Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 октября 2006 г.

Юрий Зарахович | Time

Почему свара между Грузией Россией может стать головной болью США

Москва хочет установить контроль над своим пронатовским соседом, и шпионский скандал может предоставить для этого благоприятную возможность.

Россия наращивает эскалацию скандала со своим маленьким, стремящимся в направлении НАТО соседом Грузией, приостановив транспортные и почтовые сообщения с ней. Ни поезда, ни самолеты, ни корабли, ни машины, ни денежные переводы - ничто не может пересечь границу. В этот раз ситуация гораздо серьезнее, чем просто очередной скандал с одной из бывших республик. Противостояние с Грузией может вскоре стать причиной головной боли для администрации Буша, которая поддерживает право Грузии на объединение с Западом.

Объявление о новых мерах прозвучало во вторник, причем уже после того, как Грузия передала России четверых военнослужащих, обвиненных в шпионаже, и на фоне того, как несколько месяцев звучали оскорбления в адрес России, угрозы восстановить суверенитет Грузии над непризнанными республиками Абхазией и Южной Осетией, занимающими промосковскую позицию, а также после нападений на российских военнослужащих в Грузии. Москва настаивает, что Россия является потерпевшей стороной, вынужденной предпринимать ответные действия.

Однако кризис, подстегиваемый беспорядочными эмоциональными вспышками со стороны Грузии, на самом деле может вписываться в московскую программу, так как более глубинной причиной конфликта является геополитическая ориентация Грузии. Грузия вступила в проект строительства нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан, который огибает Россию и прекращает ее монополию на транспортировку каспийской нефти на мировые рынки. Грузия противостояла Москве по ряду региональных проблем, и она пытается вступить в НАТО, ставя российское военное руководство перед перспективой усиления позиций стратегического соперника в собственном "подбрюшье". Коротко говоря, этот кризис является выражением неспособности России примириться с независимостью Грузии.

Для усиления финансовой блокады российские законодатели в среду рассмотрят закон о запрете финансовых переводов в Грузию. В данный момент около 1,2 млн грузин, работающих в России, в год переводят на родину около 2 млрд долларов, что составляет примерно 20% ВВП Грузии.

Грузия на прошлой неделе определенно пыталась спровоцировать соседа-гегемона, пойдя на демонстративный арест четверых офицеров российской армии, которым угрожало по 20 лет тюремного заключения, и взяв в оцепление штаб российской армии в Тбилиси, требуя выдачи еще одного российского офицера. Группа российских военнослужащих была разоружена и подвергнута избиению.

Однако Россия оказалась более чем подготовлена к такой эскалации. Москва отозвала своего посла, закрыла дипмиссию, эвакуировав ее персонал, и привела свои все еще находящиеся в Грузии войска численностью в 4 тысячи человек в состояние повышенной боевой готовности, приказав им в случае необходимости в целях защиты стрелять на поражение. "Эти люди думают, что, находясь под крышей своих иностранных спонсоров, они могут чувствовать себя комфортно и в безопасности, - сказал Путин, в телевизионном выступлении в воскресенье. - Так ли это?"

Намек на США был прозрачным. Путин усилил поддержку сепаратистской программы Южной Осетии и Абхазии, которые откололись от Грузии при поддержке России в 1990-х и с которыми Россия обращается так, как если бы они были аннексированы: Путин пригласил глав этих территорий на крупную российскую экономическую конференцию, проходившую в воскресенье неподалеку от грузинской границы.

Чувствуя опасность, возникшую из-за спровоцированного гнева России, Грузия быстро пошла на попятный. Четверо арестованных были переданы европейским дипломатам и в понедельник вечером доставлены в Москву. Однако вместо того, чтобы ответить на это смягчением мер, Кремль как будто бы решил воспользоваться предоставленной Грузией возможностью, чтобы дожать свою позицию.

Отношения между Россией и Грузией стали напряженными еще в последние годы существования Советского Союза, когда в этой республике СССР президентом был избран ярко выраженный националист. Раскол расширился после распада Советского Союза, когда российская армия оказала помощь сепаратистам Южной Осетии и Абхазии. А до критической точки ситуация дошла два года назад, после прихода к власти в результате народного восстания нынешнего правительства Михаила Саакашвили.

Грузия едва ли сможет когда-либо заманить отколовшиеся регионы обратно в гнездо, если только Тбилиси не сделает так, чтобы этот вариант показался Осетии и Абхазии более привлекательным, чем союз с Россией. Усиленные намеки Саакашвили на намерение решить вопрос жесткими мерами позволили Москве обвинить руководство Грузии в угрозах агрессии. И это, безусловно, помогло президенту Владимиру Путину сплотить общественность России под националистическими лозунгами. Опрос, проведенный в прошлом месяце "Эхом Москвы", показал, что 40% в целом либеральной аудитории слушателей этой радиостанции считают, что национальные интересы России оправдывают любую жесткую позицию по отношению к Грузии.

Национализм может сослужить такую же хорошую службу неназванному пока преемнику Путина, как чеченская война Путину в 1999 году, - это в том случае, если Путин почувствует в себе достаточно сил, чтобы рискнуть и попытаться вернуть контроль Москвы в соседнем регионе, бросив вызов государству, представляющему собой, по его мнению, ставленника США на его собственной территории.

Учитывая приверженность США поддержке Грузии, это противостояние представляет собой дилемму для администрации Буша: если оба - Путин и Саакашвили - не образумятся, то раздор, начавшийся с ареста четверых российских офицеров, может быстро превратиться в настоящее бедствие.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru