Архив
Поиск
Press digest
18 ноября 2019 г.
5 апреля 2019 г.

Саймон Шустер | Time

Как Путин создал разношерстную империю тиранов и государств-неудачников

"Даже в самые худшие времена Россия была надежным другом cуданского лидера Омара аль-Башира. Она продолжала продавать ему оружие во время злодеяний, совершаемых его режимом в регионе Дарфур с 2003 по 2007 год. И когда Международный уголовный суд в 2009 году предъявил аль-Баширу обвинение в геноциде, военных преступлениях и преступлениях против человечности, выдав ордер на его арест, Россия пошла своим путем. Вместо того, чтобы задержать аль-Башира, когда суданский лидер приземлился в Сочи в 2017 году, российский президент Владимир Путин принял его в своей официальной резиденции, и их встречу показывали по государственному телевидению", - пишет журнал Time.

"Как оказалось, прочная дружба России должна была вот-вот окупиться. Президент-преступник прибыл с предложением: "Судан, - сказал он Путину, - может быть ключом России к Африке". В ответ он хочет "защиты от агрессивных действий США" в регионе, сказал аль-Башир. Согласно имеющимся свидетельствам, Путин принял это предложение. Переговоры лидеров открыли ворота для потока российских предприятий в Судане, от политического консультирования до добычи полезных ископаемых и военной помощи, согласно документам, полученным журналом TIME. Когда российские геологи начали добычу золота у берегов реки Нил в прошлом году, российские вооруженные силы разрабатывали планы использования портов и авиабаз Судана в качестве военных постов".

"Судан - это только начало, - пишет автор публикации Саймон Шустер. - В течение последних нескольких лет Кремль снова прочесывал мир в поисках влияния. В неспокойных странах, оставшихся без внимания после холодной войны, Россия создавала новые альянсы, вдыхала жизнь в старые и, по возможности, заполняла пустоту, оставленную Западом, сосредоточенным на своих интересах. В Африке, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке TIME отследил усилия Кремля через многочисленные интервью с местными чиновниками, российскими агентами и другими игроками, а также путем анализа документов, предоставленных Центром "Досье", частным следственным проектом, финансируемым Михаилом Ходоровским, российским бизнесменом и критиком Путина, живущим в изгнании".

"Российская кампания простирается от крупных зон конфликтов, таких как Венесуэла, Ливия и Сирия, до более темных уголков Африки и, как надеялся аль-Башир, до Судана. В результате обнаруживается новообретенная готовность России, и даже стремление включаться в войны и развивать режимы везде, где Москва видит шанс заявить о себе. Но, в отличие от холодной войны, когда коммунистический Восток конкурировал с капиталистическим Западом на равных, новое состязание ведется в мире, который изменился. Америка Трампа больше не проявляет интереса к иностранным делам, демократическим идеалам или даже к альянсам. А Китай с экономикой, в восемь раз превышающей российскую, заменил ее в качестве главной альтернативы Западу. И все же Путин сумел удержать Россию в глобальной картине - пытаясь выступить не в своей весовой категории, сочетая оппортунизм, громкие слова и точки совпадения интересов с изолированными деспотами, которым Москва предлагает оружие, защиту и уважение", - говорится в статье.

"Мы не стремимся править миром или навязывать какую-то идеологию другим странам, будь то коммунизм или капитализм, - говорит сенатор Андрей Климов, представитель московских внешнеполитических кругов. - Мы просто защищаем свои интересы. И мы будем делать это, где бы они не возникали".

Журнал перечисляет эти места - Венесуэла, где Россия поддерживает диктатора Николаса Мадуро; Сирия, где "Россия спасла диктатуру Башара Асада с помощью военной кампании, которая вынудила США отказаться от надежд на его изгнание"; Ливия, где "различные фракции искали поддержки Кремля, часто в обмен на доступ к нефтяным месторождениям и другим ресурсам".

"Они специально нацеливаются на страны, имеющие токсичные отношения с Западом", - говорит Эндрю Вайс, который изучает Россию в Фонде Карнеги за международный мир, аналитическом центре в Вашингтоне. - Они пытаются включиться в любой конфликт, какой только могут, не потому, что собираются его решить, а потому, что хотят влияния. Они хотят иметь голос".

Как отмечается в публикации, предприятия России вытекают из одного "колодца негодования по поводу унижения, последовавшего за проигрышем в холодной войне. И они подпитывают новый нарратив о национальном возрождении: Россия в центре внимания, где бы она ни пожелала, с лидером, который, кажется, не боится делать ставки и импровизировать в своем стремлении ослабить влияние Запада на мировые дела. Содействует этим усилиям и политика Трампа "America first", считает Андерс Фог Расмуссен, бывший генеральный секретарь НАТО. "Когда США отходят и отступают, [это] создает вакуум, который заполнят плохие парни, - заявил он TIME. - И именно это мы и наблюдаем сейчас".

"Однажды в конце декабря Далия Эль Руби, суданская правозащитница, по пути на демонстрацию в Хартум, пыльную столицу страны, увидела необычную сцену. Военный грузовик "Урал" российского производства стоял на обочине дороги возле демонстрации. Вокруг толпилась горстка мужчин европейской наружности и сотрудники суданской службы безопасности. "Это было очень странное зрелище, - припоминает она в интервью по телефону. - На здешних акциях протеста такого не увидишь".

"Этот инцидент обрел смысл только через несколько недель, когда лондонская The Times сообщила, что российские наемники помогают режиму подавить народное восстание. То, что началось в декабре как серия протестов против роста стоимости продуктов питания и топлива, затем переросло в революцию, направленную на прекращение 30-летнего правления аль-Башира. По данным Human Rights Watch, десятки людей были убиты в ходе попыток государства подавить протесты. Сотни протестующих были заключены в тюрьму на фоне широко распространенных сообщений об избиениях и пытках в суданских тюрьмах", - пишет журнал.

"Как раз в то время, когда в Судане начинались протесты, администрация Трампа внедряла новую африканскую стратегию. Джон Болтон, советник по национальной безопасности Белого дома, назвал ее ответом России и Китаю, которые он назвал "великими державами - конкурентами" на континенте. Но его предложения по решению этой проблемы были сосредоточены в первую очередь на том, чтобы экономить. Болтон заявил, что вместо того, чтобы вступать в контакт со странами, которые склонны заключать сделки с Россией или Китаем, США прекратят помощь, чтобы наказать их. "Мы хотим, чтобы за заработанные тяжким трудом доллары американских налогоплательщиков нам продемонстрировали кое-что еще", - сказал он.

"Такой подход прекрасно подходит Путину, - отмечает Шустер. - То, что Белый дом говорит о России как о великой державе, укрепляет его имидж дома, и это стоило ему сравнительно мало. (...)Россия наладила отношения в Африке, не строя ничего - ни крупных магистралей, ни мостов, ни больниц, ни университетов. Вместо этого Кремль сосредоточился на обхаживании элит: полевых командиров, генералов и пожизненных президентов, чьи личные желания проще и дешевле удовлетворить, чем потребности их народа или их экономики".

"Возьмем Судан. По оценкам ООН, с 2003 года в ходе попыток правительства подавить волнения в Дарфуре было убито 300 тыс. человек. В 2007 году была развернута миротворческая миссия, санкционированная ООН, для сдерживания кровопролития, и обвинения, вынесенные Международным уголовным судом два года спустя, сделали аль-Башира единственным действующим главой государства, обвиненным в преступлениях против человечности. Только Россия осталась на его стороне, - сообщается в статье. - В ноябре 2016 года Кремль даже разорвал связи с судом, назвав его решения "односторонними". Год спустя Путин принял предложение аль-Башира о предоставлении ключа к африканскому континенту".

Среди людей, которым Путин поручил реализовать это предложение - Евгений Пригожин. Издание кратко напоминает о карьере "повара Путина", а также о том, что, "согласно расследованиям в российских и западных СМИ, он является покровителем частной армии, известной как группа "Вагнер".

"Следы Пригожина (...) есть на ряде предприятий в Судане и в других частях Африки, согласно документам, полученным TIME в феврале, и интервью с его нынешними и бывшими партнерами. В дополнение к рудникам по добыче золота и полезных ископаемых, его компании предлагают диктаторам широкий спектр консалтинговых услуг. В одной стратегической записке изложена "дорожная карта" реформирования всей бюрократии Судана - от налоговых и таможенных бюро до центрального банка. Его соавтор, который поговорил с TIME на условиях анонимности, подтвердил, что его наняла для выработки стратегии одна из фирм Пригожина. "Мы никогда не имели с ним дела напрямую, - сказал соавтор, известный в России политический консультант. - Но мы знали, что это для него". Пригожин не ответил на запросы TIME о комментариях, направленные через его компании и адвоката, - пишет журнал. - Неясно, была ли когда-либо реализована эта стратегия. МИД Судана не ответил на несколько запросов на интервью. Но амбиции, изложенные в документе, предполагают, что Россия начала предлагать своим союзникам в Африке своего рода помощь в форме мягкой силы в государственном построении, которую обычно оказывают НПО и агентства по вопросам развития. "Они учатся у нас", - говорит Пол Стронски, эксперт по России и бывший подрядчик USAID, подразделения по развитию правительства США, который изучил документ по запросу TIME. Главное отличие, по его словам, в том, что предлагаемые Россией реформы кажутся, в основном, косметическими. "Они ставят галочки напротив пункта о том, что Судану нужно будет улучшить свой кредитный рейтинг, но они не решают в действительности проблему коррупции в системе".

Что касается российской жесткой силы, в том числе вооруженных наемников, то "в действительности, наемники работают рука об руку с российскими вооруженными силами. Похоже, что это имеет место в Судане, где одно соглашение об аренде, которое удалось получить TIME, показывает, что для осуществления полетов в страну и из страны компания, управляемая близким партнером Пригожина, арендовала российские военные самолеты. Многие западные чиновники видят, что группа "Вагнер" действует как инструмент Кремля, скрывающийся за фасадом правдоподобных отрицаний. (...) В прошлом году трое российских журналистов начали освещать деятельность российских наемников, действующих в Центральноафриканской Республике (ЦАР), которая граничит с Суданом. Все трое (...) были застрелены на обочине дороги в ночь на 30 июля. Правительство России, которое с начала 2018 года посылает оружие и подрядчиков в ЦАР, заявило, что убийства стали результатом грабежа, возможно, совершенного мятежниками, которые контролируют части страны. Но друзья и коллеги журналистов из Центра "Досье" начали собственное расследование убийств. (...) В январе расследование пришло к выводу, что в заговоре с целью убийства журналистов в Центральной Африке были замешаны российские наемники. Кремль поспешно опроверг эти утверждения как "теорию заговора" (...). Но многие документальные свидетельства, обнаруженные Центром "Досье", были убедительными: в их числе телефонные записи, которые, как представляется, показали, что российские военные подрядчики выслеживали репортеров до того, как они были убиты. (В ходе своих расследований группа также приобрела ряд документов, связанных с действиями России в Судане. После тщательного анализа и проверки некоторые из них были включены в эту статью)".

"В присутствии российских частных военных компаний в Судане нет тайны. Несмотря на то, что режим отрицает это, Россия признала, что они обучают местные силы безопасности с конца прошлого года. (...) Сейчас основная задача режима аль-Башира - положить конец революции. Начальник суданской полиции Ахмед Билаль Осман отрицает, что российские наемники сыграли какую-либо роль в этом. Но их присутствие в стране, возможно, подтолкнуло аль-Башира пойти дальше, чем закрытие школ, введение общенационального комендантского часа и цензуры в СМИ, указывают критики. В феврале аль-Башир объявил о чрезвычайном положении, распустив центральные и региональные правительства и приказав военным приступить к руководству вместо них. "Башир находится в режиме выживания, - говорит Эрик Ривз, исследователь Гарвардского университета, который изучает Судан на протяжении 20 лет. - И причина, по которой он думает, что сможет выжить - это защита, которую он получает от русских".

"Россия не всегда выступала за прекращение порядка, определенного Западом. "После распада Советского Союза в 1991 году мы изо всех сил старались вписаться в глобализованный мир, - рассказывает TIME Владимир Якунин, старый друг и коллега Путина по службе в КГБ. - Но было наивно предполагать, что семья цивилизованных наций действительно интегрирует нас". Возникшее в результате чувство отчужденности достигло апогея в 2007 году, когда Путин выступил с речью в Мюнхене перед аудиторией западных государственных деятелей. Он сказал им, что растущая сила России, Китая и других развивающихся стран скоро завершит американский век. "Речь шла не о том, что Россия обнажает свои клыки, - говорит Якунин. - Это было пророчество, на которое, к сожалению, западные лидеры не обратили внимания в то время".

"Сегодня, хотя некоторые на Западе все еще предлагают проповеди о демократии и правах человека, ценность, которую Россия отстаивает на мировой арене это суверенитет, что означает, что каждый режим имеет право управлять своей территорией, не опасаясь иностранного вмешательства (...) Россия строит внешнюю политику на основе уважения к режимам-изгоям, не вынося лишних суждений об их действиях дома. "Мы никому не говорим, как жить", - говорит Якунин.

"Россия предлагает своим новым друзьям мощное оружие: свое право вето в Совете Безопасности ООН, которое использовалось для блокирования, по крайней мере, десятка резолюций СБ о применении химического оружия, военных преступлениях и прекращении огня с начала гражданской войны в Сирии в 2011 году. Придя на помощь режиму Асада, Путин завоевал право утверждать, что Россия будет поддерживать своих союзников, даже если они будут травить газом, бомбить и пытать собственных граждан. "Мы не бросаем никого из наших друзей, - говорит российский сенатор Климов. - На Западе люди часто меняют позиции. У них другие приоритеты".

"Другие страны обратили на это внимание. В Африке, где верховенство закона слишком часто ненадежно, по крайней мере, 18 правительств подписали соглашения о военном сотрудничестве с Россией с тех пор, как ее военные самолеты взлетели, чтобы спасти Асада в 2015 году. (...) В то же время Россия стремится создать себе репутацию посредника в мирном урегулировании, особенно в тех регионах, где США не справляются с этой задачей", - пишет TIME, напоминая о саммите в Москве с участием "Талибана" ("Талибан" с 2003 года запрещен в России как террористическая организация - Прим. ред.) . В свете отсутствия США и афганских делегатов переговоры не принесли ничего, кроме внимания. Но Москва, похоже, все еще стремится проложить себе путь в дебаты и продемонстрировать, что она может посадить талибов за стол переговоров. "Для России существуют более масштабные стратегические игры, - говорит бывший афганский дипломат Омар Самад. - Они считают Афганистан потенциальным козырем".

"Таким образом можно объяснить многие новые связи Путина в развивающемся мире, - подчеркивает TIME. - Россия и многие союзники Путина находятся под санкциями, введенными Западом, и чем больше горячих точек, в делах которых Россия принимает участие, тем больше возможностей может видеть Путин для того, чтобы воспользоваться облегчением. Следуя этому расчету, Путин делает ставки по всему миру так же, как игрок раскладывает фишки на суконном столе".

"Окупятся ли они? Нельзя выиграть, если не играть. Некоторые из российских инициатив действительно могут ослабить напряженность в далеких конфликтных зонах. Например, на мирной конференции, состоявшейся в Судане в прошлом году, России удалось объединить враждующие группировки в Центральноафриканской Республике. "Нужно признать, что они помогли нам", - говорит посол Смаил Шерги, который председательствовал на переговорах от имени Африканского союза, межправительственного органа, содействующего миру на всем континенте".

"В Венесуэле, реши Россия прекратить противостояние между Мадуро и оппозицией, Кремлю будет не трудно усадить диктатора за стол переговоров: его режим почти полностью зависит от помощи Москвы. Доли в огромных нефтяных запасах его страны были раскуплены российскими энергетическими компаниями по бросовым ценам. Но американские чиновники не видят значимых свидетельств альтруизма в поведении Москвы и мало указаний на то, что она сыграет роль посредника. "Стратегия России заключается в поддержке этого режима, - заявил журналистам Эллиот Абрамс, официальный представитель США, отвечающий за урегулирование конфликта в Венесуэле, в ответ на вопрос журнала TIME в марте. - Их совершенно не беспокоит степень подавления, применяемого режимом... Они пытаются защитить деньги, которые им должна Венесуэла".

"Помимо денег, у Путина также есть репутация, которую нужно защищать. В Сирии, Судане и частях арабского мира, а также в Африке и большей части Латинской Америки его считают оплотом автократов, человеком, который будет защищать суверенитет своих союзников независимо от того, какому давлению они подвергаются со стороны Запада. Это, прежде всего, объясняет, почему Россия создала для себя разношерстную империю автократий-изгоев и полупровальных государств. Не без причины мировые диктаторы выстраиваются в очередь, чтобы подписать соглашения о сотрудничестве с Россией".

"Это работает на Москву. Через восемь месяцев после встречи с аль-Баширом в Сочи президент России был занят проведением чемпионата мира по футболу в городах по всей стране, - пишет журнал. - Но он не упустил возможности встретиться со скрывающимся от правосудия президентом Судана, на этот раз в Кремле. Путин отметил, что за прошедшие месяцы товарооборот между их странами удвоился, а военные связи укрепились. Аль-Башир, выглядящий намного увереннее, чем в Сочи, поблагодарил Путина за то, что он выступил в качестве "противовеса" Западу в Совете Безопасности США. В частности, он был рад, что Россия потребовала вывода международных миротворцев из Дарфура. Встреча была недолгой. Оба лидера планировали посмотреть финал Кубка мира на следующий день. Но прежде чем расстаться с человеком, обвиняемым в совершении самого страшного геноцида XXI века, Путин улыбнулся и захотел что-то сказать. "Мы очень рады видеть вас, господин Президент. Добро пожаловать!"

В написании статьи приняли участие Филипп Эллиотт в Вашингтоне и Алек Лун в Москве

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru