Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2020 г.
5 апреля 2005 г.

Нил Бакли | Financial Times

Сторонник свободного рынка. Беседа с Германом Грефом

На книжной полке Германа Грефа стоит четыре экземпляра книги Дэна Брауна "Код да Винчи". Российский министр экономического развития говорит, что он любит дарить книги и покупает много экземпляров тех, что ему понравились. В прошлом году экономическая политика России была не менее запутанной, чем код из книги Дэна Брауна, с такими же непредсказуемыми сюжетными поворотами.

Атака на ЮКОС, сомнительная ситуация со слиянием "Газпрома" и "Роснефти", закон, запрещающий иностранным компаниям участвовать в тендерах на разработку некоторых крупных нефтяных месторождений - все это, казалось, указывало на усиливающееся стремление администрации Путина восстановить государственный контроль над стратегическими отраслями экономики.

Казалось, что сторонники либеральных реформ, такие как Герман Греф, министр финансов Алексей Кудрин и вице-премьер Александр Жуков проигрывают силовикам - бывшим сотрудникам тайной полиции и военным из окружения Путина, выступающим за усиление роли государства.

Это не так, говорит Греф. Он признается в том, что в прошлом году - в отличие от прежних времен - имела место дискуссия о том, "сможет ли государство немного более активно участвовать в экономических процессах". Но это было в основном вызвано изменением состава правительства, говорит Греф.

Незадолго до президентских выборов в марте прошлого года Путин назначил нового премьер-министра, заменив либерала Михаила Касьянова на Михаила Фрадкова. Это вызвало переоценку ценностей, но политический курс остается неизменным, заявил Греф.

"Я бы слукавил, если бы сказал вам, что нет оппозиции нашему курсу, - говорит министр экономического развития. - В прошлом году, скажем так, усилились дискуссии. Но я ощущаю поддержку и чувствую, что у нас есть карт-бланш на проведение реформ. Если бы этого не было, то я не смог бы проводить какую-либо другую политику. Также не могу представить, чтобы какую-либо другую политику проводили Кудрин или Жуков".

"Все, что произошло с компанией "Юганскнефтегаз" - подразделением ЮКОСа, которое было национализировано, - не было связано с тенденцией по усилению контроля со стороны государства. На это были другие причины", - утверждает Греф. Но он предпочел не останавливаться на этих причинах.

Слова Грефа можно было бы посчитать попыткой человека, утратившего свои позиции, сохранить лицо. Но Греф представляет доказательства в свою защиту - список либеральных реформ, которые уже обрели форму законов и законопроектов.

В частности, это закон об использовании лесных и водных ресурсов (который пойдет на пользу инвесторам); закон о концессиях на госсобственность, которую нельзя приватизировать (например, дорог и портов); закон о государственных закупках, направленный на борьбу с коррупцией; закон о конкуренции, которым, в числе прочего, оговариваются правила господдержки бизнеса.

Программа приватизации остается в силе, говорит Греф: в прошлом году было продано 1000 предприятий, в 2005 году будет продано 1500. К примеру, на продажу будут выставлены акции телекоммуникационного холдинга "Связьинвест". Власти бы не стали выставлять "Связьинвест" на продажу, если бы хотели сохранить контроль над ключевыми активами в экономике.

Даже спорный закон о тендерах по разработке природных ресурсов является "колоссальным шагом вперед", говорит Греф. Лучше иметь четкие и прозрачные правила о том, кто может и кто не может принимать участие в таких аукционах, говорит Греф, чем делать вид, что такие аукционы проводятся открыто, а на практике не допускать потенциальных покупателей к покупке определенных активов, как практиковалось в России в прошлом. Греф признает право считать определенные месторождения стратегическими, но к ним можно отнести максимум шесть из 250 месторождений, которые планируется выставить на тендер.

Министр экономического развития говорит, что Россия все также открыта для иностранных инвестиций, даже в нефтяном и газовом секторе. "Мы имеем такие большие объемы природных ресурсов, что наших собственных сил для их эксплуатации недостаточно. Если мы будем сидеть как собака на сене и не впускать инвесторов, то нам придется заплатить за это снижением темпов роста ВВП".

Могут ли сегодня в России совершаться сделки, сходные по масштабу с созданием совместного нефтедобывающего предприятия TNK-BP, которое стало крупнейшим предприятием в стране с участием иностранного капитала (50% его акций принадлежит иностранцам, другие 50% - россиянам)? "Думаю, что иностранная компания вряд ли сможет получить контрольный пакет акций российского предприятия. Но она сможет получить до 50% акций", - говорит Греф.

Греф остается сторонником того, чтобы роль государства в бизнесе была ограничена до роли регулятора и разработчика правил. Хотя российское государство, признает министр, еще не готово выполнять эту функцию - по вине неэффективного менеджмента и коррупции. Это заставляет сделать главным приоритетом сегодняшнего дня административную реформу.

"Сегодня существует дисбаланс между государством и частными предприятиями, - говорит Греф. - Часто региональные и местные власти не стимулируют экономическое развитие, а тормозят его".

Греф также признает, что дело ЮКОСа ухудшило инвестиционный климат и привело к снижению роста инвестиций в прошлом году. Но министр считает, что ситуация улучшится после того, как дальнейшие реформы продемонстрируют либерализм правительства Фрадкова.

"Нам необходимо извлечь уроки из наших ошибок,- говорит Греф. - Надеюсь, мы сможем это сделать".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru