Архив
Поиск
Press digest
18 июня 2021 г.
3 июня 2021 г.

Лео Видаль-Жиро | Libération

Владимир Путин или политика выжженной земли

"За три месяца до парламентских выборов в России усиливаются репрессии против всего, что близко или отдаленно напоминает умеренную или жесткую оппозицию партии Владимира Путина", - пишет корреспондент Liberation в Москве Лео Видаль-Жиро.

"(...) Бывшего российского депутата и ведущего члена антикремлевской оппозиции Дмитрия Гудкова арестовали и заключили под стражу на два месяца. (...) Это второй арест за три дня: 31 мая Андрей Пивоваров, бывший директор "Открытой России", неправительственной организации, финансируемой живущим в изгнании оппозиционером Михаилом Ходорковским, был арестован в Санкт-Петербурге незадолго до вылета своего самолета в Варшаву", - говорится в статье.

"(...) Дмитрий Гудков - умеренный политик. Он был членом партий "Справедливая Россия" и "Яблоко", двух так называемых "системных" партий, то есть допущенных государством к участию в российской политической игре, - указывает автор статьи. - Обозреватель Олег Кашин в анализе, опубликованном на сайте Republic, пишет о том, что Дмитрия Гудкова никогда не объявляли врагом государства. Наоборот, он всегда был на грани того, что Кремль считает приемлемой оппозицией. С точки зрения какого-нибудь навальниста, в последние годы он считался подозрительным, скомпрометированным, почти прокремлевским".

"(...) Сигнал тревожный: круг репрессий теперь расширяется далеко за пределы сторонников и организации Алексея Навального. (...) Приближение парламентских выборов, назначенных на 19 сентября, судя по всему, побудило Кремль "зачистить" любую оппозицию, которая неподконтрольна и не одобрена. (...) После уничтожения двух крупных оппозиционных сетей и резерва активистов, коими являлись "Открытая Россия" и сети Алексея Навального, пришло время нейтрализовать любое лицо или организацию, которые в последние годы проявили хотя бы какие-то симпатии к несистемной оппозиции", - указывает журналист.

"Территория подавления радикально расширяется, а мишенями становится все, что воспринимается властью как форма антирежимного поведения, индивидуального или институционального. Антирежимное поведение не имеет организации, лидеров, полноценной координации, но может быть классифицировано в трех основных формах. Первая - публичная критика: посты, лайки, ретвиты, критика, и это относится как к обычным людям, так и к СМИ, журналистам, экспертам, деятелям культуры, ну и, конечно, к политикам и правозащитникам. Вторая - протестное политическое участие: в акциях протеста и любых акциях и мероприятиях антирежимных оппозиционеров. Ну и третья, пожалуй, самая страшная - непризнание определенного набора "политических ценностей": "оскорбление" ветеранов, "неуважение власти" (власть сама себя сделала "духовной скрепой"), сравнение СССР с нацистской Германией. Таким образом, вся политика российского государства по подавлению внесистемной оппозиции теперь трансформируется в масштабную, всеохватывающую, как правило, деперсонифицированную кампанию против всех форм проявления антирежимных настроений", - отмечает политолог Татьяна Становая, цитируемая российской прессой.

"Цель, видимо, состоит в том, чтобы удостовериться, что запланированная широкая поддержка партии Владимира Путина "Единая Россия" на сентябрьских выборах не сможет быть сорвана последним оружием оппонентов Кремля, "умным голосованием", которое призывает их сторонников массово и согласованно концентрировать свои голоса в пользу кандидата, занимающего наилучшую позицию для того, чтобы опередить кандидата от "Единой России". Метод оказался очень эффективным, за последние годы он уже изменил ход нескольких местных выборов. Но если заключить в тюрьму всех потенциальных кандидатов, то даже "умному голосованию" будет некого поддерживать", - резюмирует Лео Видаль-Жиро.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru