Архив
Поиск
Press digest
19 июля 2019 г.
5 августа 2005 г.

Маурицио Молинари | La Stampa

Очнувшись после 20 лет комы, она вспомнила об 11 сентября

"ОК!" Произнеся это, Сара Скантлин проснулась 12 января этого года после 20 лет пребывания в коме. И после 6 месяцев интенсивной реабилитации по восстановлению речи, вчера вечером она впервые оказалась на ТВ, чтобы поведать огромной американской аудитории свою невероятную историю.

Все началось 21 сентября 1984 года, когда Сара, которой едва исполнилось 18 лет, пошла отпраздновать окончание учебы в Junior College в Хатчинсоне, в Канзасе, с своими подругами в Tapper's Bar. Девушки вышли на улицу прогуляться, когда внезапно автомобиль, за рулем которого находился 21-летний пьяный Даг Доман, - в городке его считали "слегка слабоумным", потому что у него за плечами были два года реабилитации после падения с третьего этажа жилого дома, - на огромной скорости сбил Сару. Удар об асфальт был настолько сильным, что врачи Wesley Medical Center города Уичита, который американцы считают географическим сердцем страны, могли лишь констатировать самую серьезную черепную травму, которую им когда-либо приходилось наблюдать.

В течение трех лет ничего не происходило: Сара обездвиженная лежала вначале в госпитале, потом в доме отдыха. В 1985 году один из врачей сказал, что "она не спит и способна реагировать на боль, но не способна общаться". Месяц за месяцем, год за годом вокруг ее постели сменяли друг друга родители, многочисленные врачи, медсестры, специалисты и простые ассистенты. Пэт Ринсон - одна из них, она занималась восстановлением речи. С 2001 года она по 20 минут в день изучала молчаливый язык Сары. В 2002 году Сара впервые издала какие-то звуки. В действительности это были крики, сотрясавшие воздух. Она кричала и во время рождественского ужина, но для родителей это было хорошим знаком, означавшим, что внутри тела Сары что-то происходит. Потом, 12 января Сара заговорила. В этот момент в комнате находилась терапевт Пэт, которая обсуждала с подругой, когда лучше сходить сделать маникюр. Когда Пэт сказала подруге "ОК, хорошо", Сара за ее спиной впервые за 20 лет произнесла слово: "Ооокааааа".

Это было началом конца молчания. Пэт вначале стала произносить слова, потом самые распространенные выражения, почти целые фразы, она старалась, чтобы Сара повторяла за ней. Мать Сары не знала об успехах своей дочери и впервые услышала ее голос по телефону, когда та неожиданно сказала: "Привет, мама". Сначала мать отшатнулась, потом спросила: "Тебе что-то нужно?" "Принеси мне косметику". Реабилитация шла тяжело: терапевты работали над руками и ногами, остававшимися без движения 20 лет. Сара страдала, но день за днем училась говорить заново. Например, просила чашку чая. Когда ее брат Джим спросил, сколько ей лет, она ответила: "Восемнадцать". "Сара, тебе не восемнадцать, а тридцать восемь". Она с этим не согласилась и сказала, что ей 22 года. Психолог посоветовал семье не настаивать, потому что ей надо преодолеть шок, связанный с потерей времени.

В мае Саре исполнилось 39 лет, но Джим поздравил ее с 23-м днем рождения. Совсем недавно врачи позволили родителям спрашивать, что она помнит. "Ты что-нибудь знаешь об 11 сентября?" - был первым вопрос ее матери, касавшийся удара по Вашингтону и Нью-Йорку, стоившему жизни трем тысячам человек. "Самолеты, здания, дым", - ответила она. Мать продолжила: "А Оклахома?" - там в 1995 году белый экстремист взорвал возле представительства федеральной администрации начиненный взрывчаткой автобус. Сара ответила: "Дети, больницы". Для докторов эти ответы означают, что мозг, пусть и блокированный, принимал изображения, получаемые с телевизора, который постоянно был включен в комнате Сары. Теперь эти картинки возвращаются, и таким образом Сара может что-то восстановить из утраченной жизни.

В последние недели диалог между матерью и дочерью проходит довольно активно. "Сара, ты боишься, как ты себя чувствуешь?" - "Я не чувствую себя удовлетворенной". - "Сара, ты не помнишь аварию, в которую ты попала?" - "Да , я ее помню, мне надо было раньше уйти с этой вечеринки". - "Сара, что ты хочешь делать?" - "Мама, я хочу вернуться домой, быть дома".

Именно из своего маленького домика в Канзасе Сара Скантлин связалась вчера вечером с программой The Early Show телеканала CBS, чтобы ответить на вопросы журналиста Трейси Смит и рассказать о своих планах, учебе и путешествиях.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru