Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
4 февраля 2004 г.

Джон Даймонд | USA Today

Мираж в пустыне. Как США не смогли правильно оценить иракский арсенал

За год до того, как президент Буш отдал приказ о вторжении в Ирак, американские спутники-шпионы над пустыней на западе Ирака сфотографировали трейлеры, стоящие в очереди у военного бункера. Груз был накрыт брезентом.

По системе реле спутники передали цифровые изображения в Форт Бельвор в Вирджинии. Через несколько часов картинки были на экранах мониторов у аналитиков ЦРУ. Они сыграли решающую роль в суждении, которое, по-видимому, оказалось ошибочным - о том, что Ирак имеет запасы оружия массового уничтожения.

Интерпретация аналитиками фотографий автоколонны, сделанных 17 марта 2002, и еще семи конвоев, замеченных в следующие два месяца, наверное, является самым важным примером того, как американская разведка впала в заблуждение по поводу арсенала Саддама Хусейна. Аналитики осуществили логическую интерпретацию данных, но основывались при этом больше на предположениях, чем на фактах.

Восемь колонн выпадали из схемы обычных военных перемещений Ирака. Их усиленную охрану осуществляли самые доверенные офицеры Саддама, их сопровождали машины, которые специалисты приняли за емкости для обеззараживания людей и оборудования после соприкосновения с химическими агентами.

Но у ЦРУ возникла проблема. Снимки, которые спутник KH-11 делал раз в день, не показывали, куда движутся колонны.

С позиции американской разведки, колонны могли исчезнуть в пустыне, как мираж. Почти через год после вторжения в Ирак предполагаемые арсеналы Саддама остаются миражем.

Фотографии колонн, о которых подробно рассказали четыре высокопоставленных представителя разведки в совместном интервью, сыграли решающую роль в изменении подхода: от предположения, что у Ирака может быть запрещенное оружия к утверждению, что в Ираке оно наверняка есть.

Утверждение, что у Саддама есть химическое и биологическое оружие и возможность применить его против соседних государств и даже против США, было сформулировано в документе от 1 октября 2002 года, который назывался "Оценка национальной разведки". Оценка не стала причиной решения президента Буша свергнуть Саддама. Но она серьезно повлияла на членов конгресса при рассмотрении вопроса о применении силы против Ирака и была центральным моментом выступления госсекретаря Колина Пауэлла в Совете Безопасности ООН год назад.

Пауэлл утверждал, что Саддам нарушил резолюции ООН, принятые после войны 1991 года и требующие разоружения Ирака. Но Дэвид Кей, бывший глава группы по поиску вооружений Саддама, говорит, что Ирак избавился от большей части запрещенного оружия в течение шести месяцев после войны 1991 года, а в последние четыре года исследования Ирака в области вооружений находились в хаотическом состоянии, о чем ЦРУ не знало.

Неспособность найти в Ираке химическое или биологическое оружие наносит удар по главному оправданию, которое администрация Буша предложила для вторжения в Ирак. Она вызывает опасения, что США проводят политику превентивной угрозы, имея разведывательную систему с серьезными дефектами.

Важные находки

Как мог разведывательный аппарат, стоящий стране 40 млрд долларов в год и занимающийся режимом Саддама более десяти лет, так ошибиться? В ходе трехмесячного расследования, предпринятого USA Today, было проведено более 50 интервью и изучены тысячи страниц документов. Установлено следующее.

Тома разведданных давали основания предположить, что в Ираке ведется незаконная деятельность, связанная с оружием, но не доказывали, что Ирак имеет такое оружие. Сведения были интригующими, но неубедительными. Спутники фотографировали автоколонны, но не могли определить, куда они направляются. Источники сообщали о попытках Ирака купить запрещенное оборудование, но не говорили, удались ли эти сделки. Электронные перехваты показывали, что Ирак что-то прячет, но не проясняли, что именно.

Несмотря на отсутствие доказательств, директор ЦРУ Джордж Тенет и его ближайшие советники решили сделать окончательный вывод. На основе опыта, связанного с Ираком, и памятуя о терактах 11 сентября 2001 года, они гораздо больше боялись недооценить иракскую угрозу, чем переоценить ее.

Не многие представители американской разведки, конгресса и администрации приняли всерьез заявления Ирака о ликвидации оружия. Недостаток информации, утверждали представители разведки, свидетельствует не о невиновности, а о сокрытии фактов и лжи.

Обманутые раньше

Аналитикам американской разведки не хотелось трактовать сомнения в пользу Ирака потому, что прежде Саддаму уже удавалось их одурачить.

После войны 1991 года оружейные инспектора ООН, получив сведения от иракского перебежчика, обнаружили гораздо более обширную программу по разработке ядерного оружия, чем предполагало ЦРУ. Это повторилось в 1995 году, когда Ирак признал наличие программы по созданию биологического оружия, не обнаруженной ЦРУ.

"Урок 1991 года заключался в том, что Саддам обманывал гораздо эффективнее и продвинулся гораздо дальше, чем мы думали", - заявил в интервью Стюарт Коэн, вице-президент Национального разведывательного совета.

Фактически все болезненные уроки, полученные ЦРУ в последнее время, были связаны с неспособностью обнаружить угрозу и предупредить о ней. Среди них взрыв казарм в Саудовской Аравии в 1996 году, ядерные испытания в Индии и Пакистане в 1998-м, взрыв авианосца USS Cole в Йемене в 2000 и, наконец, теракты 11 сентября.

В июле 1998 года комиссия, возглавляемая нынешним министром обороны Дональдом Рамсфельдом, указала, что американская разведка может оказаться неспособной предупредить об угрозе баллистических ракет таких государств, как КНДР, Иран и Ирак.

Решающие фотографии

Из всех обвинений, которые администрация Буша выдвинула против Ирака, самым важным было то, что у Саддама есть химическое и биологическое оружие, способное уничтожить миллионы людей. А наиболее важным подкреплением этих обвинений были фотографии автоколонн, сделанные в марте, апреле и мае 2002 года.

История о подозрительных автоколоннах в иракской пустыне иллюстрирует то, как ЦРУ превратило требующую осмысления информацию в выводы, выходящие далеко за пределы фактов. Она также обозначает границы возможностей технической разведки. Спутники делают фотографии через определенные промежутки времени, но, поскольку они не могут зависнуть на орбите, они не способны передавать изображение того, что происходит, в развитии.

Восемь подозрительных колонн имели разительное сходство с колоннами с химическим оружием, замеченными спутником-шпионом в 1988 году. Аналитики поместили старые и новые фотографии на демонстрационной доске. Они сравнили восемь подозрительных колонн с фотографиями более 100 иракских колонн с обычными вооружениями, сделанными весной 2002 года. Они поместили их на постеры "Нормальная активность" и "Необычная активность".

К сентябрю после интенсивных дебатов было выработано мнение, и аналитики, готовившие разведывательную оценку, "с большой долей уверенности" решили, что колонны перевозили химическое оружие. Вывод пришелся ко времени, поскольку Буш начал убеждать ООН и конгресс в необходимости войны против Ирака.

Однако за несколько недель до вторжения появились признаки того, что ЦРУ могло ошибиться. Инспектора ООН посетили сфотографированные объекты, наряду с множеством других, и не нашли никаких следов химического или биологического оружия. По настоянию ЦРУ инспектора искали грузовики с обеззараживающим составом, но нашли только цистерны с водой.

Дедуктивный метод

Что же делали колонны, если не перевозили химическое оружие? В цистернах могла быть вода на случай взрыва боеприпасов или топливо, если колоннам предстояло пройти большое расстояние. Трейлеры могли быть загружены обычными ракетами или снарядами, которые трудно отличить от химических боеприпасов. Американская разведка не знала и до сих пор не знает, куда направлялись конвои и что они везли.

Другие важные компоненты оправдания войны также были основаны на дедуктивном методе.

Поскольку в 1980-е годы Ирак продемонстрировал, что умеет делать химическое оружие, разведка сочла, что рецепт не утерян. "Знания не исчезают", - заявил Коэн.

Начиная с 1999 года спутниковые фотографии, которые делались на основе информации, полученной от агентов, показывали, что Ирак расширяет химический завод недалеко от Фалуджи, который может производить такие материалы для химического оружия, как фенол и хлорин. За четыре года ЦРУ получило от 15 людей информацию о том, что Ирак восстанавливает мощности по производству оружия на этом и других заводах. Но ЦРУ оценило надежность пяти лучших источников как "среднюю".

Электронные перехваты и информация от агентов свидетельствовали о том, что офицеры высокого ранга на некоторых из этих объектов были людьми, которые участвовали в производстве химического оружия в 1980-е годы.

Хлорин можно использовать для гражданских целей, например для очистки воды. Но у аналитиков ЦРУ оставались подозрения из-за сообщений, что на иракских водоочистных сооружениях имеется избыток хлорина. Зачем расширять завод при наличии избытка, если не для того, чтобы производить химическое оружие, спрашивали они.

ЦРУ обнаружило деятельность посредников, ведущих с иностранными правительствами и компаниями переговоры о закупке оборудования и химикатов, использующихся, в частности, в производстве химического оружия. Не имея достаточных свидетельств, разведка сочла, что запрещенные материалы были получены.

Такие же выводы были сделаны из отчетов ООН. Например, инспектора ООН сообщили, что Ирак не предоставил отчет о 3 тысячах тонн химикатов, которые могут использоваться для производства оружия. Оружейные эксперты ЦРУ заявили, что Ирак может использовать эти химикаты для производства от 100 до 500 тонн химического агента, и эту цифру неоднократно повторяли представители администрации.

ООН также заявила, что Ирак не смог отчитаться за вещество, представляющее собой среду, на которой можно вырастить 25 тысяч литров биологического агента сибирской язвы, и высказала предположение, что 10 тысяч литров антракса, имевшихся в Ираке в 1991 году, до сих пор существуют.

Разведка объединила спорные сведения о химических и биологических агентах с не менее спорными сведениями о средствах их доставки. Ирак, утверждало ЦРУ, имеет 20 ракет "Скад" и разрабатывает беспилотный летательный аппарат, который можно будет запустить с торгового корабля, чтобы нанести удар по США.

Затем представители администрации Буша перевели самые мрачные подсчеты ЦРУ в количество возможных жертв. В 2003 году в обращении к нации Буш сослался на цифры ООН и заявил, что сибирской язвой можно поразить "несколько миллионов человек", а химическим оружием - "многие тысячи".

С момента начала войны ракет "Скад" не обнаружили. Беспилотный летательный аппарат, найденный американской поисковой группой, слишком мал, чтобы служить средством доставки химического или биологического оружия.

"Горы" свидетельств

Только теперь мы начинаем понимать, что информации об иракском оружии было мало как раз потому, что оружия не существовало. Эйрис Паппас, бывший аналитик ЦРУ, сказал в интервью, что разведка "ослепла на три года", после того как в 1998 году из Ирака уехали инспектора ООН. На основе имеющихся данных аналитики, возможно, делали разумные выводы, считает Паппас, но они не приняли во внимание другие возможные объяснения.

Администрации Буша и Клинтона, зарубежные разведывательные службы, республиканцы и демократы в конгрессе приняли как данность то, что в Ираке есть химическое и биологическое оружие.

Буш не верил, что инспектора ООН заставили Ирак ликвидировать запрещенные вооружения после войны 1991 года. Действительно, политика Буша строилась на том, что инспекции ООН не могут быть эффективными. После 11 сентября в Белом доме и ЦРУ всегда ожидают худшего.

Источник: USA Today


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru