Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
5 апреля 2007 г.

Данило Таино | Corriere della Sera

Нефть и газ в Москве

Путин реализовал мечту восьмой "сестры" ("семь сестер" - так называют семь крупнейших мировых нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний): совместить нефть и газ. Иными словами, мечту нефтяной компании, которую Роман Абрамович (владелец футбольного клуба "Челси") продал российскому газовому монополисту в 2005 году (тогда она называлась "Сибнефть"). На данный момент, сказал вчера источник в Москве, "Газпром" сделает предложение по остающейся квоте "Газпромнефти" и после всех необходимых операций начнет работать с газом и нефтью в одном-единственном колоссе. Проект Кремля по созданию на базе "Газпрома" самой богатой и самой могущественной энергетической компании в мире - которая объединит газ и нефть и станет финансовой, индустриальной и геостратегической рукой того, кто командует на Красной площади - находится в самой решающей стадии: ей не доставало 20%, которые принадлежали ЮКОСу Михаила Ходорковского (в настоящее время находится в сибирской тюрьме), но теперь она может их получить.

Уже давно создание чего-то подобного было одной из целей Дмитрия Медведева, первого вице-премьера и одного из возможных преемников Путина на посту президента России: в 2004 году он высказал идею о слиянии "Газпрома" и "Роснефти" для создания газового и нефтяного гиганта. Однако этот проект не был реализован, потому что "Роснефть" оказалась на орбите его соперника и главы оппозиционной ему группировки внутри Кремля, Игоря Сечина. Оба они начали укреплять свои энергетические феоды, и в связи с этим раздробление компании Ходорковского, когда-то ведущей компании в России, предоставляло прекрасные возможности: "Роснефть" купила крупнейшие нефтяные объекты, принадлежащие ЮКОСу, и теперь "Газпром" покупает не достававшие до достижения цели 20%.

С одной стороны, "Газпром" становится компанией, целиком интегрированной в энергетику. И становится не только конкурентом западных супергигантов, как Exxon, BP, Shell, Texaco, но и намного превосходит их: объем годовой продукции, оцениваемый в более чем 9 млн баррелей нефти, более чем в два раза превышает аналогичный показатель второй нефтяной "сестры", американской Exxon. На данном этапе, российская компания стоит практически на равных с саудовской Aramco, но в отличие от западных компаний, имеет открытый доступ к запасам собственной страны.

С другой стороны, она укомплектовала свой арсенал, чтобы с более выгодных позиций сражаться уже дома против противоборствующей политической группировки Сечина и "Роснефти".

В сложившейся ситуации Eni и Enel сыграли роль локомотивов "Газпрома" на торгах, поскольку, как говорят в Москве, Миллер не хотел участвовать в аукционе лично, опасаясь юридических шагов со стороны западных акционеров ЮКОСа против тех, кто участвует в ликвидации компании. (Вчера адвокат Ходорковского Роберт Амстердам сказал, что считает торги "фарсом"). И вот здесь можно провести урок, посвященный тому, как функционирует деловой мир в путинской России.

Чтобы получить доступ к двум купленным вчера газовым месторождениям ("Арктикгаз" и "Уренгойл"), Eni должна была согласиться на перепродажу "Газпрому" не только 20% "Газпромнефти", но и 51% самих этих двух месторождений. Александр Медведев, человек номер два в российской группе, сразу же заявил за несколько минут до торгов, что российская сторона намерена использовать право на опцион: "Структура того, что мы купим, еще обсуждается, но мы, как минимум, возьмем 51%", - сказал он.

И не только. По неофициальным данным, газ, который Eni будет добывать на этих двух месторождениях, будет продаваться "Газпрому" (по закону он не может экспортироваться) по следующей схеме: 75% - по действующей на внутреннем российском рынке цене (деятельность "Газпрома" внутри страны убыточна) и оставшиеся 25% - по международным ценам за вычетом стоимости транспортировки (которая будет осуществляться "Газпромом"). Более того, на основании договоренности, достигнутой в прошлом году между главой Eni Паоло Скарони и Миллером, "Газпром" будет обладать правом покупки у итальянской компании ее нероссийских активов: речь идет о ливийских месторождениях и квотах в EniPower. Иными словами: русские не дарят даже шпильки. Для западной компании получить доступ к российским запасам крайне трудно и дорого, правда и то, что если исключить непродолжительное появление на аукционе BP, то ни одна другая западная группа не принимала участия в торгах в эти дни.

Отношения между Москвой и Римом, Eni и "Газпромом" со вчерашнего дня стали прочнее. Даже несмотря на то, что партнерство осуществляется, как кажется, не на паритетных началах. Кроме того, опыт Shell и BP показывает, что Кремль без всяких колебаний может пересмотреть достигнутые соглашения по правам на добычу под самыми различными предлогами. В ходе конференции, прошедшей два дня назад, госсекретарь США Кондолиза Райс, говоря о России, сказала, что "административные советы (западных компаний) обеспокоены безопасностью их инвестиций". Прошедший вчера аукцион не развеял этих опасений.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru