Архив
Поиск
Press digest
13 апреля 2021 г.
5 сентября 2008 г.

Илана Бет-Эль | The Guardian

Почему Косово имеет значение для Грузии

На то, чтобы по-настоящему осознать последствия конфликта Грузии и России, уйдет некоторое время. За стремительными событиями в регионе и всплеском дипломатической активности в ЕС и США складывается впечатление о некоем развитии и переменах. Но эти события можно считать важными лишь в краткосрочной перспективе. Вопросы, лежащие в основе нынешней ситуации, гораздо шире, чем проблема конкретной границы или конкретного государства. Они затрагивают саму суть международной системы, в частности, проблему трактовки международного права. Ни в ходе экстренного саммита ЕС, ни в ходе визита вице-президента США Дика Чейни в регион эти вопросы затронуты не были. Не касаются их и воинственные заявления России. А поскольку ООН фактически нейтрализована из-за отказа России разрешить дебаты по грузинскому конфликту, неясно даже, когда начнется обсуждение этих основополагающих вопросов.

Попытка свести это обсуждение к простым утверждениям не совсем оправдана, однако для ясности будем исходить из того, что Запад считает международное право абсолютным арбитром по всем вопросам - как межгосударственным, так и внутренним. Другими словами, оно в равной степени предназначено для государства, для народов и отдельных личностей, хотя в действительности обычно применяется только в интересах государства. Поэтому оно по определению оберегает территориальную целостность стран и международные границ, хотя и допускает отклонения, как в случае с Косово. Россия, Китай и другие недемократические правительства воспринимают данный вопрос совершенно по-иному. Для них международное право - это средство исключительно для регулирования отношений между государствами: его действие и юрисдикция прекращаются в границах страны, где безраздельно правят национальные законы. Отдельный человек или народ при таком подходе оказываются за пределами действия международного права, хотя территориальная целостность и нерушимость границ также оберегаются - исключений здесь нет. В таком прочтении получается, что Косово - это недопустимая ересь, которую нужно безжалостно истребить.

Косовский вопрос продолжает всплывать на поверхность, поскольку он выражает суть конфликта в Грузии - а тот лишь подчеркивает необходимость в гораздо более глубоком обсуждении. И хотя Запад твердо отвергает всякие сравнения двух этих эпизодов, Россия не менее твердо указывает, что события в Косово послужили прецедентом для ее действий. Ни одна из сторон не права.

С западной точки зрения, освобождение Косово от Сербии (начавшееся с длительных бомбардировок в 1999 году, продолжившееся введением управления ООН при фактическом отделении Косово и завершившееся односторонним провозглашением независимости) было необходимо в свете систематических притеснений Сербией албанского большинства в крае. Ситуацию называли "уникальным случаем", а не прецедентом в области международного права, поскольку уникальными были обстоятельства: не в последнюю очередь потому, что косовскую проблему можно было считать последним вопросом, не разрешенным в ходе длительных войн при разделе Югославии. В действительности, подобная точка зрения как минимум ошибочна. К несчастью, обстоятельства в Косово не так уж уникальны. Милошевич бросил свои силы на беззащитных мирных жителей: еще один свободный в своих действиях деспот, преступления и проступки которого были ужасны, но никогда бы не сравнились со злодеяниями Мугабе или военной хунты в Мьянме - и это лишь два примера из наших дней. Уникальным было то, что Запад ощущал вину за войны в Югославии и особенно за бойню в Сребренице, а потому стремился загладить ее с помощью широкого жеста. Более того, отказавшись принять меры против других деспотов, истребляющих собственное население, Запад открыто выразил мнение, что Косово - случай уникальный, и намерений повторять данный шаг у него нет.

С точки зрения России, бомбардировки, которым НАТО в 1999 году подвергло Косово - а затем и Сербию - были неприемлемы по двум причинам. Во-первых, они были незаконны, так как начались без соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. Во-вторых, международное право было нарушено в двух моментах, которые Россия считает принципиальными: неприкосновенность международных границ и территорий, а также неприменимость международного права внутри отдельных государств. В такой трактовке Косово является частью Сербии, и таковым оно должно оставаться, а международное сообщество не имело права вмешиваться в дела другой страны, даже если та уничтожала собственных граждан. Еще больше усугубило ситуацию то, что в 1999 году Россия сыграла основную роль в прекращении бомбардировок. Через ОБСЕ за стол переговоров Сербию усадила именно Россия, а не Марти Ахтисаари, хотя Запад всегда благодарил за это последнего. И пусть Россия поддержала резолюцию Совета Безопасности номер 1244, по которой Косово де-факто получило независимость под управлением ООН, Москва постоянно заявляла, что предоставление краю независимости де-юре неприемлемо, поскольку это стало бы нарушением международного права. Потому Россия отказалась признавать независимость Косово и вот уже полгода блокирует все попытки рассмотреть данный вопрос в Совете Безопасности.

Российское вторжение в Грузию и решение Москвы сохранить военное присутствие на территории страны стало нарушением подписанного при посредничестве Франции соглашения о перемирии. Это нанесло удар собственному аргументу России об уважении территориальной целостности и международного права. Если русские застрянут в Южной Осетии и Абхазии, которые в мире считают частью Грузии, их позиция будет скользкой - но все равно Россия может заявить, что сделала не больше и не меньше, чем Запад в Косово. Точно так же можно оправдать и одностороннее признание независимости двух упомянутых регионов. Подобное утверждение было бы слабым, но все равно Западу оспорить его оказалось бы труднее, чем нынешние оправдания России. Войдя на территорию Грузии, уничтожив ее военную инфраструктуру и объявив демократически избранного лидера страны "политическим трупом", с которым невозможно иметь дело, Россия по сути показала, что в своих намерениях она вряд ли руководствуется международным правом.

С другой стороны, Запад должен перестать притворяться, что Косово не является опасным прецедентом в области международного права и не угрожает устойчивости международной системы. Это так и есть. Если из нынешней ситуации и можно выкрутиться благодаря перегибам России, то произошедшее обязательно повторится вновь где-то еще. Возможно, речь пойдет о курдах, о Приднестровье или о чеченцах - в мире множество народов, которые хотят избавиться от неприемлемой опеки и обрести независимое государство. По иронии, Грузия, как и многие бывшие республики СССР, была глубоко обеспокоена косовским прецедентом еще до того, как край обрел независимость. В Тбилиси опасались, что жители Южной Осетии и Абхазии воспользуются этим прецедентом, чтобы отколоться от страны и провозгласить независимость - а оспорить этот шаг международному сообществу было бы сложно. Но здесь сделала свой шаг - а то и несколько не в меру широких шагов - Россия, и два региона упустили свой шанс.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru