. Турист в одном из последних оруэлловских режимов планеты.

Также по теме:

На Кубе "электронная революция": снят запрет на компьютеры и DVD (La Repubblica)

Преемник Фиделя: возможны сюрпризы (Corriere della Sera)

"Карибский Робин Гуд" дотянул до пенсии (Обзор прессы)

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru