Архив
Поиск
Press digest
21 января 2020 г.
5 марта 2004 г.

Пауль Вебстер | Süddeutsche Zeitung

Конец золотого осла

Россия больше не считает, что защита климата будет приносить ей деньги

Уже в течение двух лет ООН пытается оказать давление на Россию с тем, чтобы она наконец ратифицировала Киотский протокол о защите климата. Однако российские политики, кажется, все менее готовы к тому, чтобы их страна присоединилась к международному договору.

В течение нескольких последних месяцев высокие представители правительства неоднократно ставили под сомнение данные ООН, в соответствии с которыми Россия могла бы получать миллиарды долларов, если бы продавала так называемые эмиссионные квоты. Они дают покупателю право выбрасывать в атмосферу больше парниковых газов, например двуокиси углерода (CO2), чем ему разрешается по Киотскому протоколу. Россия может продавать квоты, так как ее экономические показатели и объемы эмиссии парниковых газов сильно сократились по сравнению с 1990 годом, после развала Советского Союза.

Однако теперь те, кто в Москве сомневается в целесообразности ратификации протокола, получили поддержку из неожиданного источника: от Организации Объединенных Наций. Согласно проекту доклада секретариата ООН по климату, расположенного в Бонне, прогнозируемые данные по эмиссии парниковых газов в России ненадежны и устарели.

"Эта проблема типична для всех оценочных данных ООН, - говорит кремлевский экономист Петр Казначеев. - Они в своих прогнозах опираются на устаревшие данные".

Самое пикантное при этом то, что Россия сама представила многие из этих устаревших данных.

От решения Москвы зависит судьба Киотского протокола в целом. Договор вступит в силу только в том случае, если его ратифицируют страны, на долю которых в 1990 году приходилось минимум 55% от глобальной эмиссии парниковых газов. Этого показателя можно достичь лишь при участии России, поскольку США отказываются присоединяться к соглашению.

Как и Вашингтон, Москва использует против Киотского протокола экономические аргументы. Быстрый рост экономики, предостерегают некоторые кремлевские политики, может не оставить России в 2008 году, когда договор должен вступить в силу, свободы действий по продаже эмиссионных квот.

В хоре представителей данного подхода громче всего звучит голос Андрея Илларионова, советника президента Владимира Путина по экономике. На прошлой неделе не без сарказма сравнивал договор с советскими пятилетними планами. Перед представителями Европейского союза он говорил о "киотоизме" и марксизме, напомнив: "В ХХ веке Россия уже настрадалась от другой идеологии, пришедшей из Европы".

Однако не риторика, а цифры, прогнозы и их интерпретация будут решать судьбу Киотского протокола. До сих пор российские данные, кажется, были на руку приверженцам договора. Страна официально объявила, что объем выбросов парниковых газов в 1999 году был примерно на 38% меньше, чем в 1990-м: 1,9 вместо 3 млн тонн эквивалента CO2. Только к 2015 году объем выбросов снова достигнет уровня 1990 года.

Однако новый доклад боннского секретариата по климату ставит эти данные под сомнение. В официальном российском заявлении отсутствовали важные данные, говорится в проекте доклада. Например, Россия не упомянула, что к 2020 году она собирается удвоить производство угля. Кроме того, не был оценен объем эмиссии от сжигания мусора, выбросов в авиационной отрасли и некоторых других отраслях промышленности, свидетельствует проект. И наконец, заявление содержит только данные до 1999 года. Но с тех пор экономика России ежегодно растет примерно на 6,5%.

Как отразится рост экономики на эмиссии парниковых газов, в этом и заключается суть спора.

"У нас сейчас новые, уточненные данные, которые свидетельствуют о том, что объем наших выбросов будет гораздо выше, чем полагает ООН", - говорит кремлевский экономист Казначеев.

Согласно исследованию, проведенному московским отделением института IES, объем эмиссии растет с 1999 года почти так же быстро, как и экономика. Если эта тенденция сохранится, то через два года после вступления в силу Киотского протокола Россия может достичь установленных для нее пределов.

Это оспаривает Небойса Накиченович, который координирует прогнозы ООН по российским эмиссиям. Он подвергает сомнению, с одной стороны, то, что темпы экономического роста в России смогут сохраниться на прежнем уровне. С другой, говорит он, объем выбросов парниковых газов мог бы расти в два раза медленнее, чем экономика, если бы Россия начала, как ожидалось, развивать энергосберегающие технологии.

Похожие аргументы приводит Александр Голуб, бывший представитель России в Совете по климату ООН, а сегодня - сотрудник организации Environmental Defense. Точный анализ энергопотребления показывает, что эмиссия парниковых газов отстает от роста экономики. Россия без труда сможет выполнять нормативы Киотского протокола. Однако главная неизвестная величина, говорит Голуб, это уголь. В случае удвоения добычи и потребления угля Россия может быстро выйти за планку нормативов, установленных протоколом. Илларионов уже сообщал, что страна собирается быстро использовать свои резервы угля.

Новый доклад ООН, который официально должен появиться примерно через месяц, мог бы сыграть на руку российским скептикам. Поскольку, очевидно, политики больше не рассматривают Киотский протокол в качестве золотого осла.

"Это нереально, что Россия получит прибыль от продажи квот на CO2", - говорит экономист Казначеев. Страна едва ли может позволить себе соблюдать этот договор.

Итак, рост экономики России может стать последним гвоздем, вбитым в гроб Киотского протокола.

Источник: Süddeutsche Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru