Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
5 ноября 2004 г.

Московский аналитик United Press International Питер Лавелль говорит с экеспертами Дональдом Йенсеном, Патриком Армстронгом, Янушем Бугайски, Дейлом Херспрингом и Ирой Стросс о том, чего ожидать в американо-российских отношениях во время второго срока президента Джорджа Буша.

Переизбрание Буша обрадовало Кремль. Российский президент Владимир Путин поддерживал Буша даже в тот короткий период, когда результаты выборов вызывали сомнения. Очевидно, что Путин поддерживает Буша из прагматических соображений, но есть ли теперь у Буша долг перед Путиным? Ведь Путин был в числе немногих мировых лидеров, открыто поддержавших Буша.

Каких политических, кадровых изменений, перемен в сфере сотрудничества можно ожидать во втором сроке Буша? У Буша и Путина уже установились прочные рабочие и личные отношения. Можно ли считать их своего рода рычагом, с помощью которого президенты будут урегулировать внешнеполитические разногласия, включая внутренние дела каждой из стран?

Наконец, поскольку Буш и Путин сделали войну с терроризмом центром своей внутренней и внешней политики, можно ли ожидать большей координации действий в этой сфере?

Дональд Йенсен, директор Radio Free Europe/Radio Liberty по связям с общественностью

Вместо того чтобы пытаться переделать Россию по своему образу и подобию, администрация Буша сосредоточилась на достижении прогресса в сферах, представляющих взаимный интерес: войне с терроризмом, нераспространении, противоракетной обороне, энергетике. В некоторых областях был достигнут прогресс.

Что касается второго срока, я думаю, что уйдет госсекретарь Колин Пауэлл. Через год должен уйти посол Александр Вершбоу. Но остальные ключевые игроки в российской политике, скорее всего, останутся. Поэтому я думаю, что американская администрация, в основном, сохранит тот же подход, что и в предыдущие четыре года, хотя добиться результатов будет труднее. Если Путин продолжит свертывание демократических свобод, критика в адрес России со стороны США, особенно конгресса, усилится. Недавние попытки России давить на Украину были восприняты плохо. Путин довольно успешно вписал войну в Чечне в контекст международной войны против терроризма. Но многие в Вашингтоне думают, что это две разные проблемы. Чем дольше продолжается конфликт, тем больше вероятность, что эта трагедия повредит двусторонним отношениям.

То, что американская администрация сосредоточилась на конкретных проблемах, означает, что события в России в целом отошли для нее на второй план. Нашим российским партнерам порой трудно это понять. Москва привыкла преувеличивать свое влияние. Здесь мало кто заметил, что Путин поддержал Буша, и я уверен, что это никак не отразилось на кампании. Хотя у России мало возможностей благоприятного влияния на здешние события, у нее имеется масса возможностей испортить свой сравнительно позитивный имидж.

Было бы небрежностью не упомянуть значительную вероятность того, что отношения могут пойти в непредсказуемом направлении. На мой взгляд, Россия не так стабильна, как кажется. Дело ЮКОСа, теракты на российской территории, игры по поводу преемника президента делают нереалистичными надежды на то, что в предстоящие четыре года отношения будут лишь продолжением предыдущих четырех лет.

В области геостратегии возможна напряженность, присущая сосуществованию США и России в таких регионах, как Кавказ и Центральная Азия, требующих внимания и умелого управления.

Патрик Армстронг, военный аналитик правительства Канады

У Путина проблемы с внешней политикой. С самого начала он поставил две цели: 1) интегрировать Россию в мировую экономику и 2) добиться поддержки войны России против мирового джихада в Чечне. Достижение первой цели блокировала вторая: Запад возражал против жестокости Москвы и не разбирался в ситуации в Чечне. Но 11 сентября пропасть сузилась, люди стали лучше понимать реальную угрозу мирового джихада. Затем война в Ираке отделила США от многих стран Европы и от Москвы (будем надеяться, что причины были более вескими, чем взятки, полученные от Саддама Хусейна). Проблема Путина в том, что ЕС является для России крупнейшим рынком, а Вашингтон - более эффективным союзником в войне. Поэтому Путин, явно сомневаясь в военных способностях Джона Керри, желал победы Бушу. Москва пытается усидеть на двух стульях (одобрение Киотского протокола было подачкой Евросоюзу), но если два стула разъедутся еще дальше, это станет невозможным.

С точки зрения Вашингтона, проблема Путина заключается в том, что Россия довольно хороший военный союзник, но многие в окружении Буша считают ее врагом или конкурентом. В Грузии эти два взгляда столкнулись. Москва была права: в Панкиском ущелье была база джихада, но многие в окружении Буша не могут избавиться от подозрения, что на самом деле Москва хочет включить Грузию в возрожденный Советский Союз.

В ближайшие месяцы имеет смысл понаблюдать за тем, будут ли Москва и Вашингтон сотрудничать в Грузии, и если будут, то как, а также за тем, удастся ли уменьшить разногласия между Парижем и Берлином, с одной стороны, и Вашингтоном - с другой. Для Путина результат очень важен.

Дейл Херспринг, профессор политологии Университета Канзаса, бывший кадровый дипломат

На мой непросвещенный взгляд, оба эти человека являются приверженцами "реальной политики". Они также склонны к односторонним решениям. Они будут сотрудничать с ООН, ЕС, другими многосторонними организациями, но лишь в том случае, если считают, что это служит их национальным интересам. То же самое справедливо и в отношении других стран. Москва будет сотрудничать с Парижем или Берлином, если сочтет, что у них есть что предложить, но, если, например, они станут слишком антиамериканскими, Путин отойдет от них.

Они, похоже, действительно симпатичны друг другу, и это много значит в их взаимоотношениях. Наконец, оба придерживаются политики превентивного удара, как средства защиты их стран от терроризма. Если Западная Европа, как говорит Роберт Каган, с Венеры, то русские и американцы - с Марса, если речь идет о войне с терроризмом. Они убеждены, что это дело не только полиции и разведки.

Откровенно говоря, я не считаю Буша должником Путина. Буш будет сотрудничать с Путиным в войне с международным терроризмом, потому что это в интересах США. Позиция Буша по Чечне будет мягкой, потому что, как принято говорить в американском правительстве, "есть рыба покрупнее". В отличие от Западной Европы, Россия спокойно заявила, что выступает против войны в Ираке, но не пошла на жесткую полемику.

Я не жду серьезных изменений в американо-российских отношениях. В настоящее время они вполне эффективны. Мы можем не соглашаться по каким-то вопросам, но на двусторонних отношениях это не отражается. Если говорить о Париже и Берлине, то нам надо восстанавливать отношения почти с нуля. С Москвой это не так. Наши отношения всегда могли бы быть лучше, но мы научились соглашаться, не соглашаться и работать совместно в сферах, представляющих взаимный интерес.

Януш Бугайски, директор восточноевропейского проекта в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований

Россия уже обналичила "политический долг" Америки. На протяжении первого срока президент Буш по большей части хранил молчание по поводу государственного терроризма в Чечне, мягко критиковал восстановление полицейского государства в России и позволил Кремлю ускорить возрождение российской империи. Это главные причины прагматизма Путина.

Кроме того, Москва рассчитывает, что при президентстве Буша нестабильность на Ближнем Востоке сохранится, а значит, сохранятся и высокие цены на нефть, что сулит России прямую выгоду. Политика Буша также обеспечивает прикрытие "превентивным" мерам России против соседних государств, курс которых ей не нравится. Я не жду серьезных изменений в американской политике в отношении России, поскольку Белый дом будет слишком занят Ираком, Афганистаном и другими фронтами борьбы с исламским терроризмом, хотя могут быть достигнуты новые соглашения с Москвой, касающиеся разрушения террористического интернационала.

Однако могут возникнуть трения, которые способны испортить отношения. Получив новый мандат доверия, Буш может занять более жесткую позицию в отношении Ирана и Северной Кореи, что вызовет открытое сопротивление со стороны России. Вмешательство в дела Украины и других государств может вызвать охлаждение отношений между Россией и Вашингтоном. Военное противостояние России и Грузии может втянуть США в конфликт в качестве миротворцев. Москва и дальше будет проверять реакцию Америки на антидемократические шаги во внутренней политике и строительство империи в соседних государствах. Дело может дойти до серьезного охлаждения. При таком развитии событий действия России дома и за границей будут трактоваться как содействие распространению международного терроризма и создание нестабильности в регионах, а не как прагматичное сотрудничество с Америкой в войне против терроризма.

Ира Стросс, координатор Комитета по Восточной Европе и России в НАТО

У Буша нет политических долгов перед Путиным. Все вмешательства Путина в американскую политику были либо неэффективными, либо контрпродуктивными. Это справедливо в случае с Абхазией и, весьма вероятно, с Украиной.

Путин ведет себя так, как будто он искренне и наивно верит в право лидера одной страны объяснять людям в других странах, каковы их истинные предпочтения и интересы и как им следует голосовать на выборах. Если так, то он позволил своему идеализму перейти разумную грань. Возможно, в принципе это справедливо, но на практике должно применяться с осторожностью, поскольку люди испытывают не поддающееся разумным объяснениям недовольство, когда иностранцы вмешиваются в их демократический процесс. И американцы не могли не испытывать недовольство, видя, как дезинформация в стиле КГБ по поводу Ирака используется для влияния на американскую политику в пользу Буша.

Не будем уж говорить о характере вмешательства, которое приобретает форму финансирования коррумпированного кандидата типа Виктора Януковича или угроз испортить отношения, если он не победит. Америка делает то же самое в Латинской Америке, но это не тот пример, которому надо следовать: Латинская Америка по сути не является такой дружественной, как Украина; действия США часто направлены против экстремистов, каковым не является Виктор Ющенко, и, как мы видим на примере Венесуэлы, методы США порой оказываются контрпродуктивными.

США часто вмешивались, пытаясь помочь российским либеральным партиям "Яблоко" и Союз правых сил, и посмотрите, что получилось. США также активно помогали Ельцину в 1996 году. Это сработало. Российские националисты и коммунисты переживали по поводу того, что Россия навсегда останется сырьевой колонией США, но многие американские аналитики считают, что США "потеряли" Россию, а Россия превращает Украину в колониальный придаток. Пора избавиться от паранойи по поводу вмешательства в избирательный процесс в других странах. Подобно австрийцам, избиратели всегда поражают мир своей неблагодарностью.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru