Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
5 июня 2008 г.

Томас Л. Фридман | The New York Times

Пришли времена радикального прагматизма

Когда в середине 1980-х я был корреспондентом в Израиле, бурные споры вызывал вопрос о том, преодолел ли процесс строительства на Западном берегу Иордана "точку невозврата" - достигли ли эти поселения масштаба, когда их серьезный демонтаж стал практически немыслим. Часто вопрос формулировался так: "Сейчас без пяти полночь или уже ноль часов пять минут следующего дня?" Что ж, проехавшись на машине по части Западного берега - я всегда так делаю, когда сюда приезжаю - я с новой остротой почувствовал, что сейчас уже даже не ноль часов пять минут - а ноль часов пять минут спустя неделю.

Сегодня Западный берег - это уродливое лоскутное одеяло из высоких стен, израильских блокпостов, "законных" и "незаконных" еврейских поселений, арабских деревень, еврейских дорог, которыми пользуются только израильские колонисты, арабских дорог и блокпостов. Эту суровую и горькую реальность повседневной жизни не устранить в результате стандартного процесса мирного урегулирования. "Решение "два государства - два народа" уходит в прошлое", - сказал Мансур Табуб, старший редактор газеты "Аль-Айям", выходящей на Западном берегу.

И верно, теперь мы подошли к точке, где единственное средство, которое может принести пользу, - это, как я выражаюсь, "радикальный прагматизм": прагматизм, по своему радикализму и энергии не уступающий экстремизму, который он надеется нейтрализовать. Иначе, боюсь, Израиль так и останется навеки беременным - с мертворожденным палестинским государством в животе.

Необходимость радикальных новаций очевидна; курс "все в своем репертуаре", которого в данный момент придерживаются и израильтяне, и палестинцы, не содержит в себе достаточно энергии или авторитетности, чтобы решить проблему. Поощряемые администрацией Буша, Израиль и Палестинская автономия Западного берега ведут переговоры о проекте мирного договора, который гипотетически будет отложен в сторону, пока палестинцы не обретут достаточный потенциал для его осуществления на практике. Я сильно сомневаюсь, что стороны вообще достигнут соглашения, а тем более окажутся достаточно энергичны, чтобы его осуществить.

Дефицит энергии в отношениях между Израилем и палестинцами ныне проявляется в трех плоскостях. Прежде всего это плоскость доверия и надежд. С тех самых пор, как сорвалось выполнение договоренностей, достигнутых в Осло, из процесса мирного урегулирования испарилась вся романтика. Израильтяне и палестинцы напоминают мне супругов, которые после бурного романа наконец-то поженились, но спустя год после заключения брака стали изменять друг другу: израильтяне продолжали строить поселения, а палестинцы - сеять ненависть. Когда ты мошенничаешь и после заключения мира развязываешь войну, доверие пропадает надолго.

Дефицит доверия усугубляется тем фактом, что после того, как в 2005 года Израиль ушел из сектора Газа, палестинцы создали там Сомали вместо Сингапура и сосредоточились не на производстве микросхем, а на сборке ракет для обстрела Израиля.

Второй источник вялости - тот факт, что Израиль, огородив Западный берег стеной, столь эффективно запер за ней палестинских террористов-смертников, что израильская общественность в данный момент не ощущает необходимости безотлагательных перемен, тем более что израильская экономика переживает бум. Территория Западного берега за стеной далека, точно какой-нибудь Афганистан.

"Сегодня у нас нет ни романтичности процесса мирного урегулирования в период до срыва договоренностей, достигнутых в Осло, ни очевидной катастрофы, которая стучалась бы в ворота израильского сознания", - отметил обозреватель Haaretz Ари Шавит.

Третья причина дефицита энергии - тот факт, что политики как в Израиле, так и среди палестинцев настолько внутренне разобщены, что ни один лагерь не может действовать достаточно авторитетно для принятия крупного решения.

С этим дипломатическим сумраком может справиться только американская сторона, проявив определенный радикальный прагматизм. Мои аргументы таковы: если палестинский президент Махмуд Аббас вскоре не возьмет под свой контроль хотя бы часть Западного берега, у него не будет полномочий для подписания какого-либо проекта мирного договора с Израилем. Он полностью дискредитирует себя.

Но Израиль не может поступаться контролем над какой-либо частью Западного берега, не получив гарантий того, что к власти придет человек, которому можно доверять. Ракеты из сектора Газа падают на отдаленный израильский город Сдерот. Ракеты, выпущенные с Западного берега, могут поразить цели в израильском международном аэропорту и полностью нарушить его работу. Это неприемлемый риск. Израилю следует начать уступать контроль хотя бы над частью Западного берега, но таким образом, чтобы еврейскому государству не пришлось закрывать свой аэропорт, тревожась за его безопасность.

Радикальный прагматизм подсказывает, что единственный способ найти компромисс между потребностью палестинцев в немедленном суверенитете и потребностью Израиля в немедленном выводе войск и поселений, но без создания "вакуума безопасности" - это поручить надежной третьей стороне - Иордании - помочь палестинцам управлять той частью территории Западного берега, которую им уступят. Иордания не желает управлять палестинцами, но она тоже напрямую заинтересована в том, чтобы Западный берег не подпал под власть "Хамаса".

Без нового, радикально-прагматичного подхода - решения, в результате которого Израиль начнет уходить с Западного берега, Палестинская автономия получит реальную власть и суверенитет, но в то же самое время будет учтено глубокое недоверие и привлечена Иордания в качестве партнера палестинцев - любой проект соглашения будет мертворожденным.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru