Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 декабря 2007 г.

Филип Гордон | Financial Times

Россия играет ключевую роль для действий в отношении ядерного Ирана

Ноябрьское заявление МАГАТЭ о том, что Иран продолжает нарушать свои обязательства, касающиеся ядерных разработок, подкрепило надежды США на дальнейшее ужесточение международных и дипломатических санкций в отношении Тегерана.

Доклад МАГАТЭ вряд ли являлся тем громогласным осуждением Ирана, на которое рассчитывали некоторые силы в Вашингтоне, но Мохаммед аль-Барадеи, глава этого ведомства, четко заявил, что Иран не предоставил достоверных заверений касательно своих ядерных разработок, а также что он не выполнил требование Совета Безопасности ООН о приостановлении программы по обогащению урана. Как и заявление Китая на этих выходных, сообщившего, что он поддержит новые санкции против Ирана, доклад МАГАТЭ подкрепил ожидания Вашингтона, что ООН теперь примет меры.

Эта дипломатическая цель США похвальна. Новые санкции ООН дадут понять Ирану (и другим потенциальным "распространителям" ядерного оружия), что за стремление обзавестись ядерным оружием надо расплачиваться; они также продемонстрируют решимость Совета Безопасности проводить в жизнь его собственные резолюции и, сохраняя возможность улаживания спора дипломатическим путем, обуздают в Вашингтоне требования применить силу, которые будут иметь катастрофические последствия для всех. Однако преследуя эту цель, Америка должна подготовиться к другому варианту - что Россия заблокирует действия Совета Безопасности, невзирая на доклад МАГАТЭ. Такой исход стал бы тяжелым ударом не только по усилиям обуздать ядерные разработки в Иране, но также и для американо-российских отношений и готовности США поддерживать многосторонние меры в целом.

В ходе неблагодарных попыток добиться поддержки санкций ООН против Ирана европейцы, когда-то смотревшие на это без энтузиазма, ныне являются для Вашингтона самой незначительной проблемой. Великобритания, Франция и Германия постепенно разрывают экономические и дипломатические связи с Ираном в ответ на нежелание Тегерана пойти на компромисс. Европейские банки в значительной мере отказались от деловых отношений с Ираном, и объем новых гарантий кредита под экспорт за последние два года уменьшился более чем на 50%.

Крупные инвестиции в энергетическую промышленность Ирана неоднократно отсрочиваются, отчасти по просьбе правительств европейских стран. Такие государства Европы, как Германия, до сих пор поддерживают с Ираном серьезные коммерческие отношения и сомневаются в необходимости санкций, но они постепенно склоняются к мнению, что подобные меры, возможно, единственный способ избежать того, что президент Франции Николя Саркози назвал выбором между "иранской бомбой и бомбардировкой Ирана".

Более серьезную проблему для США представлял Китай. Меж тем как европейцы разрывали связи и сворачивали свои инвестиции, на их место пришли китайские компании, в результате чего Китай стал крупнейшим торговым партнером Ирана: товарооборот составляет 14 млрд долларов в год. Более того, в отличие от европейцев, Китай, по-видимому, не считает, что предотвращение появления иранской атомной бомбы отвечает его национальным стратегическим интересам, и мало стремится к тому, чтобы жертвовать своими экономическими выгодами ради разрешения чужих геополитических проблем. В этом контексте тот факт, что Пекин одобряет новые санкции, обнадеживает - даже если на данный момент это одобрение сводится к расширению запрета на въезд для иранских чиновников и бойкота некоторых иранских компаний и банков.

Такое развитие событий привлекает особое внимание к России, но то, что мы видим с ее стороны, не обнадеживает. С тех пор как Москва в марте проголосовала за последний пакет санкций Совета Безопасности, она не проявляет желания усиливать давление на Иран. Россия утверждает, что решительно стремится предотвратить появление у Ирана ядерного оружия, но складывается впечатление, что она более озабочена тем, как бы сорвать победу Вашингтона на дипломатическом уровне и не допустить американской гегемонии на Ближнем Востоке. Некоторые высказывают мнение, что тут все сводится к заключению сделки: дескать, США следует согласиться, например, на компромисс по таким вопросам, как Косово, расширение НАТО и система ПРО, взамен на сотрудничество российской стороны в отношении Ирана. Подобную "связь" стоит рассмотреть, но есть другое, более тревожное объяснение поведения России: возможно, Москва приветствует нынешнее положение дел.

Мало того, что блокирование действий Совета Безопасности раздражает США, но зловещий призрак кризиса в отношениях с Ираном также повышает цены на нефть, что выгодно России. Даже угроза применения США военной силы по отношению к Ирану, побуждающая европейцев к более жестким мерам по дипломатическим каналам, в глазах России может показаться "беспроигрышным вариантом": цены на нефть подскочат еще выше, США окажутся в тяжелой изоляции на международной арене, а ядерная программа Ирана будет отброшена в прошлое - и все это одним махом.

Пока рано заявлять, что Россия все равно не даст согласия на новые меры Совета Безопасности в отношении Ирана - напротив, самое время активизировать усилия, чтобы склонить Россию к поддержке. Соединенным Штатам следует срочно вступить в диалог с Россией и выяснить, существует ли приемлемая цена на дипломатическом уровне, которую Москва хочет получить за свое сотрудничество. Следует подтвердить свое одобрение инициатив, призывающих к сотрудничеству со стороны Ирана, в совокупности с готовностью вести с Ираном переговоры напрямую - дабы четко дать понять: если Иран откажется, именно он, а не Вашингтон будет нести ответственность за патовую ситуацию. Следует приветствовать шаг вперед, сделанный Китаем, и продемонстрировать Пекину, что сотрудничество по столь жизненно-важному вопросу может возыметь положительные последствия для имиджа Китая в США, а также двусторонних отношений и торговли.

Если после этого Россия поможет воплотить в жизнь резолюции Совета Безопасности по Ирану, это улучшит имидж Москвы как потенциального партнера США в глобальной политике, меж тем как роль ООН как серьезного участника процесса будет спасена, а перспективы сдерживания иранской ядерной программы улучшатся. Если Россия этого не сделает, во всех вышеперечисленных областях произойдет нечто прямо противоположное. Вашингтон, возможно, придет к выводу, что Россия не является конструктивно настроенным партнером и что у Соединенных Штатов исчерпаны варианты по решению иранского вопроса мирными средствами. В результате наша планета станет опаснее.

Филип Гордон - старший научный сотрудник отдела внешней политики США Brookings Institution, автор книги "Выиграть правильную войну: путь к безопасности для Америки и всего мира"

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru