Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
4 ноября 2004 г.

Мартин Факлер | The Wall Street Journal

Зубрежка и постоянное повторение пройденного - вот залог успеха

Низкие оценки на экзаменах показали несостоятельность эксперимента по развитию творческого потенциала школьников, который в этом году проводится во многих японских школах. Исходя из этого, многие учителя вновь обратились к традиционному методу механического зазубривания и постоянного повторения пройденного, главным пропагандистом которого является учитель Кагэяма.

Вот уже многие годы японские школы изо всех сил пытаются найти традиционному методу обучения достойную альтернативу. А пока им приходится выслушивать упреки в том, что они выпускают из стен школы безразличных роботов, механически выдающих отдельно заученные факты. Но почему же самым популярным в Японии учителем начальной школы по-прежнему остается Кагэяма, придерживающийся метода постоянного повторения пройденного и бесконечной зубрежки?

"Зазубривание материала очень полезно ученикам, - говорит Хидео Кагэяма, директор начальной школы в портовом городе Цутидо, расположенном на западе Японии - Это заставляет работать мозг, подобно тому, как загружает информацию персональный компьютер".

В обычной классной комнате школы Кагэямы идут занятия учеников пятого класса. Сегодня - последний день занятий перед каникулами. Дети сидят за партами, на которых разложены листы бумаги и карандаши. Звучит вопрос учителя. Дети буквально набрасываются с карандашами на бумагу и начинают неистово что-то писать по памяти. Они очень торопятся, поскольку учитель засекает время сдачи их ответа при помощи секундомера.

После того как завершился письменный опрос, ученики открыли учебники и начали читать вслух японские поэмы XIX века. Текст каждого произведения они перечитывали по много раз, постоянно убыстряя при этом темп чтения. Затем класс перешел к занятию английским языком. Все повторяли в унисон такие фразы, как: "У меня хорошие результаты по физкультуре", или: "Вы любите жареного цыпленка?"

Так называемый "метод интенсивного режима подготовки", практикующийся в школе Кагэямы, считается чрезмерным даже по достаточно жестким стандартам японских школ и подвергается резкой критике со стороны учителей государственных школ. Но, несмотря на это, учитель Кагэяма стал в Японии национальной знаменитостью. Такой была обратная реакция общества на недавнюю реформу среднего образования, которую многие считают ошибочной и видят в ней причину тревожной тенденции: низкие оценки учеников на школьных экзаменах.

Оживленные дебаты, ведущиеся по поводу школьной реформы, и критика методов Кагэямы свидетельствуют о том, что система среднего образования Японии, которой восхищаются во всем мире, изо всех сил пытается приспособиться к новым потребностям общества.

После окончания Второй мировой войны, в течение многих десятилетий, когда в экономике страны доминировали крупные компании, школа должна была готовить прилежных солдат с корпоративным мышлением. Министерство просвещения утвердило единый для всех учебный план, причем настолько унифицированный, что все школы страны изучали одни и те же страницы в одних и тех же учебниках в один и тот же день. Занятия в школе заключались в штудировании материала и его запоминании. Причем эта система работала настолько хорошо, что японские школьники постоянно затмевали американских по результатам стандартизированных тестов.

Но в 1990-е годы, когда рыночные реформы и отмена госконтроля разрушили некогда могущественные японские корпорации, правительство решило, что стране нужны творческие кадры, обладающие духом предпринимательства, которые смогут добиться успеха, думая прежде всего о собственном благополучии.

"Раньше в Японии не обращали внимания на индивидуальные особенности человека, но, если Япония хочет успешно конкурировать в мировой экономике, она должна развивать в учениках индивидуальные качества и раскрывать их творческий потенциал", - говорит Кадзуо Исидзака, бывший чиновник министерства просвещения, в настоящее время декан международного факультета университета "Гифу сётоку гакуэн".

Министерство просвещения приняло модель, которую называют "ютори кёику", или "свободное образование" - систему образования по американскому образцу, которая значительно сократила учебную нагрузку. Цель новой системы заключалась в том, чтобы сделать японских детей такими же независимыми и уверенными в себе, как их американские сверстники. В итоге был сокращен объем материала, который дети должны были запомнить, и выделялось больше времени для критического размышления над пройденным. Министерство уменьшило учебную нагрузку школьников, сократило объем учебников на 30% и сделало субботу выходным днем.

Учителя тоже заменили традиционный стиль ведения уроков на внеклассные занятия, которые должны развивать у учащихся аналитические навыки. К примеру, стало практиковаться посещение местных торговых фирм, чтобы написать сочинение на тему о бизнесе.

Но в то же время успехи японских школьников на международных учебных олимпиадах начали снижаться. Японские школьники, которые еще десять лет назад постоянно показывали самые высокие результаты почти по всем школьным предметам, теперь начали отставать от своих сверстников даже из таких стран, как Южная Корея и Сингапур.

Теперь число критиков системы "свободного образования" начинает расти. Многие учителя и родители выступают против "новых свобод" и утверждают, что в результате школьной реформы Япония не только не повысила, а наоборот, еще больше утратила свою конкурентоспособность на мировом рынке. Кроме того, подобная реформа представляет угрозу для страны, разрушая ее этические устои и даже стимулируя рост преступности среди молодежи.

Такая критика получает широкий отклик, тем более что в настоящее время многие японцы не выражают оптимизма относительно перспектив своей страны. Япония, стоявшая на втором месте в мире по уровню развития экономики, уже более десяти лет находится в состоянии кризиса. По мнению большинства японцев, сейчас их страна как никогда нуждается в эффективном правительстве, способном выработать правильный курс.

Итогом неудачной реформы образования стало желание вернуться назад, к старым методам. Множество школ страны, зачастую целые города, например Саппоро и Фукуока, всеми силами сопротивляются внедрению системы "свободного образования". Они вновь стали вести занятия в классах, приглашать в школу ушедших на пенсию учителей в качестве наставников и даже вырабатывать свои, более строгие методы обучения.

Это можно рассматривать как радикальный шаг, поскольку в Японии систему и методы обучения всегда определяло только министерство просвещения, устанавливающее единый стандарт для всех без исключения школ. Более богатые семьи отдают детей в частные школы, создавая тем самым угрозу для принципа эгалитаризма, которого придерживаются в Японии. Сегодняшняя реакция руководителей школ вынудила министерство просвещения пойти на попятную. В этом году были выпущены новые, более объемные учебники, в который восстановлен материал, сокращенный в 2002 году.

Характерно, что движение за возвращение к старой системе началось именно в то время, когда американские школы пытаются ввести элементы, напоминающие скорее традиционную систему образования Японии. Более того, многие американские педагоги говорят о необходимости увеличить количество учебных часов в день и даже продлить учебный год. В рамках закона Джорджа Буша, в котором говорится, что "ни один ребенок не должен оставаться без образования", были увеличены государственные расходы на среднее образование и установлен государственный стандарт системы школьного обучения.

И на этом фоне в Японии появляется Кагэяма с его простым методом - механическим заучиванием материала школьных предметов. И похоже, что он добился положительных результатов. В прошлом году, прежде чем Кадгэяма был назначен директором начальной школы в Цутидо, ее ученики показывали довольно скромные результаты по чтению и арифметике. По оценочной шкале государственной 100-балльной тестовой системы ученики набрали в среднем около 50 баллов. В январе этого года результаты большинства учеников повысились на 9 баллов, превысив средний уровень.

Такой успех вызвал внимание японский прессы, которая назвала метод Кагэямы "чудом". После этого Кагэяма стал одним из самых известных учителей в Японии. Когда Кагэяма выступает с лекциями, аудитории переполнены слушателями. В Цутидо приезжают учителя со всех концов страны, чтобы посмотреть, как он проводит занятия с учениками. Его 15 книг, вышедшие тиражом 4 млн экземпляров, раскупаются мгновенно. Самую широкую известность приобрела книга Кагэямы под названием "Практический способ улучшения академической работы".

"Многие японские учителя считают, что направление реформы в сфере образования было неправильным, но не высказывают своего мнения", - говорит Кагэяма.

46-летний Кагэяма, низкорослый энергичный человек с детской улыбкой, который сразу после окончания университета посвятил себя педагогической деятельности, говорит, что с самого начала он был неудовлетворен системой школьного образования и стилем преподавания, который утвердило министерство просвещения в конце 1980-х годов, еще до того, как реформы набрали полную силу.

Кагэяма долго пытался найти ответ на мучившие его вопросы и, наконец, нашел его, когда однажды в книжном магазине увидел книгу по истории средневековых школ, существовавших при буддистских храмах для детей самураев и богатых торговцев. Там описывались ученики, соревнующиеся в решении задач по арифметике на счетах "соробан" и отвечающие заданный урок под надзором монахов, держащих в руках розги для наказания нерадивых, а также давались рекомендации учителям любым способом сконцентрировать внимание учеников на получении знаний и навыков. Книга заставила Кагэяму прийти к выводу, что современные японские школы явно проигрывают традиционным.

Система обучения в старой школе вдохновила его на создание похожего метода - с использованием современных атрибутов, таких, как секундомер и компьютер, английский язык и: Нет, разумеется, никаких розог.

Когда он начал требовать от учеников заучивать наизусть стихи и решать задачи по арифметике на скорость, некоторые родители выразили недовольство и стали жаловаться на его неортодоксальные методы. Но однажды, в День родителей, Кагэяма попросил, чтобы мамы и папы посоревновались со своими детьми в знании таблицы умножения. Соревнования проходили в письменной форме. Ученик, последним сдавший свой ответ, сделал это раньше, чем первый взрослый!

"Родители были потрясены и не могли в это поверить. После этого они твердо встали на мою сторону", - рассказывает Кагэяма.

Тем временем он спокойно следил за успехами учеников класса, в котором он впервые применил свой метод. Почти все из них блестяще сдали выпускные экзамены и поступили в университеты. Из 50 его учеников 10 поступили в самые престижные государственные вузы Японии, набрав значительно больше проходного балла, необходимого для зачисления.

Кагэяма говорит, что его метод не только повышает результаты учеников во время экзаменов, но развивает в детях творческие и аналитические способности. Постоянная тренировка памяти прежде всего является умственной гимнастикой, которая укрепляет мозг, развивает в ребенке чувство уверенности в себе и помогает составить собственное мнение, когда дети получают новую информацию - а именно этого надеялось добиться министерство просвещения, когда проводило реформу среднего образования.

"Я ставлю перед собой ту же цель, но достигаю ее совершенно иным способом", - говорит Кагэяма.

Чиновники министерства просвещения с ним не соглашаются и утверждают, что механическое заучивание и зубрежка не могут сформировать у ребенка независимого мышления. Они говорят, что старая система обучения привела к снижению конкурентоспособности Японии, поскольку многие японцы теряют интерес к учебе и образованию сразу после окончания школы.

Чиновники ссылаются на данные опроса, который министерство образования провело в 1999 и 2000 годах. Согласно этому опросу, японские школьники обычно побеждают американских на международных школьных олимпиадах, но американские взрослые намного лучше осведомлены в вопросах науки, чем японские. По мнению чиновников министерства образования, это происходит потому, что у американцев с детства формируется любопытство и стремление что-либо изучать. При этом они признают, что не в состоянии остановить таких "мятежников", как Кагэяма, поскольку в результате реформы произошла децентрализация контроля над школами со стороны министерства.

"Мне не нравится метод Кагэямы, но сейчас его выбирают многие школы", - говорит Кэн Тэраваки, бывший работник министерства образования, который участвовал в разработке проекта школьной реформы.

А родители учеников из школы в Цутидо целиком поддерживают метод Кагэямы. Они говорят, что с тех пор, как Кагэяма стал директором школы, их дети стали более напористыми и уверенными в себе.

Сидзуна Хирамацу, бывшая воспитательница детского сада, которая в марте переехала в Цутидо из пригорода Токио, говорит о том, что ее 12-летняя дочь Асако сильно изменилась, когда стала посещать школу Кагэямы. До переезда сюда она была инертной и замкнутой девочкой. Теперь у Асако много друзей, она стала членом ученического совета школы, стала посещать клуб любителей японских барабанов "вадайко" и даже выкрикивает с места ответы на уроках по самому "страшному" для нее предмету - математике.

"Заучивание материала помогает мне сконцентрироваться и все хорошо запомнить", - говорит Асако.

Однако Хирамацу видит в методе Кагэямы и недостатки. Например, ей непонятно, почему в школе Цутидо ученикам не прививают такие интеллектуальные навыки, как умение вести дискуссию. "Теперь на дискуссии и обсуждения в учебном плане время не выделяется, - говорит она. - Запоминание материала очень важно, но этого недостаточно".

Стоящий рядом с ней Кагэяма сразу отвечает: "Очень скоро в нашем плане будет время и для дебатов. Но сначала дети должны научиться основам предмета, а потом уже они смогут вести на данную тему дискуссию".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru