Архив
Поиск
Press digest
12 декабря 2019 г.
5 июля 2013 г.

Жак Фоллору и Франк Йоханнес | Le Monde

Разоблачение французского "Большого Брата"

Слабое возмущение Франции после разоблачения американской программы PRISM объясняется тем, что руководство страны было в курсе действий американской разведки и занималось тем же самым, сообщают журналисты Le Monde Жак Фоллору и Франк Йоханнес.

Изданию стало известно, что Главное управление внешней безопасности (DGSE) Франции систематически перехватывает электромагнитные сигналы, передаваемые по телефонным и компьютерным сетям внутри Франции и из Франции за границу. Полученные подобным образом метаданные электронной почты, sms, телефонных звонков, активности на Facebook и Twitter впоследствии хранятся в течение многих лет, говорится в статье.

Огромной базой данных без каких бы то ни было законных оснований и контроля тайно пользуются все разведывательные службы Франции, причем политикам об этом прекрасно известно. Данная программа фигурирует в ряде парламентских документов. Так, в докладе парламентского Комитета по делам разведки от 30 апреля 2013 года говорится, что "с 2008 года были достигнуты успехи в распределении возможностей, в частности, касающихся электроразведки, осуществляемой DGSE в пользу всего разведывательного сообщества".

Авторы подчеркивают, что разведслужбы интересует не содержание сообщений, а их метаданные: кто, когда, кому, откуда звонил и как долго длился разговор. То же самое с электронной перепиской, sms, факсами и интернет-активностью на серверах Google, Facebook, Microsoft, Apple, Yahoo.

Метаданные позволяют строить огромные графики связей между людьми, своеобразные дневники телефонной и компьютерной активности каждого гражданина. "Очевидно, что данная система важна для борьбы с терроризмом, - признают корреспонденты. - Однако она позволяет следить за кем угодно когда угодно".

Миллиарды перехваченных данных затем сжимаются и хранятся на трех подземных этажах в штаб-квартире DGSE на бульваре Мортье в Париже.

Технический директор управления Бернар Барбье дважды публично упоминал о данной практике. В ходе одного из этих выступлений он говорил о "создании ЭВМ на базе программируемой пользователем вентильной матрицы", способной обрабатывать десятки петабайт информации. "Тепла, выделяемого компьютерами, хватит для отопления зданий DGSE", - иронизируют журналисты.

Помимо самого управления внешней безопасности, к базе данных имеют доступ 6 разведывательных служб Франции: Управление военной разведки (DRM), Управление защиты и безопасности обороны (DSPD), Центральное управление внутренней безопасности (DCSI), Национальный директорат разведки и таможенных расследований (DNRED), Управление разведки и противодействия подпольным финансовым схемам (Tracfin), а также разведслужба полицейской префектуры Парижа.

Законодательство, регулирующее перехват данных в целях безопасности, запрещает разведывательным агентствам организовывать сбор данных по принципу программы PRISM, пояснили изданию сотрудники Национальной комиссии по обработке данных и гражданским свободам (CNIL). Каждый запрос о предоставлении или перехвате данных является адресным и не может быть реализован в массовом порядке, как с количественной, так и с временной точки зрения.

Однако спецслужбы Франции на протяжении нескольких лет ведут подобную деятельность без настоящего разрешения, признался Le Monde руководитель одной из спецслужб. По его словам, все агентства вовсю пользуются свободой, которую им дает размытость юридического статуса метаданных.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru