Архив
Поиск
Press digest
13 апреля 2021 г.
3 сентября 2012 г.

Лючиа Згелья | La Stampa

Священная война между мусульманами воспламеняет Кавказ

Противостояние между салафитами и суфистами приводит к нескончаемой череде терактов в Дагестане, пишет Лючиа Згелья в статье, опубликованной в газете La Stampa.

"Последняя "черная вдова" на Кавказе оказалась русской. Бывшая театральная актриса и исполнительница брейк-данса, обратившаяся в радикальный ислам. Ее жертвой стал Саид Афанди Ацаев, 75 лет, знаменитый теолог суфизма: на его похороны в прошлую среду пришли 150 тысяч последователей этого течения в исламе. Они были возмущены. "Это можно сравнить с тем, как если бы протестанты убили Папу Римского", - пишет журналистка Юлия Латынина, предвещающая начало гражданской войны. Роль "протестантов" отведена салафитам, последователям радикального течения в исламском суннизме, которому следовал бен Ладен. Салафизм исповедуют кавказские повстанцы. Это течение обретает все больше приверженцев, особенно среди молодежи. И в Дагестане, самой населенной республике Кавказа", - пишет издание.

"Новые кавказские имамы прошли обучение за границей. Они обвиняют лидеров-суфистов в "коллаборационизме" с правительством, которое "подавляет" верующих, тех, кого еще недавно называли ваххабитами. С 1999 года в Дагестане они вне закона, быть ваххабитом - все равно что быть террористом. Против них проводились, в том числе и "превентивно", операции по ликвидации. Под подозрение попадали все, кто носил длинную бороду, хиджаб, кто не пил алкоголь. Это "метод Путина" в борьбе с терроризмом, которая обошлась Москве в миллиарды рублей. Через 13 лет теракты в Дагестане стали почти ежедневными: 185 жертв за первые 6 месяцев 2012 года. Почти военные сводки. 30-летняя камикадзе Аминат Курбанова (настоящая ее фамилия Сапрыкина) взорвала себя в доме Афанди, она сменила веру из-за любви к исламскому боевику. Теперь Москва намеревается ввести особый контроль за всеми сменившими веру. Между тем на Кавказе все более популярным становится салафизм, особенно среди молодежи из горных селений. Но он обретает все больше сторонников и в светской Махачкале. Речь идет о восстании против системы, при которой жили отцы, но не о вере в террор: в Дагестане коррупция, жестокость полиции и безработица бьют мировые рекорды", - пишет автор статьи.

"Последний президент Дагестана Магомедсалам Магомедов, назначенный президентом Медведевым, предпринял новый курс по созданию государственных комиссий по диалогу между суфистами и салафитами. Ацаев был поборником мирного соглашения между сторонами. Теперь с его смертью, по мнению многих, эксперимент закончится, и возвратится "метод Путина", - заключает автор.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru