Архив
Поиск
Press digest
11 мая 2021 г.
3 мая 2005 г.

Фрэнк Браун | Newsweek

Как столковаться с Россией?

Страна охвачена непонятной шизофренией, власть Путина слабеет, и возникают новые угрозы

Мировые лидеры в количестве 53 человек - с примечательными включениями и исключениями - на будущей неделе съедутся в Москву, чтобы отметить звездный час России, победу над фашистской Германией, одержанную 60 лет назад. Причина торжеств ясна, намерения хозяина, Владимира Путина, далеко не так очевидны.

Путин - прозападный, смотрящий в будущее президент, который порой кажется крепко увязшим в прошедшей эпохе холодной войны. На прошлой неделе, в ежегодном послании Федеральному собранию, он назвал распад тоталитарного СССР "величайшей геополитической катастрофой XX века". За несколько минут до этого он говорил о превращении России в "свободную, демократическую страну".

Среди тех, кто будет 9 мая смотреть военный парад в советском стиле на Красной площади, окажутся друг Путина Джордж Буш, равно как и его ближайший союзник, президент Белоруссии Александр Лукашенко, которого Вашингтон называет последним диктатором Европы. Неудивительно, что Россия сегодня напоминает рехнувшегося соседа, у которого прогрессирует раздвоение личности, и мир не знает, как на это реагировать.

Шизофрения кажется опасной. Окружение России - иначе говоря, постсоветское пространство - уже десятилетие не было таким взрывоопасным. В самой России реальная власть Кремля сомнительна. Год назад россияне говорили об "атмосфере страха", когда Путин распространил свои полномочия на все сферы жизни. Сегодня, утверждает бывший высокопоставленный американский чиновник, страх сохраняется, но боится уже сам Путин.

"У меня было впечатление, что Путин сильный лидер, может быть, даже чересчур сильный, - говорит другой представитель американского правительства, который на прошлой неделе побывал в Москве и провел ряд встреч на высоком уровне. - Но теперь я пришел к выводу, что он слаб. Для США лучше, если в России сильный лидер, даже если он движется в неверном направлении".

Что же происходит и куда в действительности ведут Россию? Пессимисты предупреждают о нефтяном государстве сталинистского толка. Оптимисты до сих пор мечтают о демократии западного образца с диверсифицированной экономикой. Все сходятся на том, что порождает недоумение зачастую сам Путин. Посмотрите на недавнее послание парламенту. Обычно это важное событие. Бюрократы внимательно слушают приказ на марш. Олигархи и иностранные инвесторы вылавливают в речи хорошие и плохие новости. Мировые биржи поднимаются или падают. Но в этом году, на шестой год пребывания Путина у власти, этого не произошло.

"Выступление Путина было очень либеральным. Он говорил о свободе, демократии, налоговой амнистии, но после его речи биржа падала три дня подряд", - отмечает независимый парламентарий Владимир Рыжков. Почему? Потому что никто ему не поверил. Ни бизнесмены, ни политики, ни российские элиты, ни простые люди - никто не принял рыночно-демократическую риторику Путина всерьез. Все это свидетельствует о новом, удивительном факте, касающемся сегодняшней России. Как выразился один из бывших послов, "Вашингтон и все остальные сходятся на том, что Путин выдохся".

В политическом смысле Кремль дал течь. В последнее время в стране проходят акции протеста. В них участвуют пенсионеры, которые не могут свести концы с концами, студенты, недовольные предложениями отменить отсрочки от призыва, матери, уставшие от бесконечной войны в Чечне. В последние недели бунт потряс пропутинскую партию "Единая Россия", контролирующую нижнюю палату парламента.

На международной арене Путин, похоже, примирился со скромной ролью России, которая без большого шума просто убрала препятствия к использованию НАТО российского воздушного пространства и официально признала право Украины на членство в альянсе, что казалось немыслимым еще год назад. Нельзя сказать, что Россия время от времени не выступает в роли непослушного мальчишки. Достаточно вспомнить ядерную помощь Ирану и продажу ракет Сирии.

Кое-кого это противоречивые сигналы приводят к мысли, что Россия сползает в биполярность. Другим они кажутся обнадеживающей и даже здоровой исторической эволюцией. "Каждый российский правитель после Сталина был менее могущественным, чем его предшественник, - говорит Дмитрий Тренин из Московского центра Карнеги. - Путин сегодня слабее Ельцина, и это хорошо". Слабость лидера, поясняет Тренин, подразумевает увеличение свободы. Увеличение свободы дает лучшие шансы на то, что демократия пустит корни. Именно это, по мнению оптимистов, и происходит, особенно в российских провинциях.

Забудьте на время шаги, предпринятые Путиным за прошедший год: отмену губернаторских выборов, изменение избирательного законодательства, исключающее участие в выборах низовых оппозиционных движений, - и посмотрите на политическую реальность, говорят люди вроде Валерия Зубова, уважаемого парламентария, который в апреле вышел из "Единой России", чтобы вступить в маленькую новую Либеральную партию России. Московские СМИ, контролируемые Кремлем, старательно обошли его уход молчанием, но избиратели Сибири, от которой баллотировался Зубов, узнали об этом из местных изданий. Недовольство Москвой нарастает, говорит он. Люди считают, что их лишили избирательных прав, как будто московские элиты заботятся только о себе, а не о народе.

Усилив всеобщее недоумение, Путин недавно пообещал дать больше эфирного времени оппозиционным партиям, что само по себе является заявлением, свидетельствующим об отсутствии свободы прессы. Но одновременно правительство жестокими методами затыкает рот таким маргинальным политическим организациям, как национал-большевики, молодежное движение, которое привлекает к себе внимание экстравагантными выходками, например бросая в министров помидорами, а потом завоевывает сочувствие в обществе, так как власти сурово наказывают юных правонарушителей, раздавая им тюремные сроки.

Чувствуя возбуждение в молодежной среде и памятуя о роли, которую студенты сыграли в "оранжевой революции" на Украине, Кремль в этом году создал собственное молодежное движение "Наши". Как минимум в одном крупном городе, Нижнем Новгороде, "Нашим" выдают форму и дубинки, их обучает милиция. "Они напуганы, - говорит московский консультант о политтехнологах, с которыми он работает. - То, что произошло на Украине, может произойти и здесь".

Российское раздвоение личности ярче всего проявляется в бизнесе, где символом шизофрении стала фактическая экспроприация ЮКОСа. На прошлой неделе московский суд неожиданно отложил вынесение приговора основателю компании Михаилу Ходорковскому - предположительно ради того, чтобы не провоцировать критику за рубежом в момент московских торжеств 9 мая. К сожалению для России, история с ЮКОСом выходит за рамки концерна и отклика на "дело ЮКОСа" в мире. Хищная бюрократия восприняла его как разрешение на преследование компаний - крупных и мелких, международных и российских - и, похоже, вышла из-под контроля.

Кое-кому времена "дикого Востока", когда мафия контролировала бизнес, кажутся спокойными в сравнении с нынешними. "С бандитами было легче, - говорит Андрей Милованов, владелец московского цементного завода, который рискует потерять его из-за налоговиков. - Гораздо хуже, когда сама бюрократия становится организованной преступностью".

Путин явно обеспокоен, говорит западный финансист, имеющий связи в Кремле, ссылаясь на декабрьский случай, когда налоговики предъявили телекоммуникационному гиганту "Вымпелком" претензии за предыдущие годы на сумму 158 млн долларов. После того как российская биржа потеряла 10% своей стоимости, разгневанный Путин, по словам финансиста, позвонил налоговикам, и они уменьшили сумму до 18 млн долларов. На прошлой неделе Путин вернулся к этому вопросу и подверг критике чиновников, "терроризирующих" бизнесменов, а некоторых обвинил в рэкете.

В такой ситуации приготовления России к 9 Мая выглядят сюрреалистичными. Торжества только подчеркивают реальность потери Россией имперских владений и статуса сверхдержавы. Как и Путин, простые россияне недовольны утратой российского влияния в странах, где оно воспринималось как данность. Нового президента Украины Виктора Ющенко не будет. Не будет и президента Грузии Михаила Саакашвили, если не удастся добиться прогресса с выводом из страны двух российских военных баз.

Не приедут лидеры двух стран Балтии, отчасти потому, что победой СССР во Второй мировой войне ознаменовалось начало "оккупации" - термин, вызывающий негодование Москвы. Что до президента Буша, то он, похоже, одобряет все это, поскольку его визит в Москву обрамляют поездки в Грузию и Латвию.

"Буш становится двуличным, он ведет себя не как партнер, - считает отставной полковник российской армии Виктор Баранец, военный аналитик газеты "Комсомольская правда". - Это равноценно тому, что мы пригласили бы Усаму бен Ладена на соседнюю с Бушем трибуну".

По словам дипломатов, в последний год в Вашингтоне и европейских столицах усиливалось ощущение, что в России что-то идет не так. Но что именно и как себя с этим вести, неясно. Канцлер Германии Герхард Шредер, чьей стране Россия обеспечивает треть ее энергетических потребностей, редко затрагивает с Путиным неприятные темы и публично называет его "тотальным демократом". Взамен Германия пользуется в Кремле статусом страны-любимчика. Франция придерживается примерно такой же стратегии.

Что касается США, американские источники сообщили Newsweek, что подталкивание Путина к демократии менее приоритетно, чем сотрудничество с ним по проблемам Ирана и Северной Кореи. Некоторые советники Белого дома полагают, что отход России от демократии не так драматичен, как кажется, особенно по сравнению с избранием Бориса Ельцина в 1996 году. Общая стратегия Буша заключается в том, чтобы каналы связи оставались открытыми, в том, чтобы "вовлекать, а не изолировать", говорит источник в Госдепартаменте. Это означает сохранение нынешней модели до появления нового лидера через два года.

Выбор верного дипломатического пути осложняется тем, что Россия и регион быстро меняются. После свержения трех промосковских режимов на протяжении последних 17 месяцев Кремль имеет дело с совсем другим бывшим СССР. Планы создания "единого экономического пространства", конкурирующего с ЕС, похоронены. Любые попытки распространить российскую военную мощь на так называемое ближнее зарубежье сведены на нет.

Когда в марте началась "революция тюльпанов" в Киргизии, никто не говорил о том, что Россия может восстановить порядок в Бишкеке; у Москвы просто не было обученных и экипированных войск. В результате образовался опасный вакуум власти, особенно в Центральной Азии, где соседний с Киргизией Узбекистан может стать катастрофой региональной безопасности. К концу года ситуация ухудшится, так как с застав уйдут 11,5 тыс. российских солдат, охраняющих таджикско-афганскую границу, через которую осуществляется контрабанда героина на западные рынки.

"Меня пугает то, что происходит в бывшем СССР, мировые державы заботятся только о себе и не думают об общих проблемах", - говорит Ольга Потемкина из Института Европы Российской академии наук.

Сам Путин почти смирился со слабостью России, с уменьшением ее влияния в разных сферах. Парадоксально, но в российском военном истеблишменте о НАТО говорят как о возможном решении. "Новое поколение военных лидеров благосклонно относится к НАТО. Они понимают, что это хорошо для России", - говорит отставной генерал Виктор Есин, бывший командующий стратегическими ракетными войсками.

Это свидетельствует об удивительной открытости военных, долго сопротивлявшихся сотрудничеству с Западом, равно как и об отсутствии веры в российских лидеров. В ходе опроса, проведенного министерством обороны в начале этого года, выяснилось, что 80% офицеров не одобряют политику правительства и лишь 17% доверяют Путину. Эти признаки не могут не тревожить бывшего полковника КГБ.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru