Архив
Поиск
Press digest
9 июля 2020 г.
4 октября 2007 г.

Даниэль Бресслер | Süddeutsche Zeitung

Виртуальная демократия Путина

В эти дни в России сразу несколько театров готовят новые спектакли, главным героем которых является Владимир Путин. Но ни один из них не переплюнет ту реальность, постановщиком которой является сам Путин. Президент доволен собой как режиссером и актером; его сцена - вся Россия. Могущество президента распространилось столь широко, что ему послушна и публика - почти что вся. Стоит ему захотеть - и она рукоплещет. Так было и на премьере его самой свежей и, пожалуй, самой отчаянной постановки. Гениальное решение Путина возглавить избирательный список кремлевской партии "Единая Россия", с которым она выходит на декабрьские выборы в парламент, и зарезервировать для себя должность главы правительства, было встречено в России на ура. Через восемь лет пребывания у власти президент может быть доволен собой и плодами своих трудов.

Примечательно, что при этом Путин удостоился похвал за свою верность конституции, а его план называется вкладом в усиление плюрализма в России. На первый взгляд положение выглядит примерно следующим образом: Путин придерживается буквы конституции и по окончании своего второго срока не пытается стать президентом в третий раз. Вместо этого он встает во главе самой значительной политической силы и таким образом укрепляет партийную систему. Если к тому же он возьмет на себя функцию премьер-министра, то тем самым только окажет содействие правительству, до сих пор управляемому из Кремля, в обретении им независимости. Это поможет расчистить России путь для перехода от неограниченной власти президента к парламентской демократии. Звучит исключительно замечательно - только не имеет ничего общего с реальностью.

Западных наблюдателей так и подмывало поймать Путина на слове. Насколько это бессмысленно, показала потешная коронация, в результате которой беспартийный президент возглавил партийный избирательный список. Путин авторитетно представил себя как создателя "Единой России", одновременно настаивая на том, что остается беспартийным. Это очевидное несоответствие не стало причиной мучительных терзаний для суетливых статистов из пьесы Путина. Они немедленно внести изменения в устав партии, чтобы получить возможность поставить во главе своего избирательного списка якобы беспартийного президента. Путину важно, чтобы формально все всегда делалось по закону. Так же он будет поступать и впредь. Все дальнейшие шаги по сохранению власти тоже будут подкреплены необходимыми законами - которые, в крайнем случае, ничего не стоит написать.

Напрашивается вопрос, почему Путин просто не изменил конституцию, чтобы остаться в Кремле на третий срок. Наверное, это можно объяснить только тем большим весом, который в глазах президента имеет соблюдение внешних приличий. Действовать с грубостью казахского президента Нурсултана Назарбаева ему не хотелось. Тот просто дополнил конституцию маленьким примечанием: ограничение двумя президентскими сроками не касается "первого президента Казахстана". Путин может позволить себе быть более рафинированным. Опираясь, прежде всего, на спецслужбы, он за время президентства смог довести до совершенства ту виртуальную форму демократии, которая встречается почти во всех бывших советских республиках. Это спектакль, в котором партиям, демократическим институтам и средствам массовой информации часто отводится роль обычного задника. Настоящая борьба за деньги и влияние, невидимая для публики, происходит за кулисами.

Прогнозы в подобной ситуации делать сложно. По сравнению с сегодняшними временами кремлевская астрология советского периода - это прямо-таки точная наука. Генеральным секретарем КПСС никогда бы не мог стать никому не известный человек, зато путинский произвол в кадровой политике не знает практически никаких границ. Поэтому никто не возьмется утверждать, будто точно знает, что происходит в этой стране. Напрашивается предположение, что Путин навяжет России президента Виктора Зубкова, которого он, словно фокусник в цирке, вынул недавно из своей шляпы, с тем, чтобы тот, в свою очередь, поставил в свое время во главе правительства его самого. Однако это рискованное предприятие. Путину известно по собственному опыту, как Кремль меняет человека. Степень опасности превращения Зубкова из марионетки в кукловода непредсказуема. Соответственно, можно предположить, что Зубкову вскоре придется расстаться с креслом президента по болезни. И тогда в соответствии с законом его место займет премьер-министр, то есть Путин. В этом случае после кратковременного перерыва - вновь в полном согласии с конституцией - он снова сможет стать законно избранным президентом.

Однако Путин может изменить эту конституцию, чтобы перенести власть из Кремля в Белый дом, резиденцию правительства. Предположение, не лишенное комизма, ибо именно при Путине концентрация власти в Кремле достигла уровня, невообразимого при его предшественнике Борисе Ельцине. Список других обсуждаемых вариантов достаточно длинен. В жизнь может быть воплощен любой из них, если того захочет Путин. Он показал, что ему под силу провести любое решение, в духе секретной спецоперации. На этом фоне предупреждение американского госсекретаря Кондолизы Райс, касающееся концентрацией власти в России, звучит поистине умилительно.

В настоящее время положение в России кажется стабильным. Однако стабильность, которая зависит от одного-единственного человека, таковой не является.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru