Архив
Поиск
Press digest
19 сентября 2019 г.
3 сентября 2019 г.

Зильке Бигалке | Süddeutsche Zeitung

Кошмары все еще снятся

15 лет назад экстремисты захватили школу в Беслане. Бывшая заложница рассказала немецкому изданию Süddeutsche Zeitung о трехдневном терроре. "У нее все еще есть вопросы, на которые, вероятно, больше не будет ответов", - отмечает издание.

"На второй день захвата террористы принесли в спортзал телевизор, - передает журналистка Зильке Бигалке. - (...) "По телевидению говорили, что в зале находятся только 350 человек", - говорит Бэла Губиева, которая тогда, будучи 13-летней девочкой, сидела на корточках на полу зала вместе со своим младшим братом. Террористы разозлились. "Слышали? - прокричал один из них. - Только 350 человек. Сейчас мы застрелим половину".

"Террористы требовали от Москвы вывести российские войска из Чечни и освободить чеченских повстанцев. При захвате погибли 334 человека, среди них 186 детей", - говорится в статье.

"Бэла Губиева сидит в московском кафе и так подробно рассказывает об этих трех днях, что можно лишь догадываться, сколько места занимают они в ее памяти, - отмечает Бигалке. - Она рассказывает об учителе, которого один из террористов застрелил в самом начале, чтобы обеспечить тишину. Его лицо мгновенно побелело, прежде чем он, как мешок, упал на пол. Она рассказывает о первой ночи, когда из-за тесноты она не могла лечь. Вспоминает голову брата на своих коленях. На второй день террористы разрешили уйти матерям с грудными детьми, но многие привели в школу своих старших детей и не хотели оставлять их одних. Они отдавали своих младенцев в руки другим женщинам, чтобы спасти их, рассказывает Губиева".

"В первую очередь она вспоминает о жажде, - пишет издание. - (...) В начале небольшим группам детей разрешали ходить в туалет. Среди заложников был врач, он посоветовал им намочить в туалете одежду, чтобы принести немного воды. Потом террористы разрушили водопровод. Если у кого-то зазвонит мобильный телефон, они угрожали застрелить 50 заложников".

"Позднее родственники погибших и оставшиеся в живых жертвы обвиняли государство в серьезной халатности, в 2017 году их правоту признал Европейский суд по правам человека. Несмотря на предупреждения, власти предприняли слишком мало для того, чтобы предотвратить теракт. Оперативные силы, казалось, работали несогласованно и с такой силой противодействовали террористам, что рисковали жизнью заложников. Они стреляли из штурмовых орудий и огнеметов, когда заложники еще сидели в спортзале. Расследование оставило без ответа целый ряд вопросов, - указывает издание. - У многих жертв никогда не была установлена причина смерти. Обрушилась ли крыша из-за того, что ее подорвали террористы, или же в ходе освободительной операции, не выяснено до сих пор. Как вообще террористы смогли пересечь границу с тяжелым оружием? "Многие из этих боевиков были в розыске. Как они могли объединиться?", - спрашивает Анета Гадиева из организации "Матери Беслана". Похожими вопросами задается и Бэла Губиева".

Она уже десять лет живет в Москве и считает, "что ей легче, чем тем, кто остался в Беслане. Несмотря на это, ей все еще снятся кошмары, хотя это происходит и реже".

"Самый болезненный вопрос заключается, вероятно, в том, могли ли силовики предотвратить большое количество жертв. "Я не могу на это ответить", - сказала Губиева. Потом она рассказала о солдате, который подорвался на гранате, брошенной террористом. "Они приехали, чтобы нас освободить, - говорит Губиева, - как я могу их осуждать?". Чего ждет она сегодня от политиков в Москве? "Чтобы они не скрывали правду", - передает Süddeutsche Zeitung.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru