Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
3 октября 2001 г.

Клаус Метфессель | Wirtschaftswoche

?Путин не так силен, как ему кажется?

- Господин профессор Фогель, должен ли теперь Запад пересмотреть свое отношение к России?

- Да, конечно. До сих пор речь шла, как правило, о традиционных темах - системе противоракетной обороны, расширении НАТО и ЕС на восток. Террористические акты 11 сентября сдвинули систему координат. Причем в Берлине новое положение вещей до начала визита Путина до конца обдумать не успели. А вот российское руководство отреагировало профессионально и оказалось ?на коне?.

- Россия уже хочет стать членом ЕС и НАТО.

- Это старый рефлекс - быть вместе с сильными мира сего. Но в своих возражениях против стиля прежнего взаимодействия этих структур с Россией Путин абсолютно прав.

- Вы имеете в виду то, что НАТО принимает решения без участия России, и Россия должна с ними соглашаться, не участвуя на равных правах в их обсуждении?

- Да. Поэтому НАТО должно определиться, имеет ли оно структуры, которые соответствуют новым требованиям к обороне. ЕС также должен четко сформулировать свои цели. Все пожелания России о вступлении в эту организацию демонстрируют лишь то, что конечные цели ЕС пока остаются неясными.

- Возможно ли вообще представить себе участие России в НАТО?

- Нет. Это лишило бы НАТО устойчивости. Политические, военные и экономические системы не совместимы. Путин это знает, и для него важно не собственно вступление в НАТО, а роль, более значительная, чем роль случайно приглашенного гостя. Для него главным являются позиции на переговорах, предметы торга в других областях, например, более быстрое вступление в ВТО или свобода действий в Чечне.

- Принадлежит ли вообще Россия к западной культуре и западной системе ценностей?

- Россия не принадлежит к европейскому ядру и находится на распутье. В восприятии ее элиты это выглядит почти мистически. Там много говорят о Чехове или Толстом, в музыке - о Чайковском, и это символично: все сегодняшние идеалы родом из 18 и 19 столетия. Других идеалов нет.

- Является ли Россия европейской или, скорее, азиатской державой?

- Россия имеет не один центр, а два. Все перемешалось. Но нет никаких сомнений, что Путин ориентируется на Европу, а не на Америку.

- То есть модернизация с европейской, с немецкой помощью, как при Петре Великом?

- Да. Его портрет Путин повесил в своем кабинете. Только мы не знаем, будет ли Путин такой же сильной фигурой. Он конечно не настолько силен, как кажется ему самому или как его воспринимают на Западе. Он знает, что России еще предстоят тяжелые годы, и именно поэтому он стремится к международному признанию.

- Кому принадлежит власть, кто его поддерживает?

- Семья, старая опора Ельцина, которая еще контролирует основные ключевые должности в Кремле; затем ? оставшиеся у власти и перекрасившиеся олигархи; службы безопасности и петербуржцы, академическая группа, которая уже при Ельцине инициировала реформы. Главное, что большинство этих групп ориентируется на Европу, а не на Америку или Китай.

- Путин уговаривает Европу: только в союзе с Россией она может быть самостоятельным центром мировой политики, так сказал он в Берлине. Попытка развести Европу с США?

- Это не надо преувеличивать. Путин, конечно, знает, что Европу нельзя вывести из связки с США. Нет, за этим скрывается видение мира в среде московской элиты, изменившееся с кризисом рубля в 1998 году. Тогда рухнула репутация США как партнера, консультанта, финансиста. Тогда русские почувствовали себя брошенными Международным валютным фондом и Соединенными Штатами, они отказались от американских неолиберальньных планов развития экономики и общества и обратились к европейской модели.

- Как теперь должна реагировать Европа? Федеральный канцлер Шредер уже говорил, что к действиям России в Чечне следует подходить дифференцировано.

- Это было не очень обдуманным шагом, к тому же Путин на этом вовсе не настаивал. Общность интересов с Россией не должна привести к возврату средневековых стандартов. То, что русские позволяют себе в Чечне, ниже всякой критики. Они используют неадекватные меры и тем самым растят следующее поколение террористов.

- Теперь, когда поставки нефти из арабских стран оказались под вопросом, Путин соблазняет нас необъятными нефтяными и газовыми месторождениями в России. Это реалистичное предложение?

- Лишь в ограниченной степени. Россия, на самом деле, имеет необъятные запасы газа, но ее собственное энергоснабжение базируется практически полностью на природном газе. Россия в ближайшее время не сможет создать никаких дополнительных мощностей. С нефтью ? другое дело. Но Путин предлагает это не из альтруизма, а потому, что он остро нуждается в поступлениях от экспорта. В 2003 году России угрожает финансовый дефицит из-за необходимости погашать долги. Цена на нефть менее 23 долларов стала бы катастрофой для государственного бюджета.

Профессор Генрих Фогель - директор Федерального института восточноевропейских исследований в Кёльне (прим. Инопрессы).

Источник: Wirtschaftswoche


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru