Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 июня 2008 г.

Mac | Neue Zürcher Zeitung

Грузинские предложения Абхазии - это фикция

Тбилиси настаивает на роли жертвы и не может предложить эффективных путей решения конфликта

Воинственная риторика грузинских властей в грузино-абхазском конфликте контрастирует с реальными представлениями о возможном решении. Но они отсутствуют как с грузинской и российской, так и с абхазской стороны

"Горячих голов нет ни с той, ни с другой стороны. Агрессор один. Это Россия. А еще есть Грузия, которая отстаивает свой суверенитет". Гига Бокерия, замминистра иностранных дел Грузии, до недавнего времени являвшийся одним из важнейших парламентариев из возглавляемого президентом Саакашвили Объединенного национального движения, говорит это с уверенностью в голосе, но без эмоций. Тбилиси считает себя жертвой новой эскалации конфликта вокруг провозгласившей свою независимость от Тбилиси республики Абхазия, расположенной на Черном море, и власти не страшатся громких слов и сравнений.

Защитница Россия

Во время визита министров иностранных дел Словении, Швеции, Литвы и Польши в середине мая в Тбилиси президент Саакашвили заявил о "самой агрессивной попытке с момента окончания холодной войны пересмотреть порядок в Европе и мире". И Темур Якобашвили, госминистр Грузии по вопросам реинтеграции, сравнивает политику России в Абхазии с политикой Гитлера, в рамках которой под предлогом защиты судетских немцев была оккупирована Чехословакия. "К чему это привело, мы знаем", - мрачно замечает он.

Абхазия, по крайней мере на данный момент, снова вернулась на политическую повестку дня. В выступлениях представителей абхазской стороны мало что изменилось: власти в Сухуми, которые в течение последних 14 лет выстроили государственную структуру, уже давно добиваются независимости и в первую очередь признания. Не напрямую поощряемая своим покровителем Россией, Абхазия использует косовский прецедент для отстаивания собственных интересов. Это со своей стороны служит Москве для того, чтобы укоряющим перстом указать на Запад и его якобы "двойные стандарты".

Уравнивание Москвой Косово с самыми взрывоопасными территориальными конфликтами на постсоветском пространстве, которые интересным образом назревают вне территории России, затрагивает в случае с Абхазией, да и Южной Осетией, не только утверждение, что Косово должно стать прецедентом, но и натовские амбиции Грузии. Решение Грузии ориентироваться после "бархатной революции" на Запад и в первую очередь местные регионально-политические территориально-этнические перекосы наслаиваются друг на друга. И вот с марта конфликт разгорелся с новой силой.

Намеренно болезненным толчком стало решение президента Путина сначала отменить экономические санкции, которые против Абхазии ввело СНГ, а через месяц фактически признать юридические и политические структуры самопровозглашенной республики. С точки зрения Грузии это было больше похоже на недружественный жест: на агрессию - говорят одни, квазианнексию грузинской территории - говорят другие. Во второй половине апреля конфронтация обострилась настолько сильно, что ведущие грузинские политики - и прежде всего Якобашвили - предрекали реальную угрозу войны. Имелся в виду не вооруженный конфликт между Грузией и Абхазией, а между Грузией и Россией.

Обострение военной напряженности было вызвано после того, как над абхазской территорией 20 апреля был сбит грузинский беспилотный самолет-разведчик, в чем Тбилиси на основании видеозаписи обвинил Россию, а также после предпринятого Россией в одностороннем порядке усиления присутствия "миротворцев" СНГ на грузино-абхазской границе.

Спор вокруг "миротворческого контингента"

Абхазская драма - это забытый конфликт, но не потому, что в годы вооруженного конфликта 1992-1993 годов он лишь изредка попадал на первые полосы изданий. Запад и ООН никогда по-настоящему не интересовались этой запутанной историей, и таким образом многие факты не могут быть сокрыты. Недавнее сближение с Абхазией Россия аргументировала обязательствами по защите своих граждан. И в самом деле, на сегодняшний день большинство граждан страны - вплоть до высшего руководства - имеет российские паспорта. Москва хладнокровно использует это в своих интересах и в качестве предлога.

В отличие от ооновского протектората Косово после абхазской войны никого не беспокоили совершаемые с обеих сторон преступления, и в том числе отсутствие гражданства у абхазов. И только Россия, после военного вмешательства которой в грузино-абхазский конфликт стало возможным фактическое отделение территории Абхазии, предложила свою помощь. А поскольку никто не хотел разгребать жар своими руками, Запад был даже рад, что российские миротворцы будут гарантировать соблюдение условий перемирия 1994 года. Ооновская миссия должна была взять на себя подобные функции, потому как Россия - по справедливому замечанию Грузии - не является в этом конфликте беспристрастной стороной.

В этой связи Грузия с возрастающей силой настаивает на новом составе миротворческого контингента. Европейские полицейские должны взять на себя контроль пограничного района вдоль реки Ингури, предложил президент Саакашвили, а Гига Бокерия, замминистра иностранных дел, заявил во время беседы в Тбилиси, что российские "миротворцы" сами себя лишили власти. Увеличение контингента требует согласия и грузинской стороны, а Тбилиси даже не спросили. Вполне возможно, что Тбилиси выйдет из соглашения с Москвой от 1994 года, которое регулирует условия перемирия. Грузия признает роль России в конфликте. Но сейчас необходима некоторая корректировка курса Москвы. Министр Якобашвили утверждает, что русские перенесли в зону конфликта тяжелое вооружение, такое как гаубицы. Миротворцам подобное оружие ни к чему. Но доказать это обвинение никто не может.

Ошибки Грузии

Ясно то, что обе стороны играют с огнем, даже если и те и другие считают себя жертвами. Полеты грузинских беспилотных самолетов-разведчиков по ту сторону от демаркационной линии не являются - как неустанно повторяет Тбилиси - правомерным патрулированием территории, принадлежащей до сих пор Грузии, а становится явным нарушением московского соглашения. Но при этом поражение беспилотного самолета огнем тоже его нарушает. Если ООН поддерживает только грузинскую версию инцидента от 20 апреля - согласно итогам следственной работы грузинский беспилотный самолет-разведчик был сбит российским истребителем - это не будет означать деэскалации в зоне конфликта: Грузия видит подтверждение своей роли жертвы, а с России срывается маска как с основного из действующих лиц этой политической акции.

Эта роль жертвы мешает пересмотру собственной позиции в отношениях с Абхазией. В грузинском обществе бытуют разные мнения относительно истоков конфликта и необходимости признавать собственные ошибки. Одна гражданская инициатива взяла название "Прощение", а умеренное крыло оппозиции настроено самокритично. "Мы признаем, что именно мы начали ту войну", - говорит Давид Зурабишвили, бывший член Республиканской партии. Но ее программа по решению конфликта звучит так же, как и программа власти: прямые переговоры с абхазами, исключение из переговорного процесса русских, предложение по созданию "широкой автономии" для Абхазии внутри Грузии. В таком же ключе говорят и Бокерия с Якобашвили, которые уверяют, что с абхазами можно сесть за стол переговоров. Недавняя мирная инициатива президента, которая предусматривает широкую автономию для Абхазии внутри федеративного государства, а также не предусмотренный пока конституцией пост вице-премьера, идет в этом же направлении.

Но дело в том, что все это лишь фикция. В 1992 году Абхазия добивалась широкой автономии с правом иметь собственный бюджет. Однако в разгар переговоров в республику вторглись боевики из так называемых войск Госсовета Грузии, что вызвало волну убийств и изгнаний с обеих сторон. Сотни тысяч человек потеряли родину, десятки тысяч до сих пор остаются беженцами. Жестокие преступления совершались обеими сторонами. В этом конфликте вокруг одного из самых прекрасных уголков бывшего Советского Союза нет однозначно "плохих" и "хороших". Грузия не откажется от Абхазии. Абхазия же даже не рассматривает возможность возвращения в состав Грузии. И ни в одном из этих случаев судьба беженцев не была бы решена.

Вопрос о вступлении в НАТО

Так, верхняя часть Кодорского ущелья становится убежищем абхазов, сторонников Тбилиси. "Право на нашей стороне", - говорит Каха Акишбая, глава правительства Абхазской автономной республики, состоящей из одного поселения в Верхней Абхазии, части Кодорского ущелья, которая открывается до Черного моря в направлении Сухуми. "Не может быть, чтобы абсолютное меньшинство добилось бы независимости против воли большинства". Другими словами: если вернутся все беженцы, то желающие независимости снова окажутся в меньшинстве. Представители небольшого абхазского этноса являются незначительным меньшинством.

Грузия ожидает от Запада конкретных шагов, направленных против того, что она называет "российской агрессией". Однако скорее парадоксально выглядит тот факт, что власти Грузии хотят выставить обострение конфликта как доказательство срочной необходимости вступления в НАТО. Нерешенные конфликты становятся для Грузии скорее препятствием на пути туда. В дебрях пропаганды и контрпропаганды на фоне обоюдной инструментализации весьма взрывоопасной ситуации очень просто в зависимости от точки зрения интерпретировать решения западных стран то как нерешительность, то как провокацию. Однако это мало что меняет в ситуации как таковой, а также в умах людей.

Также по теме:

Вмешаться в ситуацию в Грузии или способствовать развязыванию войны (The Financial Times)

Абхазия и "задиристые" русские (Обзор прессы)

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru