Архив
Поиск
Press digest
20 сентября 2019 г.
5 сентября 2006 г.

Филипп Мойзер | Die Welt

Роскошные здания путинской эпохи

На архитектуру современной России оказывают влияние неоклассицизм и региональные традиции: свой расцвет снова переживает стиль, подчеркивающий исторический момент

После того как царь Петр I более 300 лет назад основал в Санкт-Петербурге новую столицу, пригласив впоследствии на строительство города известнейших архитекторов из Европы, он снискал себе славу государя с широкими взглядами. Архитекторы из Италии, Нидерландов и Германии возвели в новой балтийской метрополии градостроительный ансамбль, по сей день привлекающий туристов со всего мира. При принятии решения Петр руководствовался скорее прагматическими, чем культурно-эстетическими соображениями.

Однако посредством этого, вкупе с другими политическими решениями царя, великое государство на Востоке приблизилось к Европе. Иностранные идеи внесли свежие краски в российские архитектурные традиции. Язык форм новой столицы должен был найти свое отражение в самых удаленных уголках необъятной российской империи. Европеизация Санкт-Петербурга "импортированным" барокко оказала сильное влияние на каноны российской архитектуры.

На протяжении последних лет российские архитектурные традиции переживают эпоху ренессанса, не наблюдавшегося последние 50 лет. Большой вклад внесла в это русская православная церковь. Ей удалось повлиять на то, что многие современные постройки выполняются в стиле старых церквей. К самым выдающимся примерам программы по реконструкции сакральных памятников архитектуры относится воссоздание в 1997 году Храма Христа Спасителя, приуроченное к празднованию 850-летия Москвы. В центре столицы, на том месте, где в советские времена планировалось строительство Дворца Советов, но вместо этого был размещен бассейн "Москва", по замыслу мэра Москвы Юрия Лужкова была воссоздана копия старого собора.

Несмотря на обманчивую схожесть с оригиналом, собор приносит приличный доход благодаря размещенной под зданием стоянки для автомобилей. Причиной того, что возведение Храма Христа Спасителя на старом месте вызвало определенный шум в обществе, скорее всего, стали непрозрачные махинации на рынке недвижимости, а не вкусовые пристрастия населения города.

Тем не менее, вызвавшее много споров строительство Храма Христа Спасителя в Москве стало вехой в истории современной российской архитектуры и одновременно с этим - символом легкости, с которой можно возродить постройку, исчезнувшую из облика города 50 лет назад. При строительстве церквей упор делается, в первую очередь, на внешний вид, на красивую видимость. Свыше 90% новых зданий, принадлежащих русской православной церкви, соответствуют архитектурным канонам царских времен. Если бы не современные отделочные материалы и окна ПВХ, современные церкви вряд ли можно отличить от исторических построек.

Удивительно при этом то, что архитекторы, которые изначально занимались проектами по строительству функциональных высоток, возвращаются сегодня к церковным эскизам, соблюдая историческую типологию. Этот феномен напоминает ситуацию 1934 года, когда, после принятия постановления о доктрине искусства, царские архитекторы, опираясь на свой прошлый опыт, должны были строить величественные здания в молодом Советском Союзе.

С легкой руки президента России Путина в Москве снова расцвел архитектурный стиль, подчеркивающий исторический момент, при этом явной связи между методами строительства и централизацией власти не прослеживается. Москве, в облике которой архитектура 1930-х, 1940-х и 1950-х оставила неизгладимый след, ренессанс этого стиля не наносит никакого вреда. Он придает ей даже своеобразную градостроительную логику, воссоздавая самобытный облик города.

По проекту строительной компании "Донстрой" за последние четыре года в центре города к семи известным московским высоткам добавилась восьмая. Жилой комплекс, носящий имя "Триумф-палас", является самым высоким зданием такого типа в Европе. Другим выдающимся примером стал жилой комплекс "Патриарх", расположенный вблизи знаменитых Патриарших прудов, построенный в 2002 году по проекту студии Сергея Ткаченко.

Из-за многообразия красок и форм задуманный для новой российской элиты дом являет собой пример смешения стилей. Фасады, выполненные в стиле необарокко, устремляются вверх и превращаются в многослойное нечто. Некую претенциозную завершенность этому зданию может придать следующая цитата: с последнего этажа здания в московское небо устремляется уменьшенная копия башни Татлина (1919 год), которая так и осталась проектом. Тот факт, что высота оригинала башни, задуманной в эпоху раннего конструктивизма, должна была составлять сотни метров, не смущает ни архитекторов, ни жителей комплекса. Как и то обстоятельство, что изобилующий орнаментами фасад и утопическая стальная конструкция относятся к совершенно разным архитектурным стилям.

Тенденция к росту экономики в России повлекла за собой изменения на российском рынке недвижимости, особенно вырос спрос на офисные помещения. В качестве мотора позитивного развития послужили быстроразвивающиеся предприятия сырьевого и финансового секторов российской экономики, предъявляющие к офисным помещениям требования в соответствии с международными стандартами. Эта группа определяет спрос, поскольку располагает крепкой финансовой базой.

Но и в строительстве жилья учитываются, в первую очередь, новые веяния. А они требуют от сегодняшней России, в которой большинство населения проживает в панельных домах, игры с формами, а не абстрактной простоты. Классический набор эркеров, орнаментов и выступов отсутствует лишь там, где молодые архитекторы отходят от мейнстрима и, опираясь на свое образование, полученное в Европе, или картинки из западных журналов, возводят пуристические здания в русле швейцарской или испанской архитектурной традиции. Но все-таки подобные проекты следующего поколения представляют собой исключение. Тяга к известному и проверенному типична для общества, которое не понаслышке знает, что такое перелом и неизвестность.

Тенденцию к реконструкции можно наблюдать не только в Москве. В Санкт-Петербурге с его центром, выдержанным в стиле барокко и классицизма, новые архитектурные тенденции становятся неотъемлемой частью города. Архитекторы, по проектам которых ведется строительство в особенно престижных частях города, строго следуют строительной политике, предписывающей быть консервативными при воплощении архитектурных решений. Так, в 2004 году было закончено строительство административного здания российского Центрального банка на Фонтанке, фасад которого, украшенный выступами и эркерами, а также элементами декора не отличается от соседнего здания, построенного столетие назад. Однако, глядя с боковой улицы, здание можно отнести к какому угодно стилю, но только не неотрадиционализму - он выполнен из стекла и стали. Тот факт, что французский архитектор-авангардист Доминик Перро своей стеклянной постройкой в виде кристалла внес вклад в реконструкцию Мариинского театра, стало лишь исключением, подтверждающим правило.

В России отражается феномен, который наблюдается в мире в целом и под разными именами становится предметом дискуссии среди специалистов. Идет ли речь о новом урбанизме в Северной Америке или его европейских почитателях, которые уже объединяются в союзы, - неотрадиционалисты выступают повсеместно за передаваемые из поколения в поколение формы и рецепты, высказываются против анонимного почерка в архитектуре, который принесла с собой глобализация. Одновременно с этим Россия в отношении бывших советских республик, которые находятся в поиске своих традиционных архитектурных форм в подчиненном технике мире, пытается выработать собственный профиль в архитектуре. В этой связи можно говорить о культурной регионализации, о российском регионализме и даже о российской постглобализации.

В архитектуре этот российский регионализм особенно очевидно проявляется в волжском регионе. В Нижнем Новгороде, Перми или Самаре строятся жилые и офисные здания, в которых ощущается влияние стиля модерн или Art Déco. Здания, выполненные в этом архитектурном стиле, вписались в облик городов. В то время как в Москве царит плюрализм разнообразных стилей и направлений, в региональных центрах это многообразие ограничивается неотрадиционными формами, а также встречающимися по всему миру железобетонными ящиками, в котором нашли пристанище отели, магазины и бизнес-центры.

Российские неотрадиционалисты должны будут еще доказать в ходе международных диспутов, что их архитектура представляет собой нечто большее, чем редукцию стилей на потребу рынку. Сегодняшний спрос на новые здания еще не удовлетворен. Как только на рынок смогут оказывать влияние конкурентные предложения, архитектурное качество станет козырем.

Источник: Die Welt


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru