Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
3 февраля 2006 г.

Дэвид Игнатиус | The Washington Post

Исламские радикалы у власти

Меняются ли исламские радикалы после того, как они получают опыт работы в правительстве? Чтобы получить ответ на этот вопрос, я могу предложить выдержки из своей беседы с Хасаном Насраллой, лидером ливанской шиитской милиции "Хезболлах".

Я посетил одетого в черный тюрбан Насраллу вчера, в его находящейся под усиленной охраной штаб-квартире на южной окраине Бейрута. Пройдя кривыми узкими улочками, попадешь в это царство "Хезболлаха", где с помощью видеокамер ведется наблюдение за всем, что движется. Когда вы входите внутрь здания, боевики проверяют на наличие взрывчатых веществ или подслушивающих устройств вашу ручку, часы и даже ваше обручальное кольцо.

Насралла говорил о достигнутых демократическим путем успехах "Хамаса", "Хезболлаха" и других исламских движений. Он считает, что, получив политическую власть, "Хамас" изменится. Это "возложит на лидеров более серьезную политическую ответственность". По его словам, движение "Хамас" не откажется от своих принципов, но на его поведение, несомненно, повлияет ответственность работы в правительстве.

Затем зазвонил телефон, и лидер "Хезболлаха" ответил не несколько телефонных звонков, посвященных одной и той же теме - политическому тупику, в результате которого работа ливанского правительства оказалась парализована. Своими ответами Насралла показал, что в трудных ситуациях он способен заключать политические сделки - способность, необходимая для хорошего правительства. Эта ситуация с правительственным кризисом в Ливане также показала, что жаждущие власти исламские группировки не намерены с легкостью отложить в сторону оружие.

Дело вот в чем. Месяц назад Насралла решил, что два члена ливанского кабинета от "Хезболлаха" и три других шиитских министра должны выйти из правительства в знак протеста против того решения, которое принял премьер-министр Ливана Фуад ас-Синьора. Камнем преткновения якобы стал призыв премьер-министра провести международный трибунал, который бы рассмотрел доказательства, связанные с убийством ряда ливанских политических лидеров. Но истинная проблема в другом - Насралла опасается того, что Синьора бросает вызов статусу "Хезболлаха" как вооруженного "сопротивления", ведущего борьбу с Израилем.

Без своих министров-шиитов ливанский кабинет не способен принимать решения по важнейшим вопросам, и страна стала приближаться к экономическому и политическому параличу. В среду Синьора сказал мне о том, что это - полномасштабный политический кризис, и он отчаянно ищет пути выхода из кризиса. Французские и американские дипломаты в Ливане опасались того, что Насралла может полностью устраниться от сотрудничества с правительством.

Но в итоге возобладал разум или, по крайней мере, его ливанская версия. Вчера Синьора сделал заявление в ливанском парламенте о том, что проблема шиитской милиции будет решаться так, как этого хочет Насралла. Премьер-министр также пообещал, что в случае возвращения шиитских министров в правительство решение всех важнейших проблем кабинет будет осуществлять на основе консенсуса.

Ответив на второй телефонный звонок, Насралла повернулся ко мне и сказал, что проблема "решена на 99 процентов". "Хезболлах" уберет свое оружие, и Ливан избежит политической катастрофы.

Перед тем как мы перешли к обсуждению суровых реалий ближневосточной политики, я спросил Насраллу о той идеалистической картине, которую обрисовал президент Буш в своем очередном ежегодном послании, сказав: "Свобода - это будущее всех наций на Ближнем Востоке, так как каждый человек имеет право на свободу и надеется на нее".

"Хорошие, замечательные слова, - ответил Насралла. - Но важно, чтобы людям позволили действовать в условиях свободы". К примеру, он задается вопросом, кому будет принадлежать реальная власть в Ираке - вновь избранному иракскому правительству или же 100 тысячам американских военнослужащих, которые сейчас находятся в этой стране. В то же время Насралла высказал предположение о том, что та кампания демократизации, которую проводит администрация Буша, может смягчить гнев мусульман на Америку, в случае если Соединенные Штаты продемонстрируют, что эта кампания является серьезной и долговременной.

"Одной из причин враждебности к США является то, что администрация Соединенных Штатов всегда оказывает поддержку диктаторским режимам в исламском мире, - говорит Насралла. - Люди мусульманского мира возлагают на США ответственность за действия этих правительств. Уверяю вас, что поддержка демократии приведет к разрушению стены ненависти к США. Но при этом важно добиться, чтобы выборы (в странах Ближнего Востока) приводили к позитивным результатам".

Есть еще одна вещь, в которой Насралла соглашается с администрацией Буша - лидер "Аль-Каиды" в Ираке Абу Мусаб Заркави разжигает напряженность в отношениях между суннитами и шиитами. "Я считаю, что самое опасное, с чем мы можем столкнуться, - это так называемый "феномен Заркави": слепая жажда убивать - убивать женщин, детей, совершать нападения на мечети, церкви, школы, рестораны", - говорит Насралла. По его словам, главная проблема, которую нужно решать в Ираке, - как остановить убийства.

Кампания за демократию на Ближнем Востоке, которую проводит администрация Буша, породила неожиданных победителей - "Хамас" в Палестине, "Братьев-мусульман" в Египте, шиитских клерикалов в Ираке. В этот список можно добавить Хасана Насраллу, который может оказаться самым умным и жестким из всех лидеров вышеупомянутых движений.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru