Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 марта 2003 г.

Алан Куллисон | The Wall Street Journal

Путин сопротивляется американскому давлению по иракской проблеме

После ряда уступок во внешнеполитической области президент России Владимир Путин упорно не желает менять свою позицию в отношении Ирака. Его отказ поддержать военную акцию США против Багдада свидетельствует о растущем влиянии на Путина со стороны его советников, считающих, что Россия мало что получила взамен упомянутых уступок администрации Буша.

С момента избрания на президентский пост в 2002 году Путин уделил приоритетное внимание установлению партнерских отношений с США, зачастую действуя наперекор внешнеполитическому и военному истеблишменту, который до сих пор с опаской относится к намерениям США. Путин не возражал против американского военного присутствия в бывших советских республиках Средней Азии, согласился с решением Вашингтона о выходе из Договора по ПРО, смирился с принятием в НАТО бывших прибалтийских республик и решительно поддержал Вашингтон в борьбе с международным терроризмом.

Тем не менее по иракской проблеме Путин сопротивляется американскому давлению. После состоявшихся на прошлой неделе в Кремле переговоров с канцлером Германии Герхардом Шредером Путин заявил, что любая резолюция ООН, санкционирующая нанесение удара по Ираку, является неприемлемой.

По словам экспертов, Путин сейчас испытывает давление со стороны тех, кто говорит, что Россия не добилась никаких уступок со стороны Вашингтона. Например, США до сих пор не отменили поправку Джексона-Веника, ограничивающую торговлю с Москвой в качестве наказания за препятствование свободной эмиграции. Вашингтон соглашается с тем, что эта поправка устарела, и обещает ее отменить - обещает уже несколько лет. Поправка почти не оказывает негативного влияния на торговлю, но Москва рассматривает ее как унизительное для России свидетельство нежелания Вашингтона воспринимать всерьез требования Москвы.

"Путин испытывает огромное давление со стороны своего окружения, которое требует, чтобы он выступил против американского удара по Ираку, - отмечает независимый эксперт Андрей Пионтковский. - Большинство тех, кто занимается разработкой внешней политики, с самого начала выступали против сотрудничества с американцами. А теперь они увидели перед собой хорошую возможность, чтобы изменить ситуацию".

Наибольшим влиянием пользуются дипломаты и военные эксперты советской формации, продолжающие занимать правительственные посты. Бывший руководитель советской разведки Евгений Примаков, который сейчас является специальным посланником Кремля, на прошлой неделе отправился в Багдад, где, по имеющимся сведениям, попытался убедить Саддама Хусейна сотрудничать с инспекторами ООН по вооружениям. Эта поездка напомнила визит Примакова в Багдад в 1990 году, в ходе которого он встретился с Саддамом и попытался предотвратить американское вторжение в Ирак. Ни тогда, ни сейчас дипломатические усилия российского представителя не были оценены американской стороной: на прошлой неделе высокопоставленный представитель администрации Буша назвал Примакова "головной болью".

Министр иностранных дел России Игорь Иванов тоже стал действовать более активно. В конце прошлой недели он провел телефонные переговоры со своими коллегами из семи стран, являющихся непостоянными членами СБ ООН, чтобы заручиться их поддержкой. Как говорится в заявлении МИД, Иванов подтвердил неизменность позиции России по поводу необходимости урегулирования иракской проблемы исключительно мирными средствами.

Однако администрация Буша рассчитывает на то, что в конце концов Москва пойдет на уступки по иракской проблеме, когда поймет, что война неизбежна. Несмотря на заявления Москвы о своей готовности использовать право вето в случае постановки на голосование в ООН резолюции, санкционирующей применение силы против Ирака, США считают, что Москва не захочет поставить под угрозу свои отношения с Вашингтоном.

По мнению экспертов, Путин - прежде всего реалист, принимающий решения на основе холодного расчета. Он исходит из того, какие экономические и политические дивиденды он сможет получить. Белый дом, прямо не предлагая Москве конкретной компенсации, пытается указать ей на преимущества пребывания в составе антииракской коалиции: Россия смогла бы принять участие в восстановлении Ирака и более эффективно отстаивать интересы своих нефтяных компаний, заключивших контракты с Багдадом. Кроме того, ей было бы легче добиться возвращения иракского долга, составляющего 8 млрд долларов.

На прошлой неделе США включили три группировки чеченских повстанцев в список террористических организаций, связанных с "Аль-Каидой", и заморозили их активы в Америке. Хотя Вашингтон отрицает связь этого шага с иракским конфликтом, совершенно очевидно, что США хотят доставить удовольствие Путину, который пришел к власти, пообещав поставить под контроль непокорную республику.

По мнению экспертов, какое бы решение по Ираку ни принял Путин, он постарается не восстановить против себя США или Францию и Германию. "Если Франция и Германия все же решат поддержать американскую резолюцию, Россия не будет сопротивляться в одиночку, - подчеркивает Александр Пикаев из московского Центра Карнеги. - До тех пор пока другие выступают против вооруженной акции, Россия будет оставаться в их тени. Не в манере Путин сопротивляться в одиночку".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru