Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
5 августа 2008 г.

Уильям Гаррисон | The Guardian

Другой Солженицын

Александр Солженицын был героическим и влиятельным антисоветчиком, но после развала СССР этот человек предстал с другой стороны.

После смерти литературного гиганта и диссидента, боровшегося с советским режимом, многие отдали должное принципиальности и смелости, с которыми он разоблачал ужасы советского строя. Его литературные достижения, тесно связанные с диссидентской деятельностью, также по праву привлекли значительное внимание.

Но у Солженицына была и другая сторона - и о ней в большинстве некрологов упоминалось лишь вскользь, если вообще упоминалось. Солженицын воспринимал советский коммунизм исходя из того, что большевики установили в России тоталитарную систему, не имевшую опоры ни в российской истории, ни в национальном характере. Вину за это он возлагал на Маркса и Энгельса, а также на большевиков.

По его словам, русская культура и, в частности, культура Русской православной церкви подавлялась атеистической советской культурой. С 1974 года Солженицын был в Советском Союзе персоной нон грата и жил в изгнании в США, однако западная культура ему также претила.

Его исторические труды пропитаны тоской по идеализированной эпохе царизма, когда все якобы было гармонично. Он искал успокоения в мечтах о прошлом, где, как верил писатель, единое славянское государство (Российская империя), державшееся на принципах православия, являло собой идеологическую альтернативу западному индивидуалистическому либерализму.

После развала СССР в 1991 году Солженицын, как он сам писал в одной из российских газет той поры, надеялся, что случившееся приведет к созданию единого славянского государства, куда войдут Россия, Украина и Белоруссия, и где расцветет упомянутая альтернативная культура.

Вернувшись в 1994 году в Россию, Солженицын стал выступать против крайностей, связанных с переходом России к капитализму в 1990-е годы. Кроме того, он выступал резко против независимости Украины. Но с приходом к власти Путина и возрождением национализма, а также возобновлением разговоров о том, что Россия "уникальна", а ее культура "отлична" от культуры западного либерализма, взгляды Солженицына нашли новую опору. Не так давно в статье для одной из прокремлевских газет, которую перепечатали многие западные издания, он написал, что называть украинский голодомор 1932-1933 годов геноцидом - это "обезумелые басни", выдуманные украинскими националистами и подхваченные противниками России на Западе. Одновременно с выходом статьи с аналогичным заявлением выступила Государственная Дума.

В статье Солженицына не содержалось серьезного исторического анализа. Голодомор действительно совпал с наступлением на украинскую культуру и украинский национализм, который советские лидеры в Москве воспринимали как угрозу. Их пугало национальное движение на Украине, повергало в ужас стремление многих жителей к независимости, и они действовали, чтобы вернуть республику в свою колею. "Если мы потеряем Украину, - говорил Ленин, - мы потеряем голову". Советские руководители, как и Солженицын, считали Украину частью своей империи.

Совпадение со взглядами современного российского руководства было поразительным, а панславизм Солженицына вкупе с глубоко уважительным отношением к его диссидентскому прошлому делали писателя идеальным союзником для людей, желавших ограничить независимость Украины. Ироничный, а на самом деле тревожный факт - что человек, который разоблачал сталинский террор, приносивший человеческие жизни в жертву будущим идеалам, сам игнорировал чаяния людей (подавляющее большинство украинцев в 1991 году проголосовало за отделение), противопоставляя им столь же фантастичные идеи.

Нельзя преуменьшать ту роль, которую сыграл Солженицын как писатель, обнаживший подлинную суть советского режима. Своими решительными разоблачениями его произведения вдохновляли граждан СССР и всего мира. Но вот его достижения как историка по меньшей мере сомнительны, а фанатичный и устаревший политический идеализм, из-за которого он поддержал Путина, - это опасный пережиток прошлого. Как и многие другие, кто разочаровался в западном либерализме, и в России, и на Западе, он решил, что "путь Путина" является его альтернативой. Но в действительности эта "альтернатива", которая, например, позволяет прокремлевским "бизнесменам" разворовывать ресурсы и затыкает рты журналистам с помощью цензуры и убийств, гораздо менее перспективна.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru