Архив
Поиск
Press digest
27 ноября 2020 г.
5 марта 2007 г.

Оуэн Мэтьюз | Newsweek

Пустые угрозы

Вообще-то флегматичный и нескладный Сергей Иванов не из тех, кто способен сорвать восторженные аплодисменты. Но именно ими встретили бывшего министра обороны в феврале в парламенте, где он объявил о программе стоимостью в 189 млрд долларов по восстановлению военной мощи России. По ней предусматривается создание новых "революционных" межконтинентальных баллистических ракет, подводных лодок и авианосцев, радарной системы раннего оповещения и загадочного "пятого поколения" истребителей. Было ли простым совпадением то, что уже через несколько дней командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал Николай Соловцов пригрозил, что новые ракеты могут быть "нацелены" на Польшу и Чехию? Это станет местью указанным странам, если они согласятся разместить у себя противоракетную систему США в Европе.

Если в геополитическом воздухе сегодня витает душок холодной войны, то очевидно, что отчасти причиной тому стало заветное желание Москвы вернуть России статус великой державы. Для этого, в свою очередь, требуется армия мирового уровня - или хотя бы ее видимость. В конце концов, США уже десять лет как вторглись в российскую епархию, включив в состав НАТО бывших советских сателлитов, а теперь собираются разместить систему ПРО на российских границах. И не важно, что США говорят, что данная система предназначена для противодействия атакам со стороны таких стран, как Иран или КНДР. Русские с опасением восприняли это как первый шаг с целью нейтрализовать российские стратегические силы - или, как предположил недавно министр иностранных дел Сергей Лавров, "нанести первый удар". "На самом деле, - говорит генерал Леонид Ивашов, бывший заместитель начальника Генерального штаба, - холодная война никогда не прекращалась. Россия всегда будет стратегическим противником Америки".

И все же, несмотря на эти воинственные заявления, между нынешним положением дел и холодной войной существует серьезное различие. В прошлом разведслужбы США постоянно переоценивали советскую угрозу. Сегодня Вашингтон не допускает такой ошибки. Когда в ходе своего визита в Мюнхен Владимир Путин осудил Америку за "гипертрофированный" милитаризм, министр обороны США Роберт Гейтс лишь отмахнулся от этих слов. Как и представителей Европы, его, судя по всему, больше беспокоят крупные российские оружейные поставки (в этом году они оцениваются в рекордную сумму 6,7 млрд долларов и включают контракты с Ираном и Сирией) и ее стремление использовать энергию в политической борьбе. В остальном же Гейтс понимает то, что должно быть очевидно Путину и его соратникам-националистам. Россия может делать сколь угодно громкие заявления, но дубинка в ее руках крайне мала.

Обратимся к цифрам. Да, 189 млрд долларов - это огромные деньги. Рост нефтяных доходов привел к росту трат Москвы на оборону с 8,2 млрд долларов в 2001 году до 31,3 млрд в 2007. И все же, это меньше трети от тех денег, которые Кремль расходовал на армию в советскую эпоху. Более того, российская армия с тех пор постарела - на 20 лет - и, как у любого стареющего человека, ухудшилось ее здоровье. Реальность состоит в том, что некогда превозносимая Красная армия сейчас находится в плачевном, если не сказать ужасающем, состоянии.

Проблема не в технике - трудности с ней можно решить за счет денег. Наоборот, Россия лидирует в области высокотехнологичных вооружений. У нее есть противотанковые ракеты "Комета", истребители Су-30МКИ и новое поколение ракет средней и меньшей дальности. Нет, ахиллесова пята российской армии - это люди: от бедных и униженных молодых призывников, часто силой забранных на обязательную военную службу, до глубоко коррумпированного офицерского состава.

Не далее чем в прошлом месяце командующий российскими ВВС генерал-полковник Владимир Михайлов шокировал Кремль своим откровенным выступлением. Он рассказал, что из 11 тыс. молодых людей, призванных в ВВС в 2006 году, более 30% "психически неустойчивы". У 10% проблемы с наркотиками и алкоголем, еще 15% признаны больными или страдающими от дефицита веса. Четверть солдат никогда не видела своих отцов, 3% не знают своих матерей, 3% - круглые сироты. "Многие призывники не умеют нормально читать и писать", - говорит Ивашов, подтверждая проблемы, упомянутые Михайловым. Многие призывники едва умеют водить машину, не говоря уже о современном танке, добавляет он. "Глупо доверять управление танком Т-90, который стоит миллион долларов, солдату после всего полугодовой подготовки".

В своем выступлении в российском парламенте Сергей Иванов назвал численность нынешней армии, 1,3 млн военнослужащих, "оптимальной" и заявил: "Опускаться ниже мы уже не можем". Но эта огромная армия находится в том же положении, что и ее человеческие ресурсы, - в бедственном. Вот еще один статистический показатель: около 89% молодых людей в России уклоняются от призыва, зачастую давая взятки на призывном пункте или врачам на обследовании. В результате в армии оказываются лишь самые бедные и необразованные. "Набирая в армию отходы общества, мы лишь создаем видимость благополучия", - уверен бывший заместитель командующего Сухопутными войсками генерал-полковник Эдуард Воробьев, давний сторонник перехода к полностью профессиональной армии. Военный аналитик Александр Гольц рассказывает, что, несмотря на разрекламированный план по сокращению срока службы с двух лет до года, армейское командование "саботирует" проекты по отмене призыва.

Армия не случайно так держится за призывников. Солдаты - неиссякаемый источник рабского труда и взяток. "Армия превратилась в вонючую жижу, - написал в своей предсмертной записке капитан Виктор Бобров, начальник автослужбы в части под Нижним Новгородом. Он покончил с собой в январе. - Никто ни за что не отвечает, а только собирают деньги с солдат, с их родителей, думают о том, что и как украсть". Написав это, Бобров пустил себе пулю в голову, чтобы избежать обвинений в хищениях - по его словам, командиры переложили вину на него, чтобы скрыть собственные преступления. Лишь за январь 2007 года сообщено о 67 самоубийствах в армии - основную массу погибших составили призывники, страдавшие от дедовщины.

В феврале Санкт-Петербургский комитет солдатских матерей, неправительственная организация по защите прав призывников, опубликовала историю некого рядового по имени Дмитрий. В 2005 году он был призван на службу в элитную часть связи при штабе Северо-Западного военного округа в Санкт-Петербурге. Он думал, что служба будет легкой. Но спустя два месяца после курса начальной подготовки 18-летний юноша понял, что его настоящая работа будет состоять в другом: солдаты старшего призыва, которых называют деды, заставляли его заниматься проституцией. "За ночь я должен был зарабатывать тысячу рублей (около 35 долларов), - сообщил Дмитрий перед камерой в своих показаниях Newsweek. - Если я не приносил денег, меня избивали". Наконец Дмитрий сбежал из части, против него начато уголовное расследование. "У российской армии есть ядерные ракеты, которые могут уничтожить жизнь на земле, - говорит Валентина Мельникова из Комитета солдатских матерей. Она следит за ситуацией в армии с 1989 года. - Но этот институт находится на последних стадиях разложения".

Неудивительно, что среди военного командования и в Кремле "Солдатских матерей" не любят. По словам начальника пресс-службы Внутренних войск Василия Панченкова, слухи о том, что призывников заставляют заниматься проституцией, распространяются с целью "дискредитации военной службы". Группа Мельниковой пострадала в ходе недавней попытки Кремля уничтожить неудобные неправительственные организации. Им пришлось с огромными трудностями проходить процедуру перерегистрации, а сейчас власти пристально следят за их деятельностью. Тем временем Кремль, похоже, решил бороться с настоящей проблемой эксплуатации и дедовщины в армии с помощью пропаганды в советском духе. Из последних ее проявлений можно назвать феерию, которая прошла в феврале в честь ежегодного "Дня защитника Отечества": были военные хоры, казачьи танцы и увешанные медалями ветераны Второй мировой со слезами на глазах.

Флаги и показные проявления патриотизма могут подправить имидж армии, но они не решат более глубоких стратегических проблем России. Российские инженеры могут производить великолепные танки и самолеты, но единственная часть армии, которая имеет хоть какую-то реальную стратегическую силу, - это быстро устаревающие ядерные межконтинентальные баллистические ракеты. В прошлом году Путин рекламировал новое поколение МБР, снабженное боеголовками, которые могут независимо наводиться при повторном входе в атмосферу Земли. Сторонники жесткого курса в Кремле планируют таким образом ответить на планы США по созданию противоракетного щита: эта система призвана с помощью спутников рассчитывать траекторию ракеты и перехватывать ее в полете. Но на деле же, говорит военный аналитик Павел Фельгенгауэр, российские наводящиеся боеголовки - это "очищенные от пыли разработки 1980-х". Военных стратегов в США действительно бы обеспокоило, добавляет он, если бы русские создали новые ракеты быстрого развертывания, которые было бы невозможно отследить. А до тех пор разговоры о новом поколении вооружений так и останутся разговорами.

Быть может, дело в следующем. Путин может удовольствоваться потемкинской армией. Сейчас главное стремление президента - обеспечить спокойный переход власти к выбранному им же наследнику в 2008 году. Возможно, таким наследником станет Иванов, недавно назначенный на должность вице-премьера. Ради этого и создается видимость мощной, возрождающейся армии. Опасность в том, что кремлевские руководители могут и сами поверить своей демагогии.

Источник: Newsweek


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru