Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 ноября 2004 г.

Патрик Жарро | Le Monde

Джордж Буш - человек, который не сомневается

8 октября во время вторых теледебатов между действующим президентом и его соперником в Сент-Луисе одна из избирательниц спросила Буша: может ли он из тысяч принятых им решений назвать три, оказавшиеся неправильными. Буш ответил, что в ключевых вопросах он не ошибался, но потом признал, что допустил "кое-какие ошибки" в подборе кадров.

Казалось, президент был озадачен этим вопросом, хотя в нем не было ничего неожиданного. Ему его уже один раз задавали, хотя и в других выражениях, на его последней пресс-конференции 13 апреля. Сначала он тянул с ответом. Но в конце концов сдался: "Я уверен, что под таким нажимом припомню что-нибудь подобное, но пока не могу". MoveOn.org, ассоциация, которая вела кампанию против действующего президента, сделала из этой фразы телевизионный ролик.

Иногда Буш выглядит скромным человеком, но у него нет ошибок, за которые он мог бы себя упрекнуть. Ну не может он их у себя найти, и все. Лишь один раз, в конце августа, в интервью New York Times он признал, что "ошибся в расчете", оценивая ситуацию в Ираке после свержения Саддама Хусейна. Но это была ложная тревога. В действительности он хотел скзать, что "стремительная победа" американских войск в апреле 2003 года имела непредвиденные последствия. Иначе говоря, все произошло слишком хорошо. Будь то знаменитый меморандум ЦРУ под заголовком "Бен Ладен готов нанести удары по США" или история о пропаже 300 тонн бесхозной взрывчатки со склада под Багдадом - Джордж Буш считает, что он не совершил ни единой ошибки.

Эта постоянная уверенность в своей правоте даже напугала некоторых самых рьяных приверженцев Буша. 19 октября Пэт Робертсон, телеевангелист и основатель "Христианской коалиции", рассказал СNN, что незадолго до начала войны в Ираке президент в ответ на его предостережения заверил его: американские войска не понесут "никаких потерь". Сам Буш никак не отреагировал на это заявление баптистского проповедника. Его сотрудники сказали, что президент таких слов не говорил (версия Карла Роува, стратега Джорджа Буша, утверждавшего, что он лично присутствовал при разговоре) или что пастор его неправильно понял (версия Карен Хьюз, советницы Буша). Но Пэт Робертсон настаивает на своей версии разговора.

12 октября в передаче Frontline на канале PBS выступил Боб Вудворд, который в декабре 2003 года, работая над своей книгой "План атаки", посвященной иракской войне), задал много вопросов Джорджу Бушу. Вудворд привел следующий диалог. "У вас есть сомнения?" - спросил он президента, после чего зачитал ему заявление Тони Блэра о том, что ему приходят письма от родителей, упрекающих его в гибели своих сыновей в Ираке.

"Получая такие письма, невозможно не испытывать сомнений", - сказал британский премьер-министр. Боб Вудворд думал, что Буш ответит примерно такой фразой: "Что ж, Блэр прав". Но не тут-то было. "Он вспыхнул и сказал: "Никаких сомнений. У меня нет сомнений", - рассказал журналист.

Джордж Буш достиг вершины своей популярности после терактов 11 сентября 2001 года отчасти потому, что его сограждане узнавали в нем себя. Как и он, они были шокированы этими терактами, жестокостью, с которой они раньше никогда не сталкивались и которая свидетельствовала о безграничной ненависти к ним.

Когда 13 сентября он чуть не плакал в Овальном кабинете, разговаривая перед телекамерами по телефону с мэром Нью-Йорка Руди Джулиани, его

эмоциональность была всем понятна. Когда на следующий день он выступил в Национальном соборе, его речь была хорошо принята. "Сказано, что бедствие открывает нам доступ к самим себе. Это справедливо и прменительно к нации", - сказал он, говоря этой фразой и о самом себе, и о своей стране. Во второй половине дня в Нью-Йорке на развалинах Всемирного торгового центра он, положив руку на плечо спасателя, а в другой держа мегафон, пообещал, что совершившие это преступление не останутся безнаказанными.

Но многие американцы уже не видят Джорджа Буша таким, каким они видели его три года назад.

Бывший техасский губернатор всегда стремился играть на двух вещах - на консервативной революции, начатой 20 лет назад Рональдом Рейганом, и на принципе двухпартийности, который он практиковал в своем штате и, по его заявлениям, хотел утвердить в Вашингтоне. Но двухпартийность явно дает трещину, и акцент переносится на консервативную революцию.

На выборах 2002 года республиканцы завоевали места в палате представителей и получили большинство в сенате. Поддержка политики Джорджа Буша в Ираке со стороны значительной части демократов не остановила охлаждения между республиканцами и демократами. Президент и его сторонники не преминули атаковать соперничающую партию, действуя вразрез с духом "священного союза", установившегося после 11 сентября.

В Джорджии демократ Макс Клеланд, инвалид вьетнамской войны, лишился кресла сенатора в результате проведенной против него кампании, авторы которой обвинили его в отсутствии заботы об обороноспособности США за то, что он раскритиковал некоторые аспекты закона о создании министерства территориальной безопасности.

Джордж Буш стремился к сотрудничеству с влиятельными демократами Эдвардом Кеннеди и Джозефом Либерманом в деле реформы системы образования, и он добился того, чего хотел. Но его отношения с демократами испортились. Белый дом утверждает, что это демократы повернулись к нему спиной в преддверии президентских выборов. Демократы уверяют, что это президент не сдержал своих обещаний.

В действительности именно иракская война привела к расколу, который усугублялся по мере того, как становилось все более ясно, что эта война была начата на основании ложной информации и готовилась вопреки здравому смыслу. Джордж Буш перестал быть похожим на президента, протягивающего руку тем американцам, которые не голосовали за него в 2000 году.

В январе глава инспекционной группы по Ираку Дэвид Кей подал в отставку, заявив, что в Ираке не было ни складов химического, биологического или ядерного оружия, ни программ по его созданию. Выступая перед сенатской комиссией, он сказал: "Мы почти все ошибались". Кей добавил, что, на его взгляд, решение начать войну в момент, когда оно было принято, было все же правильным, так как режим Саддама Хусейна представлял потенциальную угрозу. Президент принял его в Белом доме и поблагодарил за работу, но даже не попытался объясниться перед общественностью.

В феврале он согласился на создание следственной комиссии по рассмотрению деятельности спецслужб, потому что "некоторые их доклады по складам вооружений не подтвердились".

Он не счел нужным пересмотреть ранее принятые решения, в частности, свой отказ предоставить больше времени инспекторам ООН в марте 2003 года.

Когда в конце апреля стало известно об издевательствах и даже пытках заключенных в тюрьме "Абу Грейб", как и в других местах заключения, он долго не хотел признавать, что Америке следует принести извинения арабскому миру. 10 мая он отправился в Пентагон, чтобы выразить Дональду Рамсфельду свое доверие. "Вы делаете отличную работу. Вы - сильный министр обороны, и наша нация благодарна вам", - заявил он, прежде чем распорядиться о проведении расследования по делу о пытках надлежащим образом. Тех, кто требовал наказания высших должностных лиц, постигло разочарование.

Простой и открытый президент, немного отстающий от событий, но остающийся на высоте своей миссии - таким был Джордж Буш в конце 2001-го и в первые месяцы 2002 года. Тогда вокруг него сплотилось большинство американцев. Двумя годами позже он стал человеком раздора, который одновременно и вызывает грозовые молнии, и притягивает их.

Эту трансформацию невозможно объяснить одними лишь предвыборными страстями. Американцы раскрыли характер своего президента. Тем, кто его поддерживает, нравятся его уверенность, его имидж бравого, жизнерадостного, набожного и любящего пошутить человека.

Он действительно провинциален. В Вашингтоне Джордж Буш ведет жизнь выходца из Техаса, который не ходит по салонам, не посещает парламентариев, лоббистов или дипломатов. Обычно он ложится в 21:30 и через час тушит свет. Просыпаясь в 5 утра, он читает газеты, а в 6:45 уже сидит в своем кабинете.

С Техасом связано и еще кое-что: это религия, которую он для себя открыл почти в 40-летнем возрасте, когда он почти не видел в своей жизни никакого смысла и был на грани алкоголизма, в чем он сам часто признается. Он часто демонстрирует приверженность идеологии, которая трактует историю как борьбу добра со злом и которая возлагает на Америку миссию распространять по всему миру этот "дар божий" - свободу. Это не делает его религиозным реформатором, но он - политик, опирающийся на религиозных правых, влияние которых в Республиканской партии он уже давно оценил.

Будучи неплохим тактиком, он пояснил, выступая 26 октября по каналу ABC, что он против гомосексуальных браков, но допускает появление "юридических рамок, позволяющих людям иметь права". Выраженная им поддержка гражданских союзов была встречена в штыки самыми радикальными противниками легализации однополых браков.

Уверенность Джорджа Буша нравится части американцев, особенно когда они сравнивают ее с колебаниями его соперника Джона Керри. Но она раздражает или тревожит другую часть американцев, желающих покончить с сектантством республиканского клана, который утвердился вокруг президента.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru