Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
3 сентября 2018 г.

Мэтью Розенберг, Майкл Лафорджиа, Эндрю Крамер | The New York Times

Жена экс-президента Национальной стрелковой ассоциации подключила Бутину к погоне за барышом от сделки с российским реактивным топливом

"Для юной российской активистки, отстаивающей права на ношение оружия и обучающейся в США, это был бы невообразимо крупный гонорар: миллион долларов за помощь в организации продажи российского реактивного топлива американскому посреднику. Ей нужно было лишь раздобыть топливо", - пишут журналисты The New York Times Мэтью Розенберг, Майкл Лафорджиа и Эндрю Крамер.

Попытки Марии Бутиной заняться российским реактивным топливом раскрываются в электронных письмах, о которых ранее не сообщалось. Эти усилия примечательны не только налетом иностранной интриги, но и теми, кто к ним причастен, отмечают авторы статьи. Это Дэвид Кин, экс-президент Национальной стрелковой ассоциации и видный лидер консервативного движения, советник кандидатов в президенты начиная с Рональда Рейгана и заканчивая Миттом Ромни. Это его жена Донна, вашингтонский лоббист с хорошими связями, и бойфренд Бутиной Пол Эриксон, проводивший президентскую кампанию Патрика Бьюкенена в 1992 году и вращавшийся в высших консервативных кругах, притом, что в трех штатах его обвиняли в мошенничестве.

"В электронных письмах и в беседах с людьми, участвующими в переговорах по топливу, Бутина предстает столь же наивной, сколь хитрой. У нее не было опыта в нефтяном бизнесе, и все же она ввязалась в затею, полностью зависевшую от того, достанет ли она огромный объем реактивного топлива - почти вдвое больше того, что все российские НПЗ экспортируют ежемесячно", - сообщают Розенберг, Лафорджиа и Крамер.

Движущей силой переговоров был, по всей видимости, Эриксон. Первыми идею подали Кины, которые затем связали Бутину и Эриксона с потенциальными покупателями. Замешаны были также двое пакистано-американских бизнесменов, американец израильского происхождения - продавец из фирмы, занимающейся оборудованием для ухода за газоном, и якобы международный брокер, за которым не числилось успешных сделок. Бутина не связывалась с крупнейшими российскими нефтяными компаниями, а положилась на российского продавца кофейных зерен и пиарщика, отдаленно связанного с политической партией Владимира Путина.

Все они изображали глубокое понимание дела, но, казалось, не понимали базовых вещей, отмечается в статье. "Я знал, что у них нет никакого представления, потому что в мире нет порта, способного вместить тот объем топлива, про который они говорили, что могут его продать", - рассказал Йони Уисс, американец израильского происхождения, мельком встречавшийся с Бутиной и Эриксоном в июне 2017 года. Эриксон тем же летом признавал абсурдность ситуации. "Когда-нибудь это может стать романом", - писал он Донне Кин.

Адвокат Бутиной Роберт Дрисколл заявил, что это "лишь еще одно доказательство того, что она находилась здесь не по какому-либо заданию Российской Федерации. По сути, она действовала сама по себе".

В марте 2017 года Кины встретились с человеком из Виргинии, которому, по его словам, было нужно 5 млн баррелей реактивного топлива. "Он предложил заплатить за посредничество миллион долларов, если они сведут его с российским НПЗ, - сообщают журналисты. - В нескольких письмах, написанных в скупой деловой манере, Кин заручилась помощью Бутиной. 15 апреля 2017 года она требовала, чтобы молодая россиянка добилась "льготного корпоративного предложения" по топливу от "Газпрома". "На данный момент я не буду раскрывать источник", - писала Кин.

Бутина же ответила, что может получить топливо с нескольких небольших НПЗ, и просила о 25 тыс. долларов для поставщиков в качестве "жеста доброй воли". "Это была не ее идея. Электронные письма показывают, что Эриксон наставлял Бутину почти на каждом шагу и составлял длинные ответы, которые Бутина затем копипастила и отправляла Кин под видом своих", - уточняют авторы статьи.

К апрелю первая сделка провалилась из-за требований аванса, но менее чем через два месяца Кин предложила контакт с брокером из Арлингтона по имени Роджер Пол. Она устроила встречу Эриксона и Бутиной с Полом в ресторане под Вашингтоном. К ним присоединились знакомый Пола Уисс и еще один партнер. Уисс вспоминал: "Спустя пять минут я сказал: "С меня хватит. Они не знают, о чем говорят". Это просто дурно пахло".

Пол вскоре оказался источником раздражения для Эриксона, сетовавшего, что "ни у него (Пола) лично, ни у принадлежащей ему компании, похоже, нет стажа". Бутина же продолжала раскручивать своих российских знакомых - Сергея Шахова, пиар-консультанта и тоже активиста борьбы за право ношения оружия, а также Александра Невмитулина, продавца кофейных зерен, который, по его словам, раньше работал в нефтегазовой отрасли.

"Все было понапрасну. Вскоре стало ясно, что Пол, умерший в феврале из-за проблем с сердцем, не может подтвердить, что хоть раз успешно договорился о сделке с топливом. Бутина и Эриксон начали искать другие варианты. В середине августа они провели как минимум еще одну встречу с другой группой потенциальных партнеров. Связь установила снова Кин, используя свои знакомства в Вашингтоне", - сообщают авторы статьи.

"Но, по словам информированного о встрече источника, потенциальные партнеры опасались, что это какая-то афера. Они не стали иметь дело с этой парочкой и сообщили о них в ФБР, которое к тому времени уже следило за операциями Бутиной в США", - пишут журналисты.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru