Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
5 марта 2008 г.

Беньямин Биддер | Der Spiegel

Почему оппозиция не пользуется поддержкой в народе

Где российские демократы, которые сотнями тысяч выходили в 1990-х на улицы? Они запуганы жестокими действиями ОМОНа. И разочарованы собственным политическим руководством, которое слишком сильно занято собой, чтобы представлять серьезную опасность для Кремля

Едкий дым распространяется в воздухе над Тургеневской площадью - пахнет серой. Десяток демонстрантов держат в руках зажженные бенгальские огни. В их свете они скандируют: "Долой полицейское государство. Долой преемника Путина!". Однако протест против избрания Дмитрия Медведева так и остается краткой вспышкой. Сотрудники милиции за несколько секунд скручивают противников Кремля, омоновцы в черных шлемах тащат их за руки и за ноги к автобусам, которые уже готовы принимать задержанных.

Кое-где молодые люди еще раскачивают черные знамена с серпом и молотом - знамена запрещенной Национал-большевистской партии. Так называемые "нацболы" являются приверженцами своеобразного коктейля из национализма и коммунизма. На демонстрациях движения "Другая Россия" во главе с экс-чемпионом мира по шахматам Гарри Каспаровым они, как правило, образуют ядро протеста против российской государственной власти. И на этот раз тоже.

После президентских выборов движение Каспарова призвало выйти на "марши несогласных". Московские власти не разрешили проведение демонстрации и пригрозили жесткими санкциями. Угроза была реализована: лишь небольшая кучка неутомимых противников режима пошла на риск быть побитыми и задержанными в борьбе за демократию и свободные выборы. В Санкт-Петербурге демонстрантам разрешили выйти на улицы, но, несмотря на это, и там собрались лишь около тысячи протестующих.

Российские демократы на фоне триумфа автократичного кремлевского режима демонстрируют отсутствие влияния, концепции и поддержки среди населения. Железной рукой Путин урезал гражданские права и свободу слова, оттеснив своих противников на обочину. Но на краю пропасти демократы оказались не в последнюю очередь по своей вине.

"Почему, - вздыхает Ирина Сафанова, 51 год, - демократические силы не могут объединиться даже тогда, когда давление государственной власти стало невыносимым?" Сафанова - одна из немногих сторонников демократов, которые забрели на немноголюдный митинг в Москве. Рядом с ней Анатолий Аютин, которому 67 лет, он протягивает мокрый клочок бумаги - выдержка из российской конституции, параграф 31, о том, что граждане Российской Федерации имеют право на мирные демонстрации. Клочок бумаги разорван.

Демократы как статисты

В воскресенье вечером победители выборов демонстративно ликовали. Дмитрий Медведев и Владимир Путин рука об руку прошли через Спасские ворота Кремля по Красной площади, позволив тысячам молодых сторонников чествовать себя как поп-звезд. Медведев выиграл выборы, получив более 70% голосов. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов не стал серьезным соперником. Сегодня Зюганов подводит итог: "Выборы снова превратились в фарс". Как будто он не знал этого заранее.

Оба других кандидата добровольно поддержали воцарение преемника Путина. Российские демократы отныне не могут даже выступать в роли статистов. Ни один из их лидеров не смог зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Вместо этого Кремль отправил в бой псевдодемократа Андрея Богданова. Его неловкие выступления стали окончательным унижением для расколотого демократического лагеря.

Давление со стороны режима огромно. В преддверии думских выборов Владимир Путин заклеймил либеральную партию СПС как основного врага. Он не упускал случая предупредить об опасности со стороны СПС, заявляя, что именно эта партия виновата в том, что страна в 1990-е годы рухнула в пропасть.

В то же время он ужесточил выборное законодательство, изменив систему выборов депутатов. Он обязал регистрировать партии, у которых не менее 50 тыс. членов - такого количества членов нет даже у немецких "зеленых". Жертвой этого постановления стала "Республиканская партия" Владимира Рыжкова. Путин увеличил проходной барьер в парламент с 5 до 7% - что было равносильно затыканию рта оппозиционеров кляпом.

Даже на более или менее честных выборах как "Яблоку", так и СПС было бы сложно преодолеть 7-процентный барьер. Но обе эти партии продолжали бороться - каждая в отдельности - и в декабре они были окончательно разбиты. Им были противопоставлены все ресурсы Кремля и государственного телевидения - и "Яблоку" удалось набрать 1,6%, СПС - 0,1%.

Лидеры партий похожи на помещиков

Но и после этого фиаско разрозненным демократическим силам не удалось выставить против Медведева единого соперника, не говоря уж о единой стратегии. Борис Немцов из СПС, кронпринц Ельцина, отказался от участия в президентских выборах. "Яблоко" поддерживало Владимира Буковского, бывшего советского диссидента. Но ему не удалось выполнить даже формальных условий, необходимых для участия в выборах, поскольку он большую часть времени проживает за границей, а не в стране, которой он хотел бы управлять. Гарри Каспаров сделал ставку на давление улицы, но при этом отпугнул от себя умеренных противников Путина союзом с "нацболами". Экс-премьер Михаил Касьянов выдвинул свою кандидатуру на свой страх и риск - но, как и стоило ожидать, не смог предоставить Центризбиркому необходимые 2 млн подписей.

Странная надежда на то, что Кремлю нужны демократы

Политические лидеры демократических сил в течение многих лет ведут непримиримые споры. Словно помещики XIX века, они с завистью взирают на владения соседей, бесплодно размышляют о судьбах страны и ревниво охраняют свои насиженные местечки. Своими партиями они руководят как барскими владениям до отмены крепостного права - партии послушны только своему руководству. Явлинский возглавляет "Яблоко" с момента основания партии 15 лет назад: первая буква в названии партии - это первая буква его фамилии.

"Яблоко" не воспринимает нас как равноправного партнера", - сетовал Никита Белых в декабре 2007 года после очередной попытки образовать демократический союз. Белых хотел создать союз на равных для того, чтобы сохранить свои собственные амбиции. Но "Яблоко" Григория Явлинского воспротивилось: "СПС контролируется Кремлем". В пресс-релизе объемом в восемь страниц с педантичной точностью приводились цитаты Анатолия Чубайса. Серый кардинал СПС возглавляет государственный концерн РАО "ЕЭС" и состоит в хороших отношениях с Кремлем. Вместо того чтобы вместе вступить в борьбу с всесильным противником из Кремля, демократы погрязли в склоках и перепалках.

На самом деле обе этих партии долгое время питали странную надежду на то, что Путин признает, что он в них нуждается. Но Кремль со временем сам смастерил псевдолиберальные марионеточные партии. По всей видимости, долгое время Кремль оказывал финансовую поддержку СПС и "Яблоку". Журналистка Наталья Морарь из журнала The New Times выяснила, что и демократы получали деньги из "черных касс" государственной власти. Примечателен тот факт, что Борис Немцов, основной кандидат от СПС на думских выборах, заявил относительно этой информации, что в его ведение финансовые аспекты не входили.

В своем сообщении "Путин - результаты" Немцов подверг недавно весьма острой критике уходящего президента. Но большинство граждан России сомневаются в искренности противников Путина, которые несколько лет назад сами входили в число власть имущих.

Ненавистное лицо приватизации

Григорий Явлинский стал в 1990 году одним из авторов так называемой программы "500 дней" - тщеславного проекта, согласно которому плановая советская экономика якобы могла превратиться в рыночную за каких-то полтора года. Борис Немцов был вице-премьером при Борисе Ельцине и считался одним из кандидатов в преемники - до тех пор, пока финансовый кризис 1998 года не поверг страну в хаос. Финансовый крах стоил места и Анатолию Чубайсу, который сегодня является одним из лидеров СПС, - но для многих он так и остался ненавистным лицом приватизации.

В 1992 году он мелькал по всем телеканалам в стране. С указкой в руке главный идеолог приватизации объяснял правительству реформаторов, что такое ваучеры. Их раздали 144 миллионам россиян для того, чтобы они смогли поучаствовать в приватизации государственного имущества. Это было большим обещанием: ликвидировать плановую экономику, а граждан сделать собственниками фабрик. "Государственная ценная бумага" - значилось на ваучерах. Вскоре ваучеры обесценились. Ваучерная приватизация потерпела поражение, народ остался с пустыми руками и на многие годы погряз в нищете.

Другое кошмарное воспоминание: 19 августа 1991 года. Тогда старые советские кадры выступили против Горбачева и его перестройки. Перед Белым домом Борис Немцов бесстрашно забрался на танк - вместе с ним защищать парламент пришли 20 тыс. человек. На следующий день на улицы столицы вышли 150 тыс., а в Ленинграде, сегодняшнем Санкт-Петербурге, - 250 тыс. человек. Они протестовали против путчистов - и в поддержку демократизации.

Но сегодня, когда многие россияне слышат слово "демократия", они думают в первую очередь о хаосе. Они читают о СПС - и видят перед глазами картины 1990-х или лицо Анатолия Чубайса. Его красные щеки напоминают людям о невыполненных обязательствах.

Оппозиционный Кремлю журналист Александр Минкин попал в точку, описывая дилемму демократов: "Государственная власть боится не критиков, а настоящего противника, за которым стоял бы народ". Но пойдет ли народ за Немцовым или другими сегодняшними оппозиционерами? Минкин: "Никогда!"

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru