Архив
Поиск
Press digest
21 апреля 2021 г.
5 апреля 2004 г.

Дэвид Роуз | The Observer

Буш и Блэр заключили тайный пакт об иракской войне

Президент Джордж Буш впервые попросил Тони Блэра помочь в отстранении Саддама Хусейна от власти за обедом в Белом доме, спустя девять дней после терактов 11 сентября 2001 года.

Как утверждает сэр Кристофер Мейер, бывший британский посол в Вашингтоне, присутствовавший на обеде, Блэр сказал Бушу, что тот не должен отвлекаться от первоначальной цели войны против терроризма - "Талибана" и "Аль-Каиды" в Афганистане.

Буш, по словам Мейера, ответил: "Я согласен, Тони. Сначала мы должны разобраться с этим. Но когда мы разберемся с Афганистаном, надо вернуться к Ираку". Смена режима уже была частью политики США.

Было очевидно, говорит Мейер, "что к Ираку мы вернемся не для того, чтобы обсудить более разумный режим санкций". В другом месте интервью Мейер говорит, что Блэр никогда не верил в то, что Саддама можно отстранить от власти или заставить отказаться от создания оружия массового уничтожения без войны.

Перспектива новой войны, добавляет он, "не вызвала у Блэра колебаний".

Подробности этой беседы появятся в статье объемом 25 тыс. слов, которая будет опубликована на этой неделе в майском номере американского журнала Vanity Fair. Это новое подтверждение заявлений, сделанных в марте в книге бывшего главы антитеррористического управления Ричарда Кларка, который утверждает, что после 11 сентября Буш был "одержим" Ираком.

Но для Блэра последствия могут оказаться более скандальными. Беседа подразумевает, что еще до начала бомбардировок Афганистана Блэр знал о намерении США атаковать Саддама, хотя публично утверждал, что "решение еще не принято", почти до самого начала вторжения в марте 2003 года. Его критики, вероятно, ухватятся за эту статью и потребуют от Блэра сказать, когда он принял решение поддержать Буша.

В статье в Vanity Fair приводятся также выдержки из личного дневника бывшего министра по делам международного развития Клер Шорт, который она вела в месяцы, предшествующие началу войны. Из них видно, как летом 2002 года, когда Блэр и его ближайшие советники развертывали дипломатическую кампанию, пытаясь убедить Буша добиваться поддержки ООН по Ираку и обещая взамен свое участие в военной операции, Блэр скрывал свои действия от членов кабинета.

Например, 26 июля Шорт написала, что "высказала беспокойство по поводу Ирака" на встрече с Блэром и попросила его обсудить проблему Ирака на следующем заседании кабинета, последнем перед летними каникулами. Однако Блэр ответил, что в этом нет необходимости, так как "это излишне. Он сказал, что ничего не решено и не будет решено летом".

В действительности советник Блэра по вопросам внешней политики, сэр Дэвид Мэннинг в то время находился в Вашингтоне, где встречался с Бушем и советником по национальной безопасности Кондолизой Райс, убеждая их согласиться на условия, предложенные Блэром, а сам Блэр написал Бушу меморандум, в котором излагал эти условия. Vanity Fair приводит высказывание высокопоставленного чиновника из аппарата вице-президента Дика Чейни, который утверждает, что спустя несколько дней читал запись телефонного разговора между Блэром и Бушем.

"Смысл был таков, что Саддам должен уйти; они говорили, что движутся вперед, что намерены сменить режим, что это правильно. Блэра не надо было убеждать. Я помню, как читал запись и думал: "Ну вот, теперь я знаю, что произойдет в будущем году".

До разговора, утверждает этот чиновник, у него было впечатление, что вероятность вторжения велика, но не было 100-процентной уверенности. После - "дело было решенным".

9 сентября, когда Блэр поехал в Кэмп-Дэвид на саммит с Бушем и Чейни обсуждать последние детали, Шорт записала в дневнике: "Тони Блэр, когда я попросила его обсудить Ирак на заседании кабинета, заверил меня в том, что решение не принято и что оно не предопределено". В тот же день она узнала от канцлера Гордона Брауна, что Блэр просил подготовить 20-тысячный воинский контингент для отправки в зону Персидского залива. Она еще верила заверениям премьер-министра, но написала, что, если бы это было не так, она "почти наверняка" ушла в отставку. В тот момент ее отставка была бы сильным ударом для правительства Блэра.

Но если Блэр вводил в заблуждение собственное правительство и партию, он, похоже, делал то же самое по отношению к Бушу и Чейни. На встрече в Кэмп-Дэвиде Чейни выступал против передачи дела Саддама и его оружия массового уничтожения на рассмотрение ООН.

По словам Мейера и чиновника из аппарата Чейни, Блэр помог ему выиграть этот спор, сказав, что съезд партии лейбористов сместит его, если Буш не последует этому совету.

Из дневника Шорт явствует, что на финишной прямой перед войной Блэр уговаривал ее не уходить в отставку и говорил, что Буш обещал, что оккупацию Ирака будет осуществлять коалиция, возглавляемая не США, а ООН, которая будет руководить и восстановлением Ирака. Это было для нее решающим фактором, и она осталась в правительстве, что имело катастрофические последствия для ее политической репутации.

Vanity Fair сообщает также, что 13 января за обедом у Райс в Белом доме советник президента Ширака Морис Гурдо-Монтень и французский посол в Вашингтоне Жан-Давид Левитт сделали США предложение, которое следовало принять. В надежде избежать открытого разрыва между двумя странами, они сказали, что, если Америка решила воевать, ей не следует добиваться второй резолюции, поскольку предыдущая резолюция 1441 дает достаточные юридические основания, а Франция в этом случае не будет возражать.

Но Буш уже пообещал Блэру добиваться второй резолюции, а Блэр боялся, что без нее он потеряет поддержку в парламенте. В то же время юридический департамент МИДа говорил ему, что без второй резолюции война будет незаконной, и генеральный прокурор лорд Гольдшмит на том этапе придерживался этой точки зрения. Когда Белый дом спросил у Блэра, что он думает о предложении Франции, он против него возражал.

Вчера вечером пресс-секретарь Даунинг-стрит заявил: "Ирак на протяжении длительного времени был приоритетом внешней политики и обсуждался на многих встречах двух лидеров. Наша позиция всегда была ясна: мы попытаемся действовать через ООН, и решение о военной операции было принято лишь после того, как все другие возможности исчерпали себя".

Источник: The Observer


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru