Архив
Поиск
Press digest
6 декабря 2019 г.
3 октября 2011 г.

Сет Майденс | The New York Times

Планы Путина на власть побуждают некоторых россиян задуматься об отъезде за границу

"Пора валить" - так называется сайт для людей, которым опротивела жизнь в России, сообщает The New York Times. Это выражение стало популярным среди тех, кто обескуражен планами Путина остаться у власти, возможно, еще на два президентских срока, отмечает журналист Сет Майденс. Так, редактор некого журнала Евгения Лобачева в интернете воскликнула: "У меня только одна жизнь. 12 лет! Мне будет 43 года!"

Путин уже провел у власти 12 лет в качестве президента и премьер-министра. "Теперь перспектива того, что многие россияне уже называют "периодом застоя", спровоцировала новую волну присяг на неверность стране, где коррупция и негибкая вертикаль власти душат возможности перемен и личной карьеры", - говорится в статье.

"Я хочу жить в стране, где мне не придется нарушать правила для того, чтобы жить с комфортом", - заметил 29-летний Степан Чижов, планирующий уехать в Канаду. По его мнению, в России такая жизнь будет невозможна в ближайшие 20 лет.

По данным директора "Левада-центра" Льва Гудкова, из России ежегодно уезжают около 50 тыс. человек, а в будущем это число может возрасти еще на 10-15 тыс. Некоторые аналитики уже говорят, что налицо шестая волна эмиграции из России. Путинское десятилетие отрезвило тех, кто в 1990-е годы верил, что Россия станет нормальной страной, написал политолог Дмитрий Орешкин. Образованный средний класс ощущает, что его тянут назад. Существуют опасения, что границы могут закрыть, заметил Андрей Золотов-младший, замдиректора международной службы РИА "Новости".

Эмиграция особенно пагубна тем, что Россия лишается самых лучших специалистов, говорят эксперты. По мнению Орешкина, среди отъезжающих втрое больше людей с высшим образованием, чем среди остающихся. Вдобавок "эмигрируют деньги", по выражению Орешкина: предприниматели пользуются транспарентностью деловых отношений на Западе.

Строго говоря, "шестую волну" труднее измерить, так как благодаря открытым границам люди могут проводить за границей лишь часть года и давать там образование детям. В советские времена с эмигрантами часто прощались навеки, поясняет автор. Русские анклавы появились во многих городах и странах.

В то же самое время многие из тех, кто остается в России, уходят в так называемую "внутреннюю эмиграцию", отмечает автор. "Это чувство, что ты не вписываешься в систему, отчужденность, ощущение, что от тебя по-настоящему ничего не зависит, что ты ничего не стоишь", - пояснил Золотов. Люди перестают смотреть телевизор и уходят в частную жизнь.

Некоторые вообще практикуют "ксенопатриотизм" - изучают историю, язык и обычаи какой-нибудь воображаемой новой родины, например, Японии, Англии или Каталонии.

Журналистка Валерия Корчагина эмигрировала по-настоящему. "Видя, что страна теперь слишком несправедлива и небезопасна во всех смыслах, а главное, потеряв надежду, что в обозримом будущем что-либо изменится к лучшему, я осознала, что не желаю, чтобы мои дети имели отношение к этому месту", - написала она из Брюсселя.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru