Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
4 октября 2007 г.

Рафаэль Поч | La Vanguardia

Ким Чен Ир, друг Буша

Созданы условия, чтобы перетасовать карты в Восточной Азии

Гипотеза о том, что Джордж Буш в конце концов подружится с северокорейским лидером Ким Чен Иром день ото дня представляется все менее абсурдной. Тому есть несколько причин: изменяющееся соотношение сил в Северо-Восточной Азии, внутренняя политика Соединенных Штатов и общие проблемы имперского самоутверждения Вашингтона в мире.

В Северо-Восточной Азии растет влияние Китая. Россия, играющая стратегическую роль на Тихом океане, восстанавливает былое могущество. А Соединенные Штаты в лучшем случае сохраняют статус-кво, что на фоне остальных игроков эквивалентно небольшому спаду. До настоящего времени Вашингтон пытался скрыть такое положение вещей, поддерживая ремилитаризацию Японии, но поражение и падение ястребов Шинзо Абе в Токио затруднило эту задачу. Изменить расклад - вот в чем может заключаться решение. Об этом говорят в Сеуле, Вашингтоне, Токио и Пекине, но - по неизвестной причине - не говорят в Европе.

Главный симптом новой ситуации - небывалый прогресс на переговорах по корейской ядерной программе. После февраля администрация Буша вернулась к дипломатии эпохи Билла Клинтона и приняла условия Пхеньяна, неизменные с начала 1990-х: денуклеаризация в обмен на нормализацию отношений. Сейчас делаются серьезные шаги для достижения соглашения в этой сфере.

Следует напомнить, что в прошлом году кризис достиг таких драматических высот, как запуски северокорейских ракет в июле, в День независимости США, первые северокорейские ядерные испытания в октябре и санкции ООН.

Со стороны США сближение с Северной Кореей стало возможно потому, что Буш лишился большинства в Конгрессе. Еще потому, что в Вашингтоне ушли такие "неоконы", как Пол Вулфовиц и Джон Болтон, а в Токио - их коллеги Шинзо Абе и Таро Асо. Кроме того, вследствие нагнетания бедствий из-за войн с террором в Ираке и Афганистане, главный эффект от которых - стимуляция терроризма, администрации нужен хоть какой-то успех в виде оливковой ветви, чтобы поддержать свою конкурентоспособность на предстоящих в будущем году выборах. С этой точки зрения взаимопонимание с Северной Кореей, аналогичное достигнутому с Ливией, может оказаться полезным. А с точки зрения финансирования вооруженных сил очевидно, что на повестке дня у Пентагона стоит Иран.

В этом контексте превращение Северной Кореи из врага в нейтрального игрока или даже союзника Соединенных Штатов в противостоянии Китаю и России в Северо-Восточной Азии может прекрасно вписаться в стратегию США в регионе, поясняет Брюс Камингс в развернутой статье, опубликованной в понедельник газетой The Korea Herald.

Именно такое развитие событий предсказал бывший южнокорейский президент и лауреат Нобелевской премии мира Ким Дэ Чжун в своей речи в Вашингтоне 17 сентября. Ким сказал, что северокорейцы согласятся с размещением 30 тыс. американских солдат в Южной Корее (с ядерным оружием на складах и в подводных лодках) и что взаимопонимание с Пхеньяном поможет Вашингтону сдерживать Китай. О том же говорят представители Северной Кореи. Они сообщили об этом губернатору Нью-Мексико и демократическому кандидату в президенты Биллу Ричардсону во время его апрельского визита в Пхеньян.

"Северная Корея видит себя вероятным союзником Соединенных Штатов, другими словами, союзником против Китая, видит себя в роли стратегического буфера между США и Китаем", - сказал Ричардсон.

Хотя много говорится об "альянсе" Китая и Северной Кореи, на Западе принято преувеличивать реальное содержание этих отношений. Идеологии попросту нет. Если Соединенные Штаты были "главным врагом" Северной Кореи на протяжении полувека, извечными врагами Кореи всегда были Китай и Япония. Когда Китай был силен, Япония почти не бралась в расчет. В конце XIX века ситуация изменилась на диаметрально противоположную: Япония подняла голову, а Китай достиг низшей точки упадка. Однако происходящее в настоящий момент - беспрецедентная ситуация для Кореи, потому что впервые оба врага - и Китай, и Япония - одновременно оказались сильны. В таком контексте размен карт может представлять интерес для северокорейского вождя, чьи отношения с Китаем и Россией всегда были неоднозначными.

На протяжении полувека Северная Корея ловко играла на столкновении интересов Москвы и Пекина. Сейчас, если представится возможность, она может вовлечь в эту игру Соединенные Штаты и даже вовсе отделаться от своих старых покровителей, отмечают наблюдатели в Токио и Сеуле.

Действительно, помощь Китая и Южной Кореи позволяет выжить северокорейскому режиму, но правда еще и в том, что северокорейцы - патологические гордецы, и эта помощь их оскорбляет и унижает до глубины души. Когда в октябре Китай проголосовал в ООН за введение санкций, это стало настоящим оскорблением для Пхеньяна, который даже не хочет вспоминать о том, что более 100 тыс. китайцев, в том числе и сын Мао Цзэ-Дуна, погибли, защищая Северную Корею в войне 1950-1953 годов.

В северокорейских военных музеях ни слова нет о решающей военной помощи со стороны Китая. Когда в 2005 году я предложил моим северокорейским знакомым посетить монумент китайцам, погибшим в Пхеньяне, меня проигнорировали с ледяной холодностью. Китайцы, напротив, открыли неподалеку от корейской границы музей войны, в котором выставлена копия письма, написанного в 1950 году Ким Ир Сеном - в нем великий вождь Северной Кореи просит Мао срочно оказать ему военную помощь.

Что касается русских, несмотря на то, что при Путине Москва вновь начинает воспринимать всерьез отношения с Северной Кореей, влияние СССР в этой стране восстановлению не подлежит. В эпоху Ельцина российская военная разведка сотрудничала с Пентагоном, предоставляя информацию из российского посольства в Пхеньяне. Русских считают неудачниками и предателями, живущими на обломках империи, а российские источники жалуются на то, что северокорейцы, работающие на российском Дальнем Востоке (их десятки тысяч), крадут все, что могут, вплоть до вагонов с тракторам. Иными словами, отношения между предполагаемыми "друзьями" очень плохие. В Пекине терпение обычно терпеливых китайцев практически исчерпано.

В 1972 году Мао подружился с Никсоном. Благодаря стратегии Генри Киссинджера и желаниям Китая соотношение глобальных сил, противостоящих СССР, в один день изменилось. Вождь Ким Чен Ир, возглавляющий неповоротливое и послушное общество, как и Мао в 1970-е годы, может осуществить аналогичный поворот, если только захочет.

"Мы не знаем, интересует ли президента Буша такая постановка вопроса, но подобная стратегия Америки в Северо-Восточной Азии очень логична для XXI века", - говорит Камингс, один из наиболее авторитетных американских экспертов по Корее.

Источник: La Vanguardia


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru