Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 декабря 2007 г.

Оуэн Мэтьюз | Newsweek

Управление голосами

Путин убил демократию во имя стабильности - как трагедия недавних выборов будет преследовать Россию, точно призрак, в грядущие годы

Кремлевские политтехнологи изобрели термин для обозначения того, что произошло в это воскресенье в России, - они называют это "управляемой демократией". Депутаты Европарламента нашли для описания данных выборов другие слова - они назвали их "несправедливыми". Как заявили в Москве наблюдатели из парламентских ассамблей ОБСЕ и Совета Европы, голосование не отвечало критериям демократических выборов, широко применялось злоупотребление административными ресурсами, а освещение в СМИ было глубоко предвзятым в пользу правящей партии.

На фоне лавины славословий президенту Владимиру Путину в СМИ около 65% российских избирателей отдали предпочтение "Единой России", официальной партии чиновников и карьеристов, которую возглавляет Путин (возглавлял ее партийный список на выборах. - Прим. ред.). За депутатские мандаты с нею номинально "соперничали" еще две партии, которые также громогласно поддерживают Путина, и третья, КПРФ, утверждающая, что она против правительства, но на практике много лет голосующая более или менее в русле Кремля. Среди свежей группы депутатов, вновь вернувшихся в послушный Путину парламент, который просто ставит печать на законопроектах, - Андрей Луговой, бывший сотрудник КГБ, обвиняемый в отравлении бывшего агента российских спецслужб Александра Литвиненко в прошлом году в Лондоне. В путинской напористой новой России Луговой считается национальным героем.

Трудно вменять в вину россиянам тот факт, что они в подавляющем большинстве поддерживают Путина. Для среднестатического российского избирателя слово "демократия" ассоциируется исключительно с воспоминаниями о лжи политиков, коррупции чиновников и воровстве ельцинской эпохи. Точно так же "свободный рынок" по большей части означает потерю сбережений, ужасающую нищету и зрелище того, как недостойная клика закадычных друзей Кремля сколотила неприлично-огромные капиталы за счет народа.

За семь лет у власти Путин руководил кардинальным повышением уровня жизни простых россиян, погасил внешний долг страны и встал с гордо поднятой головой на международной арене, чтобы бросить вызов тому, что он называет "гегемонией" Америки. Неудивительно, что россияне от всей души проголосовали за институт мудрого царя, предпочтя его опасной неопределенности истинного демократического выбора. Однако в действительности смерть российской демократии - это трагедия, причем опасная трагедия, которая в грядущие годы будет возвращаться, точно зловещая тень, и докучать России и миру.

Истинная проблема в том, что представление о мудрости и величии Путина держится на скрупулезно сформированном мифе. Кремлю удалось после того, как он в начале первого срока Путина растоптал большую часть независимых СМИ, убедить российский народ, что его новообретенное благополучие - заслуга более эффективного руководства и прозорливости Путина и его команды. Он также убедил в этом некоторое число доверчивых людей с Запада - Сталин называл таких "полезными идиотами", которых кормили и поили за счет Кремля и старательно, по чайной ложке агитировали за линию партии. Реальность же такова, что весь фундамент путинского экономического чуда опирается на определенное стечение обстоятельств на мировом рынке сырья, которое спровоцировало астрономический рост цен на нефть, газ и металлы, а заодно и рост самонадеянности Путина.

Популярность Путина в основе своей подпитывается бесконечным потоком шальных прибылей, что дарует ему роскошь оставаться у власти, не утруждая себя такими прозаическими проблемами, как сбалансирование бюджета, сбор налогов и оптимизация работы экономики. Многие макроэкономические решения Кремля - например, откладывание нефтяных доходов в стабилизационный фонд - вполне разумны. Вдобавок Путин определенно не так безумен, как другие нефтяные демагоги в мире - например, венесуэльский лидер Уго Чавес или президент Ирана Махмуд Ахмадинежад (хотя их обоих Путин привечает). Однако различия чисто стилистические: Путин, по сути, как и другие вышеупомянутые деятели, обязан своей горделивостью одному из крупных перераспределений богатства в нашу эпоху: промышленно развитый мир вынужден направлять горы долларов в казну стран, которым повезло иметь на своей территории залежи минералов и энергоносителей.

Убийство российской демократии Путиным - хуже, чем преступление: это ошибка. Президент упустил исторический шанс создать воистину стабильную Россию. Вместо того чтобы воспользоваться растущим процветанием России для стимулирования эффективного гражданского общества, ответственных СМИ и воистину преданных обществу политических партий, Путин совершил прямо противоположное. Он подавил критично настроенные СМИ и засадил в тюрьму богатейшего в России человека, Михаила Ходорковского, после того как последний посмел бросить вызов политической власти Путина, финансируя политические партии. Путин также свел полномочия парламента почти что к тем, которые имел при советской власти его покорный предшественник. Как заметил Виктор Зубков, которого Путин недавно назначил премьер-министром, "Дума - не место для дискуссий" (это слова Грызлова: "Дума - не место для политических дискуссий". - Прим. ред.].

Один человек, который ранее занимал высокий пост в Кремле и провел несколько лет в ближайшем окружении Путина, сказал мне на прошлой неделе, что отказ от демократии - временное явление. Постепенно, сказал он, россияне благодаря своим новообретенным свободам - свободам путешествовать, смотреть и читать, что им хочется, зарабатывать деньги и тратить их - почувствуют свою силу и потребуют от правителей больше прав. Однако пока что "стабильность - это все, без стабильности у нас не может быть никакого прогресса, поэтому мы готовы ради нее пожертвовать демократией".

Однако за высокопарными речами о необходимости "управлять" демократией ради стабильности кроются совсем иные, более низменные, мотивы: Путин и его друзья ликвидировали демократию, чтобы самим удержаться у власти, а также в бизнесе на неопределенно долгое время. Лицами из ближайшего окружения Путина контролируются громадные финансовые империи. В эпоху Ельцина крупные бизнесмены, которых именовали олигархами, пользовались своим связями в Кремле, чтобы обогатиться. Теперь новое поколение олигархов путинской эпохи - это сами кремлевские чиновники, использующие мощь государства, чтобы взять частный бизнес под свой контроль. Выборы и сопутствующая им неопределенность угрожают их прибыльному бизнесу. Точно так же свободная пресса - это угроза коррумпированному чиновничеству повсюду, так что ее надо растоптать.

Очевидно, кремлевские управляемые выборы не рассчитаны на то, чтобы быть инструментом, с помощью которого избиратели могут по-настоящему сместить действующее правительство. Избирателям, по существу, даже не предлагается набор заслуживающих доверия альтернативных кандидатов, которых электорат может пожелать привести к власти. Напротив, созданная Путиным система до боли напоминает старую Восточную Германию, где российский лидер провел определяющий период своей профессиональной работы, шпионя за коллегами в генеральном консульстве СССР в Дрездене: политические "партии", одобряемые коммунистами, боролись там между собой на фиктивных выборах, не представлявших опасности для положения дел.

Когда-нибудь - возможно, еще нескоро - цены на сырье упадут. Уничтожив механизмы российской демократии вместо того, чтобы их развивать, Путин посеял "зубы дракона", которые взойдут в будущем. Однопартийные системы нестабильны по самой своей природе; то же самое относится и к экономикам, стабильность которых опирается на небольшую "корзину сырьевых ресурсов". Вдобавок Путин для повышения своей и без того астрономической популярности эксплуатирует уродливый национализм. Он создал зловещие, преданные ему молодежные организации, дабы использовать их как ударную силу против очередного сиюминутного врага - будь то Каспаров или беспокойные соседи типа Эстонии или Грузии; их ксенофобские кредо могут переродиться в нечто гораздо более мрачное и опасное, если российская экономика впадет в кризис. Путин убил демократию и создал на ее месте склонную к секретности олигархию - олигархию, которая, несомненно, расколется и перессорится, как только экономический пирог начнет съеживаться, что повлечет катастрофические последствия для стабильности в стране.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru