Архив
Поиск
Press digest
19 апреля 2019 г.
4 февраля 2005 г.

Нил Бакли | Financial Times

Есть вопросы по поводу российского нефтяного гиганта

Спустя месяц после фактической ренационализации главного производственного актива ЮКОСа, "Юганскнефтегаза", ответов на некоторые вопросы так и не появилось.

Кто будет контролировать актив, на долю которого приходится 1% мирового производства нефти? Получат ли его акции Китай и Индия?

На этой неделе возник еще один вопрос: сможет ли "Роснефть", купившая "Юганск", выплатить кредит в размере 540 млн долларов, обеспеченный продукцией "Юганска", возврата которого сейчас требуют иностранные банки?

Но у иностранных инвесторов есть более насущная проблема: смогут ли они инвестировать в российский газовый гигант "Газпром"?

Ответ, по-видимому, зависит от исхода борьбы между директорами "Роснефти" и "Газпрома", многие из которых пользуются влиянием в окружении президента Владимира Путина.

Всех их связывает обнародованный в сентябре прошлого года план поглощения государственной компании "Роснефть" "Газпромом", в котором государству принадлежит 39%. В результате правительственный пакет в "Газпроме" превысил бы 50%, открывая возможность для снятия ограничений на иностранные инвестиции в газовый гигант.

"Газпром-Роснефть" оказалась бы в числе крупнейших энергетических компаний мира, при этом ее открытие для иностранных инвестиций было бы важным шагом для России.

"Газпром" вошел бы в число крупнейших в мире новых рынков капитала, после южнокорейской компании Samsung", - говорит Стивен О'Салливан, глава аналитического отдела United Financial Group в Москве.

Средневзвешенный индекс MSCI "Газпрома" увеличился бы с 6% до 43%, а Россия поднялась бы с десятого на седьмое место в списке крупнейших развивающихся рынков, добавляет он. Но инвесторы не уверены в том, что слияние состоится, отчасти из-за решения, которое принял суд, находящийся в Хьюстоне, в 5 тыс. миль от места событий.

После того как было объявлено о слиянии "Газпрома" с "Роснефтью", "Газпром" стал фаворитом Кремля на аукционе по продаже "Юганска" за налоговые недоимки ЮКОСа, которые, по мнению российских властей, составляют 27 млрд долларов.

"Газпром" создал новое подразделение, "Газпромнефтегаз", отвечающее за расширение нефтяного бизнеса и участие в торгах по "Юганску", при этом консорциум кредиторов во главе с Deutsche Bank должен был финансировать покупку стоимостью в 9 млрд долларов.

Но ЮКОС разрушил планы "Газпрома", обратившись в суд по делам о банкротстве в Хьюстоне.

Слушание встречного иска Deutsche Bank к ЮКОСу назначено в Хьюстоне на 16-17 февраля. И ЮКОС, и "Газпромнефть" уверены в победе.

Поскольку "Газпромнефть" не могла участвовать в аукционе, "Юганск" в конце концов купила "Роснефть" - посредством приобретения загадочной компании "Байкалфинансгруп", победившей на аукционе.

Не имея возможности делать займы в западных банках из-за решения, принятого в Хьюстоне, "Роснефть" повернулась к востоку в поисках поддержки. Она получила от China National Petroleum Corporation ссуду в 6 млрд долларов, обеспеченную поставками 48 млн тонн нефти. Получение контроля над "Юганском" было победой генерального директора "Роснефти" Сергея Богданчикова. Информированные источники полагают, что Богданчикова беспокоил его статус в случае, если "Роснефть" станет небольшим филиалом "Газпрома". Получение "Юганска", ежедневно добывающего 1 млн баррелей, значительно усилит позиции "Роснефти" в "Газпроме".

Но аналитики полагают, что у Богданчикова и Игоря Сечина, заместителя главы администрации Путина, которого тот в прошлом году сделал президентом "Роснефти", теперь другие замыслы. Они хотят, чтобы "Роснефть"/"Юганск" остались независимыми.

По мнению аналитиков, против этого выступают генеральный директор "Газпрома" Алексей Миллер и Дмитрий Медведев, президент компании и глава администрации Путина. Оба они хотят поглотить "Роснефть" и снять ограничения с акций "Газпрома".

Однако поглощение "Юганска" до тех пор, пока решение остается в силе, может быть рискованным для "Газпрома" в юридическом смысле. Аналитики считают, что возможен компромисс. "Газпром" и "Роснефть" сольются, а "Юганск" будет самостоятельной компанией, которую возглавит Сечин или Богданчиков.

На такое решение намекнул российский министр энергетики Виктор Христенко, 30 декабря заявивший, что "Юганск" будет передан вновь созданной государственной компании, и китайская CNPC, возможно, получит 20% акций. Через несколько дней Христенко предпринял незапланированную поездку в Китай.

Может быть, Кремль в сентябре хотел не этого. Но, по мнению О'Салливана, российские чиновники переоценили свою способность делать все, что им заблагорассудится. "Они просто не понимают, каким влиянием обладают в сегодняшней России иностранные рынки капитала и суды", - говорит он.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru