Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
4 мая 2005 г.

Репортеры без границ | Reporters without borders

Россия - 2005. Ежегодный доклад

Правительственный контроль над телеканалами в 2004 году ужесточился, и важные сообщения о кризисе с заложниками в школе Беслана (Северная Осетия) подвергались откровенной цензуре. Трагедия сопровождалась многочисленными атаками на свободу прессы. Россия остается опасным местом для журналистов; как минимум двое, в том числе редактор российской версии американского еженедельника Forbes, были убиты. Количество физических расправ остается большим, особенно в провинции. Все меньше надежд на появление Али Астамирова, журналиста, похищенного в Ингушетии в июле 2003 года.

Телеканалы, находящиеся под жестким контролем Кремля, подвергаются цензуре, особенно в том, что касается Чечни. Программы НТВ, единственного независимого канала до его захвата правительством в 2001 году, снова подверглись чистке в 2004 году.

Известного журналиста Леонида Парфенова уволили, а его популярную еженедельную программу "Намедни" закрыли в начале июня 2004 года, после интервью с вдовой чеченского лидера Зелимхана Яндарбиева и репортажа о суде над двумя российскими агентами, обвинявшимися в его убийстве. По словам Парфенова, программу запретили "по просьбе спецслужб". Через месяц были приостановлены все связанные с новостями программы, кроме информационных выпусков, после того как главой канала назначили бывшего советника президента Владимира Путина Татьяну Гаврилову.

Освещение в СМИ сентябрьской драмы с заложниками в Беслане, когда погибло более 300 человек, продемонстрировало контроль властей над телевидением. Хотя россияне нуждались в полной и непредвзятой информации о происходящем, телеканалы передавали в эфир официальные сообщения и только позже показали кадры штурма школы спецслужбами.

В отличие от телевидения, печатные СМИ были независимее и критичнее, предлагая читателям разнообразные материалы, в частности о количестве заложников, требованиях захватчиков и подробностях штурма.

События в Беслане сопровождались многочисленными нарушениями свободы прессы. Съемочную группу грузинского телеканала "Рустави 2" обвинили в том, что у журналистов нет виз и задержали на пять дней, пока представители спецслужб не признали, что журналисты, живущие в приграничном городе, имели право на въезд в Северную Осетию без виз.

Освещать события поехали двое российских журналистов, специализирующихся на Чечне. Анна Политковская из "Новой газеты" хотела попытаться вступить в переговоры с террористами, как она сделала во время захвата заложников в московском театре в 2002 году. Но ее, по-видимому, отравили в самолете, направлявшемся в регион 2 сентября: она тяжело заболела, попив в самолете чаю. Ее экстренно доставили в больницу Ростова, а затем в Москву, где она через несколько дней поправилась.

Андрея Бабицкого из российской службы американской радиостанции "Свободная Европа" задержали в московском аэропорту, откуда он собирался вылететь в Беслан, в тот же день. По словам сотрудников милиции аэропорта, собаки-ищейки учуяли взрывчатку в его багаже. После обыска его отпустили. Но из-за ссоры, возникшей после того, как он вышел из отделения милиции, его снова задержали и на следующий день приговорили к пятидневному аресту (замененному штрафом) за "хулиганство".

Два убитых журналиста

41-летнего Пола Хлебникова, редактора российской версии американского еженедельника Forbes, застрелили на московской улице 9 июля. Нескольких чеченцев, подозреваемых в причастности к убийству, арестовали в России и Белоруссии. Милиция сразу сосредоточилась на мотиве, связанном с его профессиональной деятельностью, так как он писал о российских бизнесменах.

Хлебников также написал книгу на основе интервью с Хож-Ахмедом Нухаевым, бывшим вице-премьером сепаратистского правительства Чечни. В книге "Разговоры с варваром", вышедшей в 2003 году, Нухаев и другие чеченские мятежники изображены в негативном свете. В другой книге, опубликованной в 2000 году, он назвал российского бизнесмена Бориса Березовского "крестным отцом Кремля" и утверждал, что тот связан с чеченской мафией.

33-трехлетний Адлан Хасанов, чеченский фотожурналист агентства Reuters, погиб 9 мая 2004 года, когда президента Чечни Ахмада Кадырова убили во время празднования Дня Победы на стадионе в Грозном.

Физическому насилию подверглось множество журналистов по всей стране, и никто не понес за это наказание.

Похищенные журналисты

Полное отсутствие информации о пропавшем без вести журналисте Али Астамирове, корреспонденте агентства France-Presse (AFP) в Ингушетии и Чечне, похищенном 4 июля 2003 года, вызывало тревогу. Никакого прогресса не добились ни московские следователи, ни прокуратура в Назрани. Ни родственники, ни AFP не получили требований о выкупе, установить контакт с похитителями не удалось.

В 2004 году

2 журналиста были убиты;

2 похищены;

18 арестованы;

17 подверглись угрозам или физическому насилию;

3 депортированы;

14 изданий подверглись цензуре

Личный отчет

"Деструктивный и результативный процесс"

Журналист Андрей Бабицкий, сотрудник российской службы "Радио Свободная Европа" и специалист по Чечне, критикует политику президента Путина, направленную на установление контроля над СМИ

Одним из серьезных, но сомнительных достижений Путина является постепенное взятие под контроль СМИ после его прихода к власти в 2000 году. Это был тщательно продуманный деструктивный и результативный процесс, главным пунктом которого стало назначение одного из его ближайших советников главой национального телеканала НТВ в июле 2004 года. Канал, контролируемый "Газпромом", был маяком независимости российских СМИ до 2001 года.

Сегодня СМИ не хватает редакционной и финансовой независимости. Даже радиостанция "Эхо Москвы", флагман независимой журналистики с 1990 года, может оказаться в руках "Газпрома". Никто не может открыть новое издание без поддержки влиятельных бизнес-групп, а в редакционных статьях нельзя критиковать правительство и его интересы. СМИ не только конкурируют друг с другом, но и находятся под небывалым правительственным контролем. Электронные СМИ привлекают особое внимание Путина и его советников.

Правительство продолжает придумывать новые правила, чтобы заткнуть рот журналистам. Антитеррористический закон, одобренный парламентом 17 декабря 2004 года, позволяет Путину вводить чрезвычайные меры, аналогичные тем, что действуют в Чечне, в любое время и в любом регионе страны. Под предлогом антитеррористических операций правительство может запрещать журналистам освещать события и даже упоминать о них. Путин добивается введения этих правил с 2001 года.

Освещать войну в Чечне труднее, чем когда-либо. Я только что вернулся из Чечни, и мне пришлось пробираться туда нелегально из-за запрета для журналистов. Если бы меня поймали местные власти или милиция, я не вернулся бы живым. Такого не было четыре года назад, когда меня арестовали федеральные войска и поместили во временный лагерь в Чернокозово. Впоследствии меня передали пророссийской чеченской милиции и освободили благодаря международной кампании. Сегодня подобное невозможно.

СМИ утратили влияние на россиян, и это плохо. Сегодня народ принимает официальную версию и верит Путину больше, чем СМИ, чего не было три-четыре года назад. Но я не думаю, что на наших глазах происходит возврат к тотальному контролю над СМИ, как было в советские времена. К счастью, существование интернета не позволяет осуществить этот сценарий.

Источник: Reporters without borders


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru