Архив
Поиск
Press digest
23 января 2020 г.
3 мая 2007 г.

Обзор прессы | InoPressa: тема дня

Теледебаты во Франции: Руаяль нападала, пытаясь сократить разрыв

В четверг западные СМИ пишут о президентских выборах во Франции, второй тур которых пройдет в ближайшее воскресенье, 6 мая. Накануне на национальном ТВ прошли дебаты с участием Николя Саркози и Сеголен Руаяль.

Журнал Newsweek отмечает, что "на предвыборных дебатах во Франции обошлось без нокаутов". В ходе яростного поединка ни Николя Саркози, ни Сеголен Руаяль не смогли отправить противника в нокаут. Кандидат от социалистов поразила всех тем, что выстояла, отмечает издание.

За схваткой политиков наблюдали 20 миллионов телезрителей. На этих дебатах решалось будущее Франции. Главное внимание уделялось вопросам внутренней политики. Тема отношений с США затронута не была, а война в Ираке - столь спорная еще четыре года назад проблема - вообще не упоминалась.

Кто же победил? За более чем два с половиной часа яростного поединка: громких заявлений и саркастических замечаний, невежливых прерываний друг друга, завуалированных и не столь уж завуалированных оскорблений, смертельных обид и гнусных намеков ни один из кандидатов не смог отправить соперника в нокаут. Эксперты с французского телевидения непосредственно после завершения поединка рассудили, что по очкам выиграл Саркози. Но от Руаяль мало чего ждали после того, как в начале предвыборной кампании она допустила несколько ляпов, а затем вернулась к испытанному средству - просто отбарабанивала всем известные общие места программы социалистов. Однако накануне вечером она дала Саркози отпор.

Конечно, подлинными судьями станут те граждане Франции, которые в воскресенье придут на избирательные участки. По оценкам социологов, примерно половина из тех, кто примет участие в голосовании, смотрели дебаты. Опросы, проведенные накануне дебатов, свидетельствуют, что Саркози опережал соперницу на 4-7%. Руаяль сокращает отрыв, но для победы ее популярность должна резко возрасти.

Взгляды двух кандидатов существенно различаются, особенно по такому ключевому вопросу, как экономическая политика во Франции. Саркози, ранее занимавший пост министра внутренних дел - то есть следивший за правопорядком в стране, - а также министра финансов, ратует за принципы, хорошо известные американцам и британцам: урезать налоговые вычеты, поощрять людей больше работать и больше зарабатывать, бороться с безработицей, наращивать потребление, чтобы ускорить экономический рост. Руаяль, в 1990-е годы курировавшая образование, уделяет преимущественное внимание школам, научно-исследовательской работе, здравоохранению и социальной справедливости.

Тем не менее, кандидаты порой походили на супружескую пару, на мужа и жену, играющих стереотипные гендерные роли, как в книжке "Мужчины - с Марса, женщины - с Венеры". Дитя Марса "Сарко" и дитя Венеры "Сего": она - заботливая мать, пытающаяся защитить своих детей в этом страшном мире; он - прагматичный муж, толкующий о долларах и центах (или евро и сантимах) и восхваляющий честный, напряженный труд. Но с психологической совместимостью в этой дисфункциональной семье совсем худо: по натуре Саркози и Руаяль чрезвычайно далеки друг от друга, и их взаимная неприязнь ощущалась отчетливо. Сможет ли Руаяль вывести вспыльчивого Саркози из себя? Сможет ли он, в свою очередь, подловить ее на каком-нибудь принципиальном нюансе финансовой или внешней политики?

Британская The Times в статье "Руаяль переходит в наступление на Саркози" указывает, что крайний консерватор Саркози держался в том вежливом стиле, который избрал для общения с первой женщиной - претенденткой на Елисейский дворец. Руаяль же пыталась уличить его в конкретных ошибках и обвиняла в неудачах готовящейся к уходу администрации президента Ширака.

Было очевидно, что на этот вечер она избрала атакующую стратегию. Левые обвиняют Саркози, называя его сторонником жесткой политики, представляющим опасность для мира во Франции. Однако неочевидно, помогут ли Руаяль эти многословные и зачастую эмоциональные тирады.

"Как жаль, что вы этого не сделали за пять лет в правительстве", - постоянно отвечала Руаяль, когда Саркози парировал ее критические замечания. Дебаты продолжались два с половиной часа.

В ходе напряженных дебатов, прошедших между кандидатами в президенты впервые с 1995 года, целью Руаяль было поставить под сомнение претензии Саркози на то, что у него больше политического опыта и прозорливости. Одетая в строгий черный костюм вместо своих обычных светлых тонов, в один момент, когда кандидаты вступили в спор по вопросу о ядерной энергетике, она даже заявила, что Саркози следует "выучить уроки".

К концу более чем двухчасовых дебатов не было выявлено ни победителя, ни проигравшего. Однако все признавали, что Руаяль выступила против более искушенного в дебатах оппонента лучше, чем можно было ожидать. "Сеголен Руаяль успешно справилась, - считает Стефан Фукс, директор агентства Euro RSCG. - А Саркози очевидно руководствовался нежеланием потерять позиции".

Издание отдельно отмечает, что, по данным опросов, около 15% избирателей до сих пор так и не решили, кому отдать свой голос. Скорее всего, именно эти люди и решат, кто станет новым президентом Франции.

Французская Le Monde пишет: если Сеголен Руаяль изберут 6 мая, она станет председателем совета министров, главнокомандующим, вдохновителем внешней политики и гарантом независимости судебной системы - все эти функции долгое время оставались прерогативой мужчин. "Женщины Франции, возьмем последнюю Бастилию!" - провозглашали многочисленные женские организации, призывавшие устроить праздничный съезд в честь Сеголен Руаяль 1 мая в Бастилии.

Во Франции право голоса было предоставлено женщинам очень поздно. Пришлось ждать указа, подписанного 21 апреля 1944 года в Алжире генералом де Голлем, чтобы они "могли избирать и быть избранными на тех же условиях, что и мужчины".

Этот шаг к равенству был сделан гораздо позже, чем в большинстве демократических стран. Жительницы Новой Зеландии голосовали с 1893 года, австралийки - с 1902, финки - с 1906, датчанки - с 1915. После Первой мировой войны Великобритания, Германия и Австрия в знак признания заслуг женщин во время войны предоставили им право голоса. В 1924 году Монголия стала первой азиатской страной, где женщины получили право участвовать в выборах. К первопроходцам в период между двумя мировыми войнами присоединились Ливан, Турция, Испания, Бразилия и Уругвай.

Несмотря на настороженную реакцию, во всех странах мира женщины мало-помалу выходят на политическую сцену: в 2007 году доля женщин в парламентах достигла рекордного исторического показателя 17%. Если Руаяль будет избрана президентом, она 6 мая присоединится к клубу - весьма закрытому - из семи женщин, возглавляющих государства: Мишель Бачелет (Чили), Тарья Халонен (Финляндия), Мишель Жан (генерал-губернатор Канады), Мэри Макализ (Ирландия), Вайра Вике-Фрейберга (Латвия), Эллен Джонсон Серлиф (Либерия) и Глория Аройо (Филиппины). Клуб женщин - глав правительств, к которым принадлежит Ангела Меркель, тоже насчитывает всего семь членов, отмечает издание.

Итальянская газета La Repubblica продолжает эту тему, указывая, что раз женщина стала канцлером Германии, то почему бы ей не стать президентом Франции.

Всеобщее голосование всегда сохраняет непредсказуемость и очень часто шутит шутки со специалистами по общественному мнению. Оно восстает против их арифметики. Таким образом, достаточно сложно, основываясь на этой арифметике, определить, насколько Сеголен Руаяль удалось вчера вечером сократить разрыв в противоборстве с Николя Саркози, хотя она продемонстрировала скептикам знание проблем и способность отвечать на реплики соперника.

Настолько же сложно определить, какое количество потенциальных избирателей не порадовала ее агрессивность, воспринятая как чрезмерная демонстрация сильного характера. Это может иметь негативные последствия.

Избирая президента с полномочиями монарха, французы ищут личность, способную благодаря характеру и компетентности управлять государственными делами и в то же время излагать идеи, которые, по возможности, разделяет большинство населения. Тот, кто способен реализовать оба эти качества, становится фаворитом. Для Сеголен Руаяль, поскольку она женщина, это был очень суровый экзамен. Он был еще более суровым, поскольку она женщина красивая и элегантная. В противостоянии с Саркози она продемонстрировала характер и компетентность, необходимые для того, чтобы стать президентом. И своей речью, обращенной к избирателям левых сил, но также и к центристам, которые в первом туре голосовали за Франсуа Байру, она, без всякого сомнения, добилась удовлетворительного эффекта - но, вполне вероятно, все же не сумела одержать верх над многими предрассудками.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru