Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
4 октября 2006 г.

Питер Финн | The Washington Post

Грузинские виноградники страдают от российского холода

Эмбарго Кремля на импорт грузинского вина рассматривают как возмездие за прозападную позицию страны

В Телави, под сенью Кавказских гор, виноград тяжелыми гроздьями свисает с лозы и уже созрел для сбора. Владелец "Винного погреба Телави" Зураб Рамазашвили качает гроздь в своей ладони, отрывает одну виноградину и наслаждается ее тугой, сочной плотью.

"Я с большим оптимизмом смотрю на наш урожай этого года, - говорит он и прибавляет со спокойной улыбкой: - Но куда продавать вино?"

В этом бедном и неласковом уголке восточной Грузии люди делали вино на протяжении тысячелетий, и эта традиция пережила советскую национализацию и хаос, возникший после крушения коммунизма. Но из-за гор в Кахетию, легендарный винодельческий район Грузии, прилетел новых ураган со стороны России.

В нынешнем году российские руководители здравоохранения запретили импорт и продажу любого грузинского вина, ссылаясь на его низкое качество. Это стало тяжелым ударом для второй по объему экспорта отрасли грузинского хозяйства, которая продавала почти 80% процентов производимого вина в Россию.

Грузины восприняли запрет как политическую месть за все более напряженные отношения своей страны с Кремлем, которые достигли нового пика враждебности после задержания четырех российских военных офицеров, расквартированных в Грузии, по обвинению в шпионаже.

Напряженность в отношениях двух стран возникла после прихода к власти в начале 2004 года грузинского президента Михаила Саакашвили, который немедленно взял прозападный курс, предполагающий, в частности, вступление Грузии в военный альянс НАТО.

"В нынешнем году линия фронта в экономической войне проходит здесь, в виноградниках Кахетии", - сказал Саакашвили на встрече с министрами в начале сентября.

Эффект от запрета на ввоз вина наступил немедленно и повсюду - и в полях, где лоза глубоко ушла в высохшую землю, и на винных заводах, которые за последние годы вложили миллионы долларов в новое оборудование. По данным грузинских виноделов, объем ежегодного производства вина в Грузии рухнул с уровня, достигавшего почти 50 млн бутылок в 2005 году, до 20 млн (по прогнозу) в этом году, и индустрия стремительно теряет рабочие места и инвестиции.

Например, в 2005 году "Винный погреб Телави" продал около 2,5 млн бутылок вина в Россию, что составляет около 70% общего объема производства этого предприятия. В этом году, после утраты российского рынка, Рамазашвили прогнозирует, что он сумеет продать только 1,7 млн бутылок. "Это очень болезненно, - говорит Рамазашвили, - а выход на новые рынки - очень длительное и дорогостоящее занятие".

"Сейчас нельзя продать виноград за приличную цену", - говорит 70-летняя Кето Боглоцишрили, собирая вместе с семьей виноград "Ркацители". Семена этого грузинского сорта винограда были найдены в глиняных кувшинах, которые датируются 3000 годом до нашей эры. Цены на белый виноград упали по сравнению с прошлым годом примерно на 30%.

"Нам почти нет смысла тут работать", - говорит теплым осенним днем муж Боглоцишрили Шота, наклоняясь, чтобы срезать гроздья винограда.

Однако российский запрет мог бы в то же время помочь диверсифицировать отрасль, которая стала слишком сильно ориентироваться на один-единственный рынок и обращала слишком мало внимания на качество производимого ею вина.

"Потребуется какое-то время, чтобы оправиться от этого кризиса, может быть, несколько лет, но может оказаться, что нет худа без добра, - говорил совладелец винзавода "Братья Асканели" Зураб Чхеидзе. - Нам придется найти новые рынки сбыта и производить новые и более совершенные виды продукции".

Официальные лица в Москве обосновывают свои действия тем, что грузинское вино, как и вино из Молдавии, содержит пестициды и другие посторонние вещества. Россия также запретила ввоз грузинских минеральных вод и сельскохозяйственной продукции, а на этой неделе прервала все транспортные связи между двумя странами.

Более 600 галлонов вина, уже завезенного в Россию, были уничтожены, а виноделы вроде Чхеидзе, у которого в момент введения запрета 40 тыс. бутылок находилось в России, потеряли сотни тысяч долларов.

Грузинские рестораны, разбросанные по Москве, неожиданно оказались вынуждены подавать вино из Западной Европы и двух Америк. "Это совсем не то", - говорит управляющий московского ресторана "Алаверды" Гоша Маркелиа. "Мы выросли - я имею в виду и русских, и грузин - на грузинском вине, и поэтому чилийские и французские вина для нас чужие. Наши клиенты не любят эти вина и не хотят их пить, но мы ничего не можем поделать".

Виноделы в Грузии согласны с тем, что часть вина, которое продавалось в России как "грузинское", было поддельным. Однако они подчеркивают, что это вино на самом деле не было привезено из Грузии, большая его часть вообще была произведена на территории России.

В прошлом году на российском рынке было продано 150 млн бутылок "грузинского" вина, по большей части дешевого, хотя Грузия произвела в 2005 году всего 50 млн бутылок.

На дешевое молдавское, румынское, венгерское и болгарское вино приклеивали этикетки грузинского и продавали в России - стране, где настоящие грузинские вина, особенно полусладкие и полусухие, любят с XVIII века, времени, когда царская армия пришла в Грузию.

"Российский рынок был легкодоступен - слишком легко. Можно было продать там все что угодно", - говорит Георгий Маргвелашвили, президент винодельческой компании "Тбилвино", расположенной на окраине грузинской столицы Тбилиси и производящей одни из самых изысканных вин в стране. "Этот кризис заставляет нашу отрасль проникнуться новыми идеями - как производить вино все более высокого качества и как его продавать".

Компания Маргвелашвили и другие виноделы сейчас пытаются выйти на новые рынки, от Китая до Соединенных Штатов, где Маргвелашвили сейчас ведет переговоры с посредниками. Однако, как он говорит, потребуется по крайней мере еще три года, чтобы его предприятие вышло на уровень производства 2005 года. В прошлом году он продал 1,5 млн бутылок, из которых 650 тыс. отправились в Россию.

"В этом году будет очень большой удачей, если мы продадим 800 тыс. бутылок, - говорит Маргвелашвили, которому пришлось уволить 40 из 125 работников винзавода. - В прошлом году мы закупили 2600 тонн винограда во время сбора урожая. В этом году мы не купили ничего - у нас достаточно запасов".

Чтобы утилизировать урожай нынешнего года, виноград направляют на производство соков и спирта; некоторые грузинские компании скупают часть урожая в порядке благотворительности. Армия тоже покупает виноград, чтобы использовать его в солдатском меню.

Грузинское правительство вводит систему контроля качества продукции, чтобы искоренить постоянно возникающую проблему подделок. Саакашвили жаловался на встрече с министрами, что недавно заказал бокал "Мукузани" в грузинском ресторане в Польше, в Кракове, но оно не имело никакого отношения к сухому красному вину с глубоким вкусом, которое производится из винограда, растущего в Кахетии.

"Когда я попробовал это вино, то подумал, что лучше бы я этого не делал, - сказал Саакашвили. - Это была вода со спиртом и красителем".

Правительство также рекламирует грузинское вино в таких странах, как Украина, где продажи быстро растут. Грузинские чиновники признаются, что конфликт с Россией привлек во всем мире внимание к их виноградникам.

"Действия России были для нас прекрасной бесплатной рекламой, - сказал министр сельского хозяйства Грузии Михаил Свимонишвили, который весь сезон сбора винограда, с середины сентября до середины октября, проводит в Кахетии. - Мы справимся, и я уверен, что в конце концов это пойдет нам на пользу".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru