Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 января 2014 г.

Юлия Юзик | El Mundo

"Черных вдов" заставляют жертвовать собой

"Я познакомилась с Заремой Инаркайевой, которая в феврале 2002 года взорвала отделение милиции в Грозном, спустя 4 месяца после покушения", - пишет в статье для El Mundo журналистка Юлия Юзик. Инаркайева выжила при взрыве, ей сделали несколько хирургических операций. "Зареме пришлось жить в отделе министерства внутренних дел в Грозном под круглосуточной защитой полиции. То, что она мне рассказала, помогло узнать скрытые аспекты процесса подготовки женщин-смертниц", - сообщает автор.

Однажды молодой мужчина, с которым она была едва знакома, похитил Зарему. "Она заключила с ним брак по мусульманскому обряду и поселилась на съемной квартире, где жили еще двое мужчин со своими подругами", - повествует журналистка. Спустя какое-то время мужчины начали обмениваться женами. "Муж Заремы объяснил ей, что друзья для него - как братья и он должен делиться с ними всем. Спустя недолгое время мужчины решили отделаться от этих молодых девушек, использовав их при теракте и получив за это деньги", - говорится в статье. Две девушки отказались, и Зарема однажды утром обнаружила, что их нет в квартире. Саму Зарему стерегли круглосуточно.

"Муж, Шамиль Гарибеков, сказал, что ей предстоит отнести сумку", - продолжает автор. Ей пригрозили: если она попробует сбежать, убьют ее и ее мать. По словам девушки, мужчины добавляли ей какие-то капли в чай и воду. "После этого я начинала чувствовать себя спокойно и безразлично. Мне было все равно", - рассказала она. Зарема подозревала, что ее подруг убили. "И верно, позднее тела обеих девушек обнаружились в районе Грозного Черноречье", - пишет автор.

"Шамиль дал мне сумку, приказал нести ее на плече и ни за что не снимать с себя", - рассказала Зарема. "Я вошла в отделение полиции и тут же сняла сумку. Я держала ее вот так (вытягивает руку). Шла и думала: "Сейчас... сейчас это случится".

Автор комментирует: "Зарему, как и почти все остальные живые бомбы, взорвали при помощи пульта дистанционного управления". Но, по мнению Юзик, несмотря на сильнейший психологический нажим и транквилизаторы, лишь очень немногие способны совершить столь кровавое самоубийство.

Юзик замечает, что изучает эту тему уже 10 лет. Как бы ни разнились имена террористок-смертниц и география терактов, основы вербовки и подготовки остаются универсальными, считает она.

"Основной, базовый принцип: будущая "черная вдова", пока даже не подозревающая о своей миссии, должна утерять связи с родней и остаться в изоляции", - пишет автор. Обычно ее переселяют в арендованную конспиративную квартиру, и там она живет под чужим контролем.

Эксперты сказали Юзик, что за два месяца можно "переформатировать" человеческий мозг, превратив психически здорового человека в существо, лишенное собственной воли. Применяются психологические, фармакологические и технические средства, в некоторых случаях также насилие. "Для работы с женщинами требуется женщина-посредница. Кроме того, необходима религиозная экзальтация, в последнее время все чаще применяемая для того, чтобы убедить будущих террористов", - говорится в статье.

По мнению Юзик, в 2010 году в России началась новая волна терроризма "черных вдов", причем новые смертницы не похожи на прежних, пострадавших от войны: им не за кого мстить.

Мать Наиды Асияловой (женщины, которая, по данным полиции, подорвалась в автобусе в Волгограде в октябре) уверяет, что та всегда была неверующей, очень увлекалась красивой одеждой, косметикой и украшениями. Но год назад Асиялова, к изумлению матери, пришла домой в хиджабе.

По мнению Юзик, метаморфозу проясняет нижеследующая история. Когда Равзат, мать Наиды, бросил муж, трех маленьких дочерей пришлось отдать на воспитание деду и бабке. "Наида, младшая, так меня и не простила. Что бы я ей ни говорила, она всегда мне противоречила. Конечно, те салафиты, с которыми она ушла, не упрекали ее в том, в чем упрекала я. Когда я в последний раз ее видела, она мне сказала, что я ей не родня, что отныне ее семьей стала ее религиозная община", - говорит Равзат.

Наида жила в Москве, снимала жилье. "Когда у нее возникли проблемы с работой, ей было уже негде жить", - говорится в статье. В итоге Наида вышла замуж, ей и мужу предложили уехать в Дагестан, где религиозная община предоставила им квартиру и оказала поддержку. "Верно, что для радикальных исламистских общин характерны дух братства и взаимопомощь, но цена этой помощи очень высока: в определенный момент от члена общины могут потребовать, чтобы он участвовал в любой спецоперации, а отказаться невозможно, так как ты всем обязан общине", - поясняет автор.

Юзик заключает, что сами смертницы - тоже жертвы: "Они - инструмент, с помощью которого угрожают нам, гражданскому населению, а тех, кто использует этих женщин и превращает их в бомбы, почти никогда не ловят и не наказывают".

Источник: El Mundo


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru