Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 марта 2008 г.

Эдвард Лукас | The Telegraph

Есть ли надежда, что при Медведеве Россию ждут реформы?

Называть это выборами значит нанести оскорбление странам, в которых проводятся настоящие выборы. Результат состоявшегося вчера в России политического события, в ходе которого компаньон Владимира Путина по юридической скамье Дмитрий Медведев с легкостью победил номинально оппозиционных кандидатов, был предсказуем, но ясности не внес. Все знали, кто победит, но никто не знает, что это значит.

Потому что российская политическая система не просто делает невозможным настоящее соревнование; она к тому же практически закрыта для стороннего наблюдателя.

Мы вернулись в эпоху кремленологии, когда специалисты-советологи подвергали тщательному анализу каждую мелочь из публикаций "Правды" - в надежде найти там слабый отблеск борьбы за власть, которая шла в Политбюро КПСС.

Несмотря на все свои недостатки, политическая система при Борисе Ельцине была открытой и непредсказуемой. Подвергнут ли президента процедуре импичмента? Позвоните могущественному российскому политику или одному из ведущих магнатов - и узнаете.

Теперь все по-другому. Искусство кремленологии, необходимость в котором, как казалось всего несколько лет назад, отпала, снова в моде. Россияне, равно как и сторонние наблюдатели, вынуждены гадать на кофейной гуще.

Следует ли нам воспринимать реформистскую риторику Дмитрия Медведева всерьез? Если он искренен, имеет ли он шанс воплотить ее в жизнь? Останется ли истинная власть у Путина, или он разделит ее с Медведевым? И если да, то будет ли этот дуумвират, первый в истории России, стабилен?

На том основании, что Медведев любит рок-музыку и интернет, нас убеждают, что он - прозападный либерал. Возможно, так и есть. Но возможно и то, что он фаворит бывших кагэбэшников, которые в 1999 году захватили власть в России, а теперь хотят обеспечить системе, которая сделала их мультимиллиардерами, привлекательный фасад.

Быть может, не стоит пытаться с помощью умозрительного аналога каменного топора пробиваться сквозь джунгли российской политики - лучше помыслить кинематографическими категориями. Тогда главный вопрос будет звучать следующим образом: что нам показывают - "Касабланку" или "Унесенные ветром"?

Если второе, то вчерашние выборы предстают частью тщательно срежиссированной мелодрамы, причем зрители, возможно, в напряжении ждут развязки, но актеры-то уже знают, чем все кончится. Путин в соответствии с российской конституцией педантично ограничил себя двумя последовательными президентскими сроками, но стремится реализовать другие возможности, главным образом - скорое возвращение к власти, которое состоится через несколько месяцев или лет.

Конечно, есть в этом сценарии и множество других сюжетных линий с неясным концом. Молодой Медведев елейными речами восстановит имидж России на международной арене, который был подпорчен агрессивной риторикой последних лет.

Запутанные хитросплетения власти, денег и личных симпатий, на которых держится Россия, могут деформироваться, но их нельзя разорвать. Во главе страны останутся боссы спецслужб. Они будут, как и раньше, давить проявления общественного протеста и наносить беспорядочные удары по реформам.

И "киноманы", предвкушающие новую встречу со своими любимыми персонажами, толпами повалят на сиквел. В главной роли будет человек, которому Медведев преданно служил на протяжении 6 лет, - Путин. "По настоятельному требованию общественности" он "в последний раз выйдет на бис".

Как это часто случалось в последние 8 лет, попирая дух закона, правители России всегда будут держать наготове доказательства своей приверженности его букве и свидетельства собственной политической благопристойности.

Ни в коем случае нельзя доверять российскому народу право настоящего выбора между настоящими кандидатами на свободных выборах. Наоборот, процедура должна быть тщательно проработана режиссером и прописана. Развязка будет предельно проста: "Демократия, моя дорогая? Откровенно говоря, меня это совершенно не интересует".

Но только представьте себе, что эта политическая эпопея является не реализацией обстоятельно проработанной схемы, а плодом поспешной импровизации - в стиле "Касабланки", где Хэмпри Богарт (Рик) и Пол Хайнрид (Виктор Ласло) большую часть съемочного периода понятия не имели, кто из них в итоге окажется в аэропорту в объятиях Ингрид Бергман (Ильзы).

В этом прочтении избрание Медведева было отчаянным спонтанным шагом, результатом вышедшей из-под контроля войны кремлевских кланов. Его выдвижение может стать проблеском надежды для опальных сторонников экономических реформ из российского правительства. Более того, этот шаг может означать вытеснение некомпетентных бывших шпионов, которые оккупировали руководящие посты в политике и экономике.

Это действительно стало бы началом прекрасной дружбы.

Эдвард Лукас - бывший глава московского бюро журнала "The Economist" и автор вышедшей в издательстве Bloomsbury книги "Новая холодная война: Как Кремль угрожает России и Западу" ("The New Cold War: how the Kremlin menaces Russia and the West")

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru