Архив
Поиск
Press digest
20 сентября 2019 г.
4 июля 2005 г.

Уве Клусманн | Der Spiegel

Нога на взрывчатке

Для большинства обвиняемых железная клетка, в которой они сидят в российских залах суда, унизительна. Но для Нур-Паши Кулаева (24), которому Верховный суд во Владикавказе предъявил обвинение в терроризме, бандитизме и взятии заложников, толстые металлические прутья до сих пор были спасением.

Отец двоих детей из чеченской деревни Старый Энгеной, по официальным данным, единственный оставшийся в живых террорист из группы, которая 1 сентября прошлого года захватила школу в Беслане и взяла 1120 заложников. В результате терракта в российской автономной республике Северная Осетия за три дня погибло 330 человек, среди них 186 детей. 783 человека получили серьезные травмы, у некоторых они останутся на всю жизнь.

Одетые в черное бесланские матери, приглашенные в качестве свидетелей, осыпали Кулаева проклятиями, угрожали линчеванием и клялись отомстить, когда 17 мая начался процесс. Однако чем больше мужчина рассказывает, тем тише и внимательнее слушают его свидетели.

Поскольку то, что говорит член банды, противоречит официальной версии событий и подтверждает опасения членов семей жертв: 3 сентября, как утверждает Кулаев, разрывной заряд взорвался в спортивном зале захваченной школы не случайно, как говорили московские службы безопасности. Вероятнее всего, российский снайпер попал в одного из террористов, который держал ногу на взрывном устройстве. Взрывы и штурм школы явились следствием этого.

У Кулаева нет шансов услужливыми высказываниями или ложью смягчить свой приговор: его точно ожидает пожизненное заключение. Если он делает российские спецслужбы также ответственными за эту трагедию, он, по крайней мере, сохраняет свое лицо перед родственниками и земляками.

"Помогите нам", - кричит террористу во время процесса одна из осиротевших матерей. Ею движет отчаяние: многие из родственников погибших потеряли надежду на помощь государства в поисках правды.

До сих пор хранившиеся под замком документы из центральной государственной следственной комиссии в Москве, которые сейчас доступны журналу "Spiegel", подтверждают их опасения. Последствием трагедии в школе номер один является то, что государственной власти предлагается не заняться самокритикой, а ужесточить курс.

Ключевые моменты данного документа:

- Россия должна отменить мораторий на смертную казнь и в будущем иметь право казнить террористов.

- В "зону антитеррористических операций", которая до сих пор ограничивалась областью в Чечне, где велись военные действия, включаются "республики Ингушетия, Дагестан и Северная Осетия".

- Государство должно создать собственный "орган для выдачи аккредитаций" журналистам в чрезвычайных ситуациях, то есть такое учреждение, которое должно контролировать, как и в каком объеме предоставлять информацию по щекотливым вопросам.

Все эти меры вполне вписываются в общую картину внутренней политики России, однако они не соотносятся с информацией, полученной комиссией в результате анализа отдельных частных случаев. Александр Торшин с самого начала метил высоко: председатель следственной комиссии из 20 человек, состоящей из членов обеих палат российского парламента, в сентябре 2004 года объявил, что будут допрашиваться свидетели и руководители спецслужб. Следственная группа "будет не хуже, чем комиссия в США, которая расследовала теракт 11 сентября".

Комиссия беседовала не только с политиками и руководителями спецслужб, но и с теми, кого эта трагедия коснулась непосредственно, а также с критически настроенными журналистами. Замечание о "систематических провалах операций спецслужб" в начинающейся за Бесланом соседней республике Ингушетии содержится в пока еще не опубликованных проектах итогового отчета. В самом начале терракта блюстителям порядка "не удалось" оцепить район вокруг школы. Также полицейскими, спецслужбами и армией не соблюдался "принцип единства".

По крайней мере, такими пассажами российское заключение напоминает итоговый отчет национальной комиссии о террактах в Нью-Йорке. В нем тоже подтверждалось, что соперничающие спецслужбы потерпели неудачу из-за отсутствия кооперации, плохого анализа ситуации и неточных выводов.

Однако если горькая правда, зафиксированная состоящей из равного количества республиканцев и демократов американской комиссией, является результатом оживленного публичного спора, то московские подражатели ограничиваются совещанием за закрытыми дверями.

В комиссию, занимающуюся делом Беслана, входят, главным образом, верные Кремлю депутаты, она находится под большим давлением генеральной прокуратуры, которая боится за свою версию событий. Уже несколько раз комиссия откладывала изначально намеченное на март обнародование своего отчета. Теперь речь идет об октябре.

Тот факт, что председатель комиссии Торшин раньше работал юристом в аппарате ЦК КПСС, а после этого в администрации президента, по мнению Кремля, служит гарантией того, что дело не выйдет из-под контроля. В имеющихся у журнала "Spiegel" в распоряжении рабочих документах комиссии, тем временем нет никакой критики министра внутренних дел Рашида Нургалиева и начальника внутренних спецслужб страны Николая Патрушева.

При этом поводов для критики предостаточно. Сначала региональный начальник спецслужб объявил, еще во время штурма школы, что среди террористов было "девять арабов и один негр". Через два месяца генпрокуратура сообщает, что 27 из 32 террористов опознаны. Еще через пять месяцев то же самое учреждение сообщает, что снова произошла ошибка - пока установлена личность только 20 террористов.

Еще более серьезным является основанное на косвенных уликах подозрение, которое выражают члены как бесланского гражданского комитета, так и московской следственной комиссии. Юрий Савельев из следственной комиссии, депутат от фракции "Родина", уверяет, что спецподразделения российской армии 3 сентября во время штурма школы использовали огнемет. Последствия были фатальными: "Большинство людей погибло, потому что на них обрушилась горящая крыша". Факт, что по школе на самом деле четыре раза стреляли из огнемета "Шмель" и танка Т-72, "что могло повлечь за собой смерть заложников", подтверждается в отчете военной прокуратуры Владикавказа, который цитировала газета "Московский комсомолец". Будут ли эти факты содержаться в итоговом отчете комиссии, который опубликуют осенью? Родственники жертв Беслана настроены скептически.

"Столько детей погибло, и никто не несет за это ответственность", - говорит Людмила Туаева, у которой в сгоревшей школе погибла дочь и которая из окон своего дома смотрит на обугленные руины.

Всего в нескольких сотнях метров работают подъемные краны, рабочие быстро ряд за рядом кладут кирпичи. Российский высший административный орган по надзору за строительством отдал распоряжение построить две новые школы.

Трехэтажные, просторные, с бассейном.

Источник: Der Spiegel


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru