Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 марта 2008 г.

Питер Бейкер | The Washington Post

Российско-американские отношения на фоне передачи власти остаются прохладными

Почти два года тому назад президент Буш решил начать новую эру сотрудничества с Россией по ядерным вопросам в гражданской сфере. Правительства двух стран выработали соглашение, которое было парафировано всего за несколько дней до того, как президенты отправились на рыбалку в семейном поместье Бушей в Кеннебанкпорте (штат Мэн).

Но с тех пор прошло восемь месяцев, а парафированное соглашение по-прежнему остается без итоговых подписей. Когда в феврале в Вашингтон прибыл высокопоставленный российский чиновник, многие думали, что состоится церемония подписания, но в администрации Буша он получил от ворот поворот. Теперь процесс одобрения ядерного пакта, когда-то ставшего символом российско-американского сближения, заглох посреди идущей в Вашингтоне тихой полемики по вопросу о том, стоит ли доверять Москве.

Отношения между Россией и США вошли в период застоя: Буш и его потенциальные преемники пытаются придумать, как им быть с новым российским руководством и как ослабить растущее напряжение. На прошедших в воскресенье выборах россияне одобрили кандидатуру избранного Путиным наследника Дмитрия Медведева. Впрочем, Путин, по крайней мере, в каком-то смысле, планирует остаться у власти на посту премьер-министра.

Отчужденность вашингтонского руководства от Кремля стала очевидна на прошлой неделе, когда и Буш, и оба демократических кандидата на пост президента выразили неуверенность в новом российском лидере. Когда сенатора от штата Нью-Йорк Хиллари Родэм Клинтон попросили назвать его имя, она не справилась с произношением. "Э-э-э, Мед-Медведова - какая разница", - заключила она, исказив фамилию нового президента таким образом, что для русского уха она звучит как женская.

На следующий день Буш фамилию приветил, но, как он сам заметил, не больше. "Я ведь мало что знаю о Медведеве, - сказал он на пресс-конференции. - Например, интересно будет посмотреть, кто приедет - кто будет представлять Россию на заседании "большой восьмерки"... Я думаю, это поможет понять, каким образом Россия намерена выстраивать свою внешнюю политику после окончания президентского срока Владимира Путина. А пока я ответить на этот вопрос не могу".

В обеих странах передача власти разворачивается на фоне углубляющегося взаимного недоверия. Россия выразила возмущение, когда Вашингтон две недели назад признал независимость Косово и когда Буш встречался с премьер-министром Чехии, чтобы обсудить установку на территории этой восточноевропейской страны элементов американской ПРО.

Россия расширяет зону своего военно-политического влияния, проводя в отдаленных регионах воздушные и морские операции. Две недели назад в Тихом океане два российских бомбардировщика пролетели на бреющем полете над американским кораблем "Нимитц", вынудив американские истребители подняться на перехват. Официальные лица США сообщают, что с июля минувшего года у берегов Аляски было зафиксировано 8 подобных случаев.

Перспектива вступления бывших советских республик - Украины и Грузии - в НАТО недавно так сильно разозлила Путина, что он пригрозил перенаправить ядерные ракеты на Киев, столицу Украины, если та войдет в западный военный альянс. Со стороны госсекретаря Кондолизы Райс последовал неожиданно жесткий ответ. Она заявила, что "поступающие из Москвы предосудительные высказывания недопустимы".

В последний год своего президентства Буш не оставил попыток наладить сотрудничество с Россией. В январе он встречался в Белом доме с рядом видных американских и российских деятелей во главе с бывшим премьер-министром Евгением Примаковым и бывшим госсекретарем Генри Киссинджером, которые пытаются преодолеть расхождения между двумя столицами. В апреле Буш намерен встретиться с Путиным в Бухаресте (Румыния) - на первом за 6 лет саммите НАТО, который посетит российский лидер.

"Кто бы ни стал моим преемником, я хочу постараться сделать так, чтобы он мог вести дела с любым, кто будет определять внешнюю политику России. Это в интересах государства, - сказал Буш. - Это не значит, что мы обязательно должны сходиться во мнениях. Я, разумеется, имею в виду, что мы не достигли соглашения по Косово. Будут и другие вопросы, на которые у нас будут разные точки зрения. И все же государство заинтересовано в том, чтобы были налажены взаимоотношения двух лидеров, а лучше и нечто большее".

Но шансов на то, что какой-то прогресс будет достигнут еще при Буше, становится все меньше. Американские официальные лица по-прежнему раздосадованы отказом России поддержать ужесточение санкций против Ирана - за то, что эта страна, вопреки требованиям Совбеза ООН, продолжает обогащение урана. Русские по-прежнему раздосадованы твердостью Буша в вопросе о размещении элементов ПРО в Польше и Чехии и тем, что из прошлогоднего альтернативного предложения Путина о сотрудничестве в сфере создания оборонной системы ничего не вышло.

Многие российские эксперты прогнозируют, что Медведев, если он после своей инаугурации в мае действительно будет представлять Россию на заседаниях "большой восьмерки" или других международных форумах, отмахнется от Буша - так же, как Путин в 2000 году, вскоре после своего избрания, отмахнулся от Билла Клинтона в последние годы его пребывания у власти. Клинтон потом жаловался, что к нему отнеслись с пренебрежением, и российско-американские отношения в целом ухудшились, пока в июне 2001 года не состоялась первая встреча Путина с Бушем.

"Будь вы Дмитрием Медведевым, как вы думаете, какие взаимоотношения вам имело бы смысл установить с Джорджем Бушем? - спрашивает Стивен Сестанович, при Клинтоне работавший американским послом в нескольких республиках бывшего Советского Союза. - Дело не только в том, что он готовится к работе со следующим президентом. Дело еще и в том, что взаимоотношения настолько лишились воодушевления и содержательности, что для того, чтобы сделать их осмысленными, придется искать новые пути".

Все три основных кандидата в президенты США выступают с жесткими высказываниями в адрес России и критикуют Буша за то, что он столь мягко ведет себя с Путиным, который сконцентрировал власть в своих руках и растоптал внутреннюю оппозицию. Сенатор от Аризоны Джон Маккейн высказался за то, чтобы исключить Россию из "большой восьмерки", в то время как Хиллари Клинтон и сенатор от Иллинойса Барак Обама не стали заходить так далеко в своих высказываниях.

Ядерное соглашение являет собой характерный пример мытарств людей, которые пытаются обрести те воодушевление и содержательность, которые, по словам Сестановича, отсутствуют. Во время визита в Санкт-Петербург в июле 2005 года Буш заявил, что решил дать согласие на расширение российско-американского ядерного сотрудничества в гражданской сфере - впервые за десятки лет двухпартийной внешней политики. После этого начались двусторонние переговоры для выработки необходимого по американским законам официального пакта, известного как "соглашение 123".

Данное соглашение позволяло бы России ввозить на свою территорию и хранить тысячи тонн отработанного ядерного топлива со снабжаемых США реакторов по всему миру, что стало бы для Москвы прибыльным делом. В Белом доме надеялись использовать это соглашение для того, чтобы добиться от России более активного сотрудничества по Ирану и поддержки плана Буша по распространению гражданской атомной энергии в страны, в которых существует дефицит энергоресурсов (они могли бы отправлять отработанное радиоактивное сырье в Россию).

На выработку соглашения ушел год. Высокопоставленные российские и американские чиновники парафировали его незадолго до визита Путина в Кеннебанкпорт, который состоялся в июле минувшего года. Официальные лица приветствовали этот документ как показатель того, что две стороны, несмотря на существующие между ними разногласия, все равно могут сотрудничать. Но окончательное оформление этого соглашения стало настоящим испытанием, поскольку оно предполагает официальную санкцию США на связи России с Ираном. Критики полагают, что начинать сотрудничество по ядерным вопросам с Москвой было бы безрассудством, если учесть историю поддержки Россией гражданской ядерной программы Ирана.

Американские чиновники полагали, что им удалось уладить оставшиеся вопросы, и в прошлом месяце в Вашингтон отправился бывший премьер-министр России, а теперь ответственный за данное соглашение Сергей Кириенко. Но под давлением скептически настроенных членов Конгресса еще до того, как Кириенко прибыл в США, представители администрации заявили, что документ не готов. В итоге Кириенко подписал менее значимый договор по урану.

"Рассматривая "соглашение 123" как своего рода незаслуженный "подарок" непослушной России, Конгресс загоняет в тупик сотрудничество с Россией по вопросам ядерной энергии, в котором заинтересованы прежде всего США, - говорит Роуз Готемеллер, в прошлом сотрудница министерства энергетики США. Теперь она возглавляет Московский центр Карнеги, исследовательский институт. - Я понимаю, что на данный момент динамика оставляет желать лучшего... Но у нас остается все меньше времени до конца полномочий нынешней администрации".

Высокопоставленный американский чиновник, который просил не называть его имени, сообщил, что в Белом доме не оставляют надежды заключить соглашение, но ждут дополнительной информации из Москвы. "Мы определенно хотим рано или поздно покончить с этим, - сказал чиновник. - Многое будет зависеть от того, какова будет ответная реакция".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru