Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 октября 2004 г.

Сильвия Пфайфер | The Telegraph

Путин - политический воротила

В прошлую среду, ровно в полдень, один из самых лакомых кусков российской нефтяной индустрии пошел с молотка.

Российский фонд федерального имущества, который контролирует продажу государственного имущества, выставил на аукцион долю в 7,6% в "Лукойле", одной из крупнейших нефтяных компаний страны. Победителем, заплатившим 2 млрд долларов стала ConocoPhillips, третья крупнейшая нефтяная компания Америки.

Приобретение ConocoPhillips - это лишь последняя из серии инвестиций в российский энергетический сектор международными нефтяными компаниями. В прошлом месяце Total, французский соперник ConocoPhillips, объявил, что готов потратить 1 млрд долларов на покупку миноритарной доли в НОВАТЭК, быстрорастущей компании, которая сейчас является крупнейшим независимым производителем газа в России.

И ChevronTexaco, американская нефтяная компания, тоже объявила о планах широкого альянса с "Газпромом", российским газовым гигантом, по разработке проектов по сжиженному газу.

Однако не масштаб сделок делает их значительными. Они заключаются на фоне того, что ЮКОС, крупнейшая нефтяная компания в России, борется с Кремлем за выживание. Эти инвестиции, таким образом, являются важной демонстрацией того, что эти три известные западные компании должны были заручиться поддержкой Кремля.

По логике вещей, иностранные инвесторы должны бежать при виде того, как правительство сокрушает компанию размера и репутации ЮКОСа. Вместо этого они продолжают приобретать доли в различных секторах российской промышленности.

Так какова же позиция Кремля в отношении иностранных инвесторов? Если он пытается отобрать имущество у таких, как ЮКОС, то почему он продает свою долю в "Лукойле"? Короче говоря, осложнил ли президент Владимир Путин жизнь иностранным инвесторам и компаниям?

"Инвестирование в какую бы то ни было страну связано со страхом и жаждой наживы. События с ЮКОСом испугали людей, однако высокие цены на нефть сделали людей более жадными, - говорит Уильям Броудер, глава Hermitage Capital Management, крупнейшего инвестиционного фонда России. - При таких высоких ценах на нефть многие компании с энтузиазмом смотрят на возможность инвестировать в Россию".

Последние события, похоже, подтверждают слова Броудера. Крупные нефтяники мира активно ищут новые нефтяные и газовые резервы. Россия, несмотря на сопряженные с ней риски, - это слишком крупный приз, чтобы пройти мимо: за последние 8 лет нефтяная промышленность выросла на 9,9%, и сегодня Россия производит более 9 млн баррелей в сутки - почти как Саудовская Аравия (9,5 млн баррелей).

Эти факты привлекли внимание крупных нефтяных компаний.

Джеймс Мальва, глава ConocoPhillips, в последние недели дал понять, что хочет быть крупным игроком в России. Точно так же ExxonMobil и ChevronTexaco продолжают повышать свое производство в стране.

BP, вторая крупнейшая в мире нефтяная компания, до сих пор является единственной из мировых гигантов, создавшей в России мощное присутствие в виде совместного предприятия с ТНК стоимостью 8 млрд долларов. В июле BP заявила, что ее глобальное производство сократилось бы на 3% во втором квартале этого года по сравнению с тем же периодом в прошлом году, если бы не это совместное предприятие. Вместо этого BP получила рост в 18% во втором квартале.

По словам Броудера, рекордные уровни прямых иностранных инвестиций - согласно данным, опубликованным ООН в прошлом месяце, - свидетельствуют, что инвесторы считают дело ЮКОСа изолированным, битвой между Кремлем и Михаилом Ходорковским, основателем ЮКОСа и самым известным российским олигархом из новой породы миллиардеров.

"В этом году было много новых инвестиций, что заставляет предположить, что, если дело ЮКОСа и оказывает негативное влияние, большинство людей считают его проблемой, в основании которой - политическая вендетта, а не изменение политической программы", - говорит Броудер.

Джеймс Фенкнер, стратег "Тройка-диалог" в Москве, согласен. В данный момент, отмечает он, "рынок огораживает дело ЮКОСа, и не видит причин для появления ЮКОСа номер 2". По его словам, Путин сознательно направил сигнал олигархам, что, если они будут вмешиваться в оппозиционную политику, он не только повысит налоги, но и захватит их имущество, а для них самих дело может кончиться тюрьмой. "Это очень четкое послание. Его доносят в столь доступной форме, что даже олигарх в состоянии понять его", - заявляет Фенкнер.

Тем не менее, если последние события не оттолкнули иностранных инвесторов, они заставили их быть более осторожными. Total, к примеру, входит в число компаний, которые вели переговоры о слиянии с российской "Сибнефтью" в прошлом году до того, как "Сибнефть" отменила свое слияние с ЮКОСом. После этого французская компания дала понять, что она не торопится вернуться за стол переговоров.

"Сейчас рисков больше, чем шесть месяцев назад", - подчеркивает один из сотрудников нефтяной отрасли.

Для многих инвесторов решающее значение начинает играть прямая поддержка Кремля. Яркий пример этого все увидели на встрече в июле между Мальвой из ConocoPhillips, Путиным и Вагитом Алекперовым, главой "Лукойла". Большинство сочло эту встречу прямым кремлевским благословением любой сделки американской компании. На прошлой неделе и Conoco, и "Лукойл" подчеркнули, что их сделка получила мощную поддержку и российского, и американского правительств.

"Политическое благословение очень важно сегодня в России, так что, прежде чем принимать какие-либо ключевые решения, компании должны попытаться получить это благословение, - говорит один из представителей нефтяной индустрии в Москве. - Решает ли государство, какие компании могут иметь иностранных инвесторов? Да, определенно".

Для многих "Газпром", газовый гигант, является лакмусовой бумажкой российской приверженности рыночным реформам. В начале этого месяца правительство объявило о слиянии "Газпрома" и "Роснефти" с целью создания самой влиятельной энергетической компании. Большинство глав индустрии сочли это решение попыткой Кремля не просто создать внутреннюю мощную группу, но и усилить контроль над стратегическими частями экономики. "Газпром-Роснефть" дает Кремлю мощный инструмент, чтобы орудовать в ключевом секторе российской экономики.

Также это слияние устранит ограничения на иностранное владение акциями "Газпрома". До сего момента правительство с 38% акций "Газпрома" запрещало иностранцам покупать акции компании в России. Слияние даст правительству прямой контроль над 51% общих акций компании, однако даст возможность иностранцам покупать оставшиеся 49%.

В это время некоторые крупнейшие российские инвестиционные фонды готовятся к будущей битве с Кремлем за предлагаемые поправки к закону об акционерных обществах. Поправки разрешают акционерам, владеющих 90% акций компании, выкупать оставшееся меньшинство по цене, определяемой консультантом, нанятым и оплачиваемым контролирующим акционером.

В письме к Путину в прошлом месяце группа из 25 инвесторов выразила опасение, что новые поправки поставят иностранных инвесторов в невыгодное положение. "Внешние инвесторы в России по определению миноритарные акционеры", - отмечает Броудер.

Победа ConocoPhillips в аукционе - это, вне всякого сомнения, сигнал поддержки этой сделки правительством Путина и шаг, в некоторой степени помогающий восстановить доверие инвесторов к России. Однако это доверие пока остается хрупким.

"Ситуация для инвесторов сейчас не хуже, чем она была, - говорит Броудер. - Однако любой, кто инвестирует в Россию, должен понимать причины, по которым инвестировать в Россию так дешево, и быть готовым к риску, прежде чем соваться в воду".

Источник: The Telegraph


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru