Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
5 января 2001 г.

Михаэль Туманн | Die Zeit

Господин Путин, посмотрите на Запад

В выходные дни в храме Христа Спасителя Владимир Путин будет принимать канцлера Германии Герхарда Шрёдера. Блеск золота, чистота мрамора, звон колоколов: Россия, зимняя сказка. Здесь Герхард Шрёдер может чувствовать себя как дома, в Берлине: собор является одним из самых крупных архитектурных творений в мире. Только речь пойдет не о куполах и соборах. Речь пойдет обо всем, потому что пока ничего не определено. Россия, гигантская империя, в экономическом отношении не является супердержавой. Пока в светящейся столице шелестят нефтедоллары, на Дальнем Востоке нет ни отопления, ни электричества. Россия не является ни демократией, ни диктатурой; ни действительно европейской, ни азиатской страной. ?Кто мы такие??, - так звучит основной русский вопрос.

Россия меняется, несмотря на то, что российский президент и главный врач страны Владимир Путин прописал ей строжайшую стабильность. Страна пытается найти свою идентичность где-то между пробудившимся русским национализмом и этнической многонациональностью. Неуверенность прикрывается громкими звуками нового российского гимна, который является старым советским. Критические вопросы, касающиеся советской истории, аккуратно прикрываются, например, красным знаменем российских вооруженных сил. Только вот история не повторяется. Россия 2001 г. - это не Советский Союз, а лишь развалившаяся империя на огромной территории от Балтики до Тихого океана.

Герхард Шрёдер и Владимир Путин будут говорить о Германии, России и Европе. В последнее время российский президент уже заключил дружественные союзы с премьер-министрами Японии и Индии, президентом КНР и бессмертным лидером Кубы. И всегда речь шла об одном и том же вопросе: где место России в мире, каких она ищет для себя партнеров, и какой она видит сама себя?

До сих пор президент Путин избегал одной страны, которая, тем не менее, всегда являлась самой важной темой его мирового турне: Америка, как и в прежние времена, продолжает оставаться российским кошмаром и излюбленным противником. А что это были за времена! Когда весь мир напряженно считал количество русских и американских ракет, вместо того, чтобы следить за котировками акций! Именно в те времена родилась установка многих российских политиков о том, что все, что делает Америка, направлено против России. Расширение НАТО на восток, создание национальной системы ПРО, антииранские санкции, и даже глобализация - все нацелено на то, чтобы разрушить Россию. Частично в этом виноваты сами американцы: в 90-е гг. они начали ?большую игру? с Россией за нефтяные месторождения Каспийского моря, а многие рецепты ?яйцеголовых мудрецов? из Бостона и Вашингтона оказались для России скорее не лекарством, а ядом.

И тем больше российских политиков ранит то, что в Соединенных Штатах на их угрозы никто не реагирует. Для Америки, единственной оставшейся супердержавы, Россия является не более чем региональной силой. Американские политики считают, что, кроме ядерного оружия, им нечего обсуждать с Россией. Слишком большой стала разница в классе. ?В настоящее время Россия производит менее 1% наукоемких гражданских товаров в мире, Америка - 36%; национальный доход России не составляет и 10% от американского уровня?, - такова оценка, данная год назад самим президентом Путиным. С тех пор Россия предпочитает вращаться среди таких же, как она сама.

Недавно Россия подписала миллиардный лицензионный договор с Индией на производство истребителей. Министр обороны отправился с деловой миссией в Иран. Крупнейшим партнером российского военного бизнеса является Китай, где западные компании безуспешно пытаются вытеснить русских с рынка. Однако с точки зрения экспорта, Россия не представляет основного интереса для Китая; основной поток китайских товаров идет на экспорт в Японию, США и страны ЕС.

Было бы большой ошибкой недооценивать Россию по этой причине. В 90-х гг. страна пережила огромный спад, теперь нефтяной бум помогает ей встать на ноги. Большинство россиян живут к западу от Урала; производительность труда здесь уже сравнима с уровнем Испании. Россия снова начинает ориентироваться на Европу. И это не позор, а огромный шанс для страны.

Не на Америку, не на Азию, а на Европейский Союз приходится более 40% российской внешней торговли. Две трети прямых инвестиций поступает в Россию на стран ЕС. Германия - крупнейший торговый партнер России. Встреча Путина со Шредером для России имеет большее значение, чем все встречи с американскими политиками вместе взятые. Россия навязывается Европе со своими ресурсами, ломясь при этом в открытые двери. Россия хочет модернизировать свою инфраструктуру с помощью европейского оборудования; в области исследования космического пространства Россия может предложить свой научный потенциал. Число экономических и научно-технических контактов с Западом растет; ЕС, расширяясь, захватывает российский Калининград, как анклав.

География требует гибкости, в том числе от европейской оборонной политики. Бесспорно, НАТО гарантирует европейскую безопасность. Однако финны и шведы продолжают спать спокойно, несмотря на то, что их страны не входят в Альянс. Является ли расширение НАТО на восток действительно самым удачным решением проблемы безопасности стран Балтии? Разве жители этих стран не будут жить спокойнее, имея Россию своим союзником, а не находясь с ней в состоянии вражды? В регионе Балтийского моря возникла зона безопасности, в которую входят страны ЕС и Россия. Эта зона может стать моделью и для других регионов, например, для стран Черноморского бассейна. Европейцы и американцы должны больше привлекать русских, например, для установления мира на Балканах.

Готовы ли европейцы и русские к такому сотрудничеству? Действительно ли Россия готова ориентироваться на Европу, как это было в 18 и 19 веках? Европа - сложное переплетение правил, на которые российские дипломаты охотно пытаются наложить свое вето, как, например, на последней конференции ОБСЕ. Москва хочет принимать участие во всех конгрессах, обязательно требуя при этом почетную ложу со специальным меню и опахало из пальмовых ветвей. Каковы при этом российские приоритеты? Правительство России клеймит позором опеку Америки, а само держится за доллар, а вовсе не за евро. Владимир Путин говорит о ?европейской стране?, в то время как главнокомандующий ВМФ России заявляет о возвращении России на все океаны мира и приказывает провести маневры южнее побережья Индии. В какое будущее это инвестиции?

Некоторые европейцы лишь укрепляет русских в правильности их концепции ?особого пути?, постоянно твердя о российском ?своеобразии?. Россия такая своеобразная, что никуда не вписывается? Нужно прекратить льстить русским, прежде чем вообще начинать разговор об общих интересах и противоречиях.

Именно с этим Герхард Шрёдер должен приехать на православное Рождество в Москву. Он должен спросить европейца Путина, готов ли он прокладывать своей стране дорогу в Европу? Собирается ли он европеизировать российское законодательство и в интересах европейских инвесторов и для российских солдат в Чечне? Собирается ли он создавать основы российского гражданского общества? Россия не нуждается в нравоучениях, ей нужно просто ясно обозначить границы, где заканчивается европейское правовое пространство и европейские ценности. Эти границы не могут быть предметом торга и, одновременно, они должны быть открыты для обсуждения. И Россия может самостоятельно решить, на какую сторону она хочет встать.

Источник: Die Zeit


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2023 InoPressa.ru