Архив
Поиск
Press digest
21 января 2020 г.
3 мая 2007 г.

Бен Каспит | Maariv

Ливни упустила свой шанс

Вчера она доказала, что может сделать это. Что она создана из нужного материала. Что она обладает необходимыми способностями. Вчера Ципи Ливни развеяла последние сомнения в том, что она идеально подходит на должность генерального секретаря НААМАТ или президента международной организации ВИЦО (женские еврейские организации. - Прим. ред.). Каким же образом она доказала это? Просто она упустила свой звездный час.

Большая надежда израильской политики была вчера бледной, заикающейся, измученной и сомневающейся. "Ты должен уйти в отставку", - сказала она Ольмерту тихим голосом. А она? Она остается. К счастью для Ливни, вчера вечером героем анекдота, еще более смешного, чем тот, главным персонажем которого стала она сама, был усатый человек по имени Амир Перец, продолжавший "борьбу за очищение своего имени". Он целый день взвешивал возможность своей отставки, но в итоге остался на посту.

Бедный Авигдор Ицхаки. Он оказался смельчаком, первым прыгнувшим в воду, но он так и остался последним. Он целый час плавал в мутной воде, пока не выяснил, что возле него плавают не товарищи, а акулы. Его товарищи остались загорать на пляже. Тогда Ицхаки лег на колючую проволоку, ожидая, что его товарищи пройдут по его телу к цели. Он лежит там до сих пор, но никто так и не прошел. Только Ливни пришла, встала на его тело, попрыгала и вернулась обратно.

Так что же было? Отчет Винограда, угнетающий, острый, почти беспрецедентный, потрясший политическую систему. Эхуд Ольмерт, отказавшийся уйти в отставку. Ципи Ливни, которая почти ушла в отставку. Амир Перец, "взвешивающий возможность" уйти в отставку (до сих пор). Как это глупо ни звучит, Ицхаки остается, на данный момент единственной жертвой отчета комиссии Винограда. Ах да, был еще Эйтан Кабель.

Сеть, которую в течение долгих недель плел Авигдор Ицхаки, поместив в ее эпицентр Ливни-лидера, оказалась бракованной. В хитросплетениях запутался только он сам. С небольшим опозданием Ицхаки выяснил, что попался. Его жертва оказалась напрасной. Он связал себя по рукам и ногам на городской площади, взошел на костер, и все это ради бледного выступления Ливни вчера вечером. После долгих месяцев Ольмерт может наконец записать на свой счет удачный рабочий день. Он справился с бунтом в "Кадиме". Теперь посмотрим, сможет ли он справиться с демонстрацией на площади.

О Ципи Ливни нужно добавить еще несколько слов: хоть это и не следует ни из сказанного здесь, ни из прозвучавших вчера комментариев на телевидении, речь не идет об отрицательной фигуре. Ливни - честный политик, незапятнанный, прямой и имеющий множество добрых намерений. Однако на этом ее хорошие качества заканчиваются. У нее полностью отсутствуют лидерские способности, она не умеет принимать серьезных решений, и она хронически боится всего, что может поставить ее под удар.

Возможно, будь Ципи Ливни премьер-министром 12 июля 2006 года, мы избежали бы комиссии Винограда. Но ее поведение вчера вечером значительно снизило вероятность того, что в ближайшем будущем она займет этот пост. У нерешительности есть много сторон - как хороших, так и плохих. "Великий час" Ливни был вчера очень и очень коротким. Эхуд Ольмерт, сперва намеревавшийся уволить ее, передумал. И правильно сделал. Он не уволит ее сейчас, он даст ей сгнить в правительстве. В ближайшие дни он вызовет ее к себе и отберет у нее должность первого вице-премьера. Чтобы обезопасить себя окончательно. Если после этого унижения она подаст в отставку, то докажет, что она движима личными интересами. Она не уволилась после отчета Винограда, но уволилась, когда у нее забрали игрушку. Ольмерт теперь будет получать удовольствие от мучений Ливни, и нельзя его за это винить. Может, он и плохой премьер-министр, но отнюдь не плохой политик. Ливни вчера узнала это на собственном опыте.

В защиту Ливни можно еще сказать, что все, что она делала вчера, она делала, считая это шагом, продиктованным совестью и ценностями. Она рискнула, ведь Ольмерт мог ее уволить. Почему она сама не ушла? А почему, собственно, она должна была уходить, спрашивают ее приближенные. Почему она должна быть единственной жертвой комиссии Винограда? Почему она должна уйти, а все остальные остаться? Разве именно так следовало поступить? Проблема Ливни в том, что ответ на последний вопрос - положительный. Будучи образцом чистоплотности в израильской политике, именно это она и должна была сделать. Но не сделала.

Перевод newsru.co.il

Источник: Maariv


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru