Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
4 декабря 2006 г.

Стивен Ли Майерс | The New York Times

У русских есть причины для паранойи

Даже если человек верит в теорию заговора (а русские в нее, конечно, верят), то это не значит, что против него не плетутся интриги.

Именно так отнеслись в Москве к отравлению Александра Литвиненко, секретного агента, сбежавшего в Лондон и умершего там 23 ноября. Его дело стало еще более запутанным на прошлой неделе, когда на борту трех британских самолетов были обнаружены следы радиоактивных веществ, а в Москве был отмечен еще один случай загадочного заболевания.

Медленная гибель Литвиненко, загадка, окружающая последние дни перед его отравлением, предсмертная записка с обвинениями в адрес Путина (она была составлена на английском, отметили с подозрением некоторые россияне) - все это поддержало мнение в том, что это, конечно же, был заговор. Но только не тот заговор, о котором говорят критики Путина.

Сторонники этой точки зрения считают, что это был не заговор Кремля с целью заткнуть рот критику, а заговор его врагов с целью дискредитировать Кремль. Ясно, что подозревать нужно находящихся в изгнании критиков Путина или, конечно же, президента Буша и ЦРУ либо Запад (в целом).

Или это мог быть заговор одной из кремлевских фракций, которая хотела представить дело так, будто в нем виновата другая кремлевская фракция.

"Имеется слишком много доказательств", чтобы можно было думать иначе, считает московский политолог Станислав Белковский, связанный с Кремлем.

На самом деле, доказательств вообще не очень много, есть лишь вопросы и подозрения. То же самое, кстати, можно сказать и об обвинениях в адрес Путина, несмотря на то, что его критики столь пылко им верят.

Конечно, в любой стране есть собственные теории заговора - шпионские драмы времен холодной войны и Голливуд породили изрядное их число. Но в России эти теории расцвели на благодатной почве русского воображения - такую почву мало где встретишь.

Советские лидеры были одержимы заговорами, реальными и мнимыми. Они так часто переписывали историю, постоянно подделывали экономические доклады о достигнутых успехах, скрывали так много неприятных событий вроде чернобыльской катастрофы, что мало кто в России верит, будто ему известная вся правда о чем-то. А при отсутствии правды начинают возникать теории заговора.

Так обстоит дело и по сей день, и как минимум часть вины за это лежит на Путине. Он задавил средства массовой информации, а каждодневные действия Кремля вновь скрыты от глаз общественности, как это было в советские времена. Неприятный факт состоит и в том, что критики Кремля, среди которых множество журналистов, продолжают гибнуть при обстоятельствах, которые следователям еще только предстоит установить.

Теориями заговора окружена вся деятельность Путина на посту президента, начиная с его внезапного взлета к вершинам власти в качестве преемника Бориса Ельцина в 1999 году. Той осенью в результате взрывов жилых домов погибли 243 человека, и из-за этого общество оказало мощную поддержку второй войне в Чечне, сепаратистском регионе России. С самого начала к этим взрывам отнеслись с подозрением, особенно когда федеральных агентов застали за тем, как они складывают взрывчатку в подвал еще одного здания. (Это была "учебная тревога", заявили в конце концов власти.) В российской политике насилие явно сыграло на руку таким сторонникам жесткой линии, как Путин.

Одним из тех, кто поддерживал теорию о том, что российские спецслужбы создали заговор с целью взорвать своих собственных граждан и раздуть войну в Чечне, был Литвиненко, бывший агент тех самых спецслужб, против которых он выдвинул обвинения в книге "ФСБ взрывает Россию". Книга была опубликована при поддержке Бориса Березовского, магната, живущего в изгнании в Лондоне и ставшего самым жестким критиком Путина (их чувства, судя по всему, взаимны).

Алексей Венедиктов, ведущий и ответственный редактор радиостанции "Эхо Москвы", считает, что неспособность правительства тщательно расследовать взрывы породила недоверие. Точно так же некоторые уверены, что власти знают больше, чем говорят, о захвате террористами школы в Беслане в 2004 году, при штурме которой погибли 332 заложника и участника штурма.

"Пока общество не имеет информации, теории заговора будут множиться и расти, - заявил Венедиктов. - Это не значит, что заговора нет".

Какова его версия? Это не были ни Путин, ни спецслужбы. На самом деле мало кто из русских считает, что лидеры страны поступили бы так открыто, применив радиоактивный изотоп. Его использовали, чтобы так окружающие подумали!

Алексей Венедиктов считает, что отряд убийц, не подчиняющийся в своих действиях правительству, убил Литвиненко, чтобы запугать политическую элиту и заставить Путина остаться на третий срок, хочет он того или нет. Согласно закону, он будет обязан оставить свой пост в 2008 году.

"Те, кто стоит за данным убийством, хотят в будущем возложить ответственность на Путина", - считает он, чтобы тот не оставил свой пост, опасаясь уголовного преследования.

В российской прессе, где объективность в последнее время крайне эфемерна, даже в самых чудовищных версиях почти всегда вина отводится от Кремля и Путина и вновь возлагается на самих обвинителей. "Известия" в четверг предложили четыре версии. По одной из них, Литвиненко продавал радиоактивные материалы на черном рынке. По другой, они с Березовским создавали ядерную бомбу для помощи чеченским сепаратистам.

И эти теории по поводу гибели Литвиненко не просто обсуждаются где-то на задворках. Председатель верхней палаты парламента Сергей Миронов отметил, что истории с гибелью Литвиненко и Анны Политковской (журналистки, убитой в октябре) произошли накануне поездок Путина в Европу. "Я в такие случайности не верю", - заявил он.

На прошлой неделе, на следующей день после смерти Литвиненко появилось сообщение о том, что бывший премьер-министр и критик Путина Егор Гайдар попал в больницу. Его соратник Анатолий Чубайс связал это происшествие со смертями Литвиненко и Политковской, но не с Путиным. Чубайс, глава российской электроэнергетической компании, говорил о глобальной теории заговора, предусматривающей покушение на Путина.

Логику этих заговоров (даже если не говорить о соответствии фактам) иногда проследить очень сложно, однако пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что в Лондоне многие беглецы и их сторонники готовы поверить всему, что бросает тень на Россию. "Это печальное наследие прошлого", - сказал он.

В ответ на прямой вопрос он высказал предположение, что за обвинениями Литвиненко стояли "коммерческие интересы".

Даже сам Путин затронул тему заговоров, задавшись вопросом о происхождении последнего заявления Литвиненко. "Если такая записка действительно появилась до кончины господина Литвиненко, то тогда возникает вопрос, почему она не была ранее обнародована при его жизни".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru