Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2020 г.
4 апреля 2005 г.

Сабине Бейклер | Tagesspiegel

Турецкие женщины в Берлине. Семья - их враг

Сначала они приезжали сюда работать на швейных фабриках или на конвейере, потом уже только в качестве жен и дочерей: спустя 40 дет после начала турецкой иммиграции в Германию в Берлине живет около 70 тыс. турчанок, треть из них имеет немецкий паспорт. У немцев сложилось определенное представление о турецких женщинах. Образ турчанки у всех примерно одинаковый. Это образ женщины, которая идет через Кройцберг или Нойкельн и ведет за собой детей. Общественность обращает на них внимание главным образом тогда, когда поднимается вопрос о запрете на ношение платков или когда происходят какие-либо преступления: только Берлине за последние несколько месяцев шесть турчанок были убиты из-за того, что они запятнали честь семьи, решив жить по своему собственному усмотрению. Немцы могут только догадываться о том, в каком разладе живут многие турецкие девушки и женщины: между патриархальным семейным укладом и западным стилем жизни.

Она не может кричать. Страх сдавливает ей горло. Она заперта в этой машине, окруженная мужчинами, которые затащили ее сюда, угрожая пистолетом. Оружие, она неотрывно смотрит на него. Эти мужчины хотят ее убить. Потому что она не захотела подчиниться, не послушалась свою семью. Она заставляет себя собраться с мыслями. Успокойся, Нурай, успокойся. Через некоторое время, показавшееся ей вечностью, ей в голову пришла спасительная идея. Она должна это попробовать. Это ее последний шанс. Она придумывает небылицу, которая спасает ей жизнь.

Нурай 26 лет. Она росла вместе с тремя братьями в Берлине, в консервативной семье. Ее родители родом из Измита, области на западе Турции, они правоверные мусульмане. Нурай должна была носить на голове платок с семилетнего возраста, после школы она должна была сразу возвращаться домой. Она довольно рано поняла, что школа может дать ей определенную свободу: после обеда Нурай участвует в работе различных кружков, и ей не нужно тотчас возвращаться домой. Она всегда получает хорошие отметки, становится лучшей ученицей в классе, она надеется, что после окончания 10-го класса родители разрешат ей продолжить образование.

Нурай не хочет возвращаться в Турцию. Там ее ждет мужчина, за которого она должна выйти замуж. Он на 12 лет старше ее, приходится ей троюродным братом, работает таксистом в городе Кония в Средней Анатолии. В первый раз она увидела его двенадцатилетней девочкой, когда с семьей ездила отдыхать в Турцию. В последний раз - 5 лет назад. С тех пор они не виделись.

Все свои силы она отдает учебе, и после окончания школы она может идти учиться на врача. Она бы с большим удовольствием изучала медицину, но родители запрещают ей это. "Здравомыслящей женщине, - говорит ее отец, - это не нужно". Члены семейного клана боятся, что она поступит в университет в другом городе и вырвется из-под контроля, считает девушка. В Берлине она под наблюдением: хороший друг ее отца постоянно следит за ней. Он часто приходит к ним в гости. Он забирает ее с работы, ждет у дверей супермаркета, когда она идет за покупками, иногда она замечает его на улице, когда разговаривает со своими турецкими подружками. Он словно тень, неотступно следующая за ней.

Еще два года назад Нурай не принимала всерьез разговоры родителей о свадьбе в Турции. "Он будет хорошим мужем", - говорили они . "В шутку", как считала Нурай. "Нет, я не хочу", - ответила она тогда.

Но отец и мать проявляли всю большую настойчивость. "Ты наша дочь. И нам решать, за кого ты выйдешь замуж", - говорили они. Возражений они не терпели. Мать могла даже ударить ее. Нурай знает, что она не может больше восставать против родителей. Иначе они запретят ей работать.

Угрозы становятся все более решительными. "Даже не вздумай думать о побеге, - говорит отец. - Мы тебя убьем. Неважно когда, неважно где, неважно, сколько тебе лет". Это она слышала ежедневно. Дома отец и ее надзиратель постоянно обсуждают девушек, которые своим поведением оскорбляют честь семьи. Рассказывают, что им приходится "плохо", когда их находят. Нурай запугана. И в конце концов она соглашается. Соглашается выйти замуж за этого человека. Только она хочет закончить образование.

Но Нурай постоянно отсрочивает момент своего принудительного замужества. Она работает помощником врача в одной турецкой клинике. Начальник ценит ее и отправляет на повышение квалификации. Когда один курс закончен, появляется новый - как будто по молчаливому соглашению между ними.

В один из январских дней среди семейных документов Нурай находит билеты на самолет в Турцию - для отца, для матери и для себя. Дата вылета - через три недели. Времени в обрез. Нурай планирует побег: через службу экстренной помощи женщинам она находит себе место в убежище для женщин. Субботним вечером Нурай уходит из дома. С собой она взяла небольшую сумку, паспорт, немного наличных денег и банковскую карточку. Ее пробирает дрожь. Она никогда не сможет вернуться к своей прежней жизни.

На следующий день она перерегистрируется в Берлине. С особым удостоверением, которое выдают во всех убежищах нуждающимся в защите женщинам, она обращается в соответствующе учреждение. Сразу после перерегистрации начинает действовать закон о запрещении давать о ней какие-либо сведения. Через неделю она собирается пойти в банк, чтобы проверить состояние своего счета. Сопровождение? Нет, не нужно. Нурай чувствует себя в безопасности.

Тут происходит непостижимое: когда она выходит из банка, она чувствует, как двое мужчин крепко хватают ее сзади. Им, должно быть, лет 25-30. Они шепотом говорят ей, что она должна пойти с ними и не кричать.

Она чувствует пистолет, прижатый к ее спине. Мужчины затаскивают ее в машину. По мобильному телефону они извещают ее отца. На вопросы Нурай они не отвечают. На приборной панели Нурай видит свою фотографию. Она понимает: ее отец нанял людей, чтобы отыскать ее.

Через три четверти часа появляется ее отец. Они ездят по городу, Нурай не знает, где она находится. Отец спрашивает ее, где она остановилась. Нурай смотрит на пистолет, она боится, что отец или его помощники убьют ее.

Спасительная идея! Нурай говорит, что она оставила в убежище для женщин письмо, в котором говорится, что члены ее семьи хотят ее убить. Если она не вернется через 2 часа, то письмо вскроют. Поначалу мужчины ей не верят, но постепенно они начинают проявлять беспокойство. Они заставляют ее назвать адрес убежища, привозят ее к зданию. Нурай соглашается сходить за своими вещами. Своего отца и остальных мужчин она просит подождать на улице.

Служащие убежища сразу же вызывают полицию. Через две минуты шесть сотрудников полиции уже на месте. Однако машина исчезла. Полицейские понимают, что Нурай подвергается смертельной опасности. Две сотрудницы полиции охраняют ее в убежище, три полицейские машины стоят перед зданием. Через два часа Нурай предоставят новое убежище. Полиция сопровождает ее до самого самолета. Через два часа она прибывает в другой город - переодетая и в парике. Местные полицейские уже ждут ее и отвозят в другое убежище для женщин.

Сейчас Нурай ищет работу. Она говорит, что у нее все хорошо. Но она боится. Боится слежки - везде, где бы она ни находилась.

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru