Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
5 февраля 2014 г.

Кэти Лэлли | The Washington Post

Что говорят Игры 1980 года в Москве о сочинской Олимпиаде

"Страна собирается показать себя на мировой арене, чтобы насладиться восхищением и доброжелательным отношением, которых она была долго и незаслуженно лишена. Коварные иностранцы пытаются саботировать это радостное спортивное мероприятие", - пишет московский корреспондент The Washington Post Кэти Лэлли.

Само собой, речь идет об Олимпиаде - летних Играх в Москве 1980 года - готовых отбросить долгую тень на отчасти покрытый тучами Сочи, поясняет автор.

Президенту Путину нравится считать, что он учится на исторических примерах, но если бы он взглянул на уроки 1980 года, мог бы избежать многого из того, что вызвало нежелательные дебаты сегодня, считает Кэти Лэлли.

"Советский Союз вторгся в Афганистан за год до Игр и изгнал физика-диссидента Андрея Сахарова за шесть месяцев до Олимпиады, все это время разглагольствуя о пороках капитализма", - напоминает автор.

Путин начал жесткое наступление на теперешних диссидентов, поддержал закон, который, как считается, ограничивает права геев, и позиционировал Россию как страну с особой духовностью, превосходящую загнивающий Запад, проводит параллель с 1980 годом журналистка.

"В 1980 году советское вторжение привело к бойкоту Олимпиады Соединенными Штатами и другими странами - как раз теми, на которых она должна была произвести впечатление. В 2014 году высокопоставленные американские чиновники также отказываются ехать в страну, созданную Путиным, демонстрируя свое неодобрение", - говорится в публикации.

Путин хочет выставить напоказ преуспевающую страну, которую он создал на пепелище СССР, - между тем Союз распался всего через 11 лет после Олимпиады-1980, говорится в статье. Советские власти гарантировали, что все будет соответствовать международным стандартам, как любили говорить в СССР.

"Они приложили особые усилия, чтобы продемонстрировать особую услужливость перед посетителями, - вспоминает бывший корреспондент Baltimore Sun Энтони Барбьери, освещавший Олимпиаду 1980 года. - В кафе был кофе. В пивных было пиво".

Власти рассматривали Олимпиаду как огромный прорыв для Советского Союза, заявил Кевин Клоуз, который тогда был корреспондентом The Washington Post. "И они сильно старались, предприняв безумную попытку показать, что они не такие, какими были", - считает Клоуз, ныне директор "Радио Свободная Европа/Радио Свобода".

Он вспоминает о "необузданной паранойе" того времени. "Гражданам велели опасаться спрятанных бомб с часовым механизмом и антисоветской литературы. Детей предупреждали, чтобы они любой ценой держались подальше от иностранцев, потому что те дадут им отравленную жвачку", - передает газета.

"Церемония открытия 19 июля представляла собой роскошный спектакль. Шествие начали женщины на запряженных лошадьми колесницах, разбрасывавшие лепестки роз, по которым шли спортсмены", - говорится в статье.

"А потом, когда Олимпиада-1980 началась, Винченцо Франконе, 32-летний итальянский гей-активист, попытался пристегнуть себя наручниками к металлическому заграждению у кремлевской стены. Он выступал против советского закона, согласно которому гомосексуализм наказывался пятью годами лишения свободы", - напоминает издание. Сотрудники КГБ набросились на Франконе и увели его прочь. Другие схватили журналистов, избили их и отобрали пленку.

"Когда Игры подходили к концу, Тим Себастиан, корреспондент BBC, направленный из Варшавы, сделал Барбьери подсказку", - передает Кэти Лэлли. "Езжайте в Польшу сразу после Олимпиады, - сказал он Барбьери. - Что-то вот-вот взорвется".

"Он поехал туда и сообщил о первых акциях профсоюзного движения "Солидарность", - говорится в статье. "Это было начало конца Советской империи, - сказал Барбьери, - хотя мы не знали об этом тогда".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru