Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
5 октября 2007 г.

Питер Бейкер | The Washington Post

США больше не пытаются влиять на российскую политическую жизнь

На следующей неделе в Москву отправляются госсекретарь и министр обороны США, а также целая когорта других американских официальных лиц, чтобы провести серию встреч на высшем уровне. Разговор пойдет о противоракетной обороне, договоре об обычных вооружениях и следующем этапе сокращения ядерных вооружений.

Что не включено в официальную повестку дня, так это вопрос о будущем российской демократии.

Наблюдая за сползанием России к авторитаризму, администрация Буша когда-то считала ключевым индикатором ответ на вопрос, откажется ли добровольно президент Владимир Путин от власти в 2008 году, как обещал. Но на этой неделе Путин отмахнулся от предостережений США и дал понять, что планирует сохранить власть, сделавшись премьер-министром. Таким образом, он вновь захватил врасплох американскую администрацию, которая ныне практически утратила надежду повлиять на внутриполитический курс России.

Некоторые представители администрации предполагали, что Путин хотя бы откажется от всех формальных руководящих должностей, чтобы избежать упреков со стороны иностранных держав. "Мы по-настоящему не раздумывали над вероятностью того, что он останется у власти на такой высокой должности", - отметил некий высокопоставленный источник в администрации, общавшийся с нами, как и другие, на условии анонимности, так как речь идет о деликатных дипломатических вопросах.

Однако планы Путина лишь дополнительно подчеркнули растущую убежденность американской администрации в том, что Вашингтон бессилен предотвратить отход Кремля от демократии, и укрепили чувство мрачного смирения с направленностью движения России. "А что нам, собственно, делать? - вопросил еще один огорченный представитель администрации. - Не нужно преувеличивать нашу способность предопределять будущее российской политической жизни".

Перспектива того, что после президентских выборов, которые в России состоятся в будущем году, Путин сохранит руководящую роль в Москве на какой бы то ни было должности, окончательно подтвердит один из величайших провалов внешней политики США в эру Буша и, возможно, повлечет за собой дискуссию типа "кто потерял Россию?" в ходе президентской избирательной кампании будущего года в США. Вместо демократического государства-союзника, каким она казалась Бушу после терактов 11 сентября 2001 года, Россия превратилась в вызов и источник унижения для президента, провозгласившего распространение демократии главной миссией его администрации.

"Грядущие выборы 2008 года представляли собой демаркационную линию, - поясняет Эндрю Качинс, директор отдела исследований России в Center for Strategic and International Studies, только что вернувшийся из Москвы после встречи с Путиным в составе группы западных ученых. - Но теперь у меня есть ощущение, что эта линия либо сдвинулась, либо вообще исчезла. Года два-три назад люди в некотором роде надеялись, что при следующем президенте в России будет демократия, но теперь их ожидания коренным образом изменились. И мы буквально ничего не можем тут поделать".

По словам действующих и бывших деятелей администрации США, разочарование коренится в принципиально неверной интерпретации мотивов, по которым Путин поддержал американские операции в Афганистане после 11 сентября. "Придавалось слишком большое значение поддержке после 11 сентября, - поясняет Анджела Стент, в 2004-2006 годах курировавшая Россию в Национальном совете по разведке. - Эта поддержка имела место потому, что талибы были врагами и для России. А мы решили, что мотивы иные".

Итак, Буш пересматривает свои ожидания, касающиеся этих отношений, и, в сущности, перестал оказывать на Путина особое давление по поводу демократии. Между ним и Путиным состоялись напряженные дискуссии о российской демократии, проходившие за закрытыми дверями в Чили в 2004 году и в Словакии в 2005. В 2006 году вице-президент Чейни произнес пламенно-критическую речь о свертывании политических свобод в России. Но в последние месяцы, по словам помощников Буша, эта тема если и затрагивалась, то лишь формально.

Когда в июле Путин по приглашению Буша погостил в усадьбе его семьи в Кеннебанкпорте, штат Мэн, президент США публично не упоминал о демократии. Отвечая на вопрос одного корреспондента, насколько Буша заботит "съеживание" свободы в России, Буш практически ушел от ответа и заговорил о том, что весьма доверяет Путину. Когда они встретились снова, на экономическом саммите стран Азии в Австралии в сентябре, в публичных высказываниях обоих тема демократии вообще не затрагивалась.

По словам представителей США, после того, как на этой неделе Путин фактически изложил свой план сохранения власти, в администрации не было специальных совещаний, где решалось бы, что теперь делать, и не было составлено ни одного меморандума с вариантами планов действий. Буш не позвонил Путину, чтобы попросить объяснений, а также не стал публично выражать обеспокоенность, препоручив пресс-службе заявить, что "по этому вопросу окончательное решение должен принимать народ России", как сформулировала пресс-секретарь Белого дома Дейна Перино.

Вместо этого на межведомственных совещаниях по вопросу России на этой неделе команда Буша уделяет главное внимание сферам, в которых она надеется чего-то достичь на переговорах, которые пройдут на будущей неделе. В начале недели не меньше полудюжины служащих Белого дома, Пентагона и Госдепартамента вылетят в Москву, чтобы подготовить назначенный на выходные саммит госсекретаря Кондолизы Райс и министра обороны Роберта Гейтса с их российскими коллегами.

На встречах планируется рассмотреть три вопроса: планы США по размещению системы противоракетной обороны в Восточной Европы, ответную меру России (ее решение выйти из Договора об обычных вооруженных силах в Европе) и будущее контроля над ядерными вооружениями по истечении Договора об ограничении и сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1) в 2009 году. Представители администрации говорят, что, как ожидается, заодно будут подняты темы ядерной программы Ирана и проект независимости Косово.

Американская сторона пытается устроить Райс и Гейтсу встречу с Путиным, и, как отмечают сотрудники администрации, госсекретарь и министр обороны, возможно, заговорят с ним о его политических планах. Но они признают, что позицию русских это не поколеблет. "Очевидно, они какое-то время вообще не станут нас слушать, - сказал некий высокопоставленный представитель администрации, как и другие, под прикрытием анонимности. - Но это не означает, что мы должны замолчать. Нам просто надо четко себе представлять, чего мы в состоянии добиться, а чего - нет".

По сути, это определенный возврат к курсу в духе "реалполитик" по отношению к России, воспринимаемой как "великая держава" (за этот курс Райс ратовала в 1999 году во время первой президентской кампании Буша) от более идеалистической концепции "уничтожения тирании", которую Буш озвучил в 2005 году в инаугурационной речи.

"Они опустили руки, - отмечает Лилия Шевцова, аналитик Carnegie Moscow Center, автор новой книги "Russia - Lost in Transition" об эпохах Бориса Ельцина и Путина. - Это фиаско политики Буша. Сделать ничего невозможно, так как на исходе эры Буша политику уже не изменишь. Они абсолютно бессильны".

Положение администрации США осложнило и политическое лавирование Путина. Согласно российской конституции Путин не имеет права баллотироваться на третий срок подряд в будущем году. Но на этой неделе он сказал, что возглавит список кандидатов в парламент, выдвинутых прокремлевской партией "Единая Россия", и поразмыслит над идеей стать премьер-министром, если эта партия победит на выборах, а следующим президентом станет "порядочный, эффективный и современный человек". Учитывая доминирующую политическую роль Путина, "Единая Россия" определенно победит на парламентских выборах в декабре, а какой-нибудь кандидат, подобранный Путиным лично, - на мартовских президентских.

Поскольку в России кандидата на пост премьера предлагает президент, а парламент утверждает, Путину гарантирована эта должность, если он пожелает ее занять. Остается, однако, неясным, передаст ли официально подобранный им президент часть своих полномочий премьеру, либо де-факто будет служить марионеткой Путина, либо в определенный момент вообще уйдет в отставку, чтобы Путин снова мог занять президентское кресло.

Все эти сценарии не обязательно противоречат конституции, а значит, Путин сможет утверждать, что ничего противозаконного не делает и выполняет свое обещание не баллотироваться на третий срок, хотя реальным результатом станет то, что он продолжает крепко держаться за власть. Отчасти поэтому официальная реакция администрации Буша, высказанная на этой неделе, была столь сдержанной. "Не вижу ни одной зацепки, за которую мы могли бы схватиться, чтобы все это раскритиковать", - отметил некий представитель администрации.

Но конечный результат на исходе президентства Буша состоит, по-видимому, в том, что Россия отнюдь не является маяком демократии, появление которого когда-то предсказывал Запад после распада Советского Союза в 1991 году, и уж тем более сильным союзником, которого Буш, как ему казалось, обрел в ее лице после терактов 11 сентября.

"Нам нужно взглянуть на вещи трезво, - говорит Стент, бывший офицер разведки, ныне возглавляющая Center for Eurasian, Russian and East European Studies при Джорджтаунском университете; она также недавно встречалась с Путиным в составе группы ученых. - Часто проводится параллель с Китаем, а, как известно, у нас с Китаем много разногласий, но мы не ожидаем, что китайское общество в одночасье переменится и станет похоже на наше".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru