Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
6 июля 2004 г.

Анна Корнблат | The Boston Globe

Переводчица - в центре скандала из-за секретности

Роясь в старых секретных материалах сразу после терактов 11 сентября 2001 года, переводчица ФБР Сайбел Эдмондс сделала, по ее словам, тревожное открытие: на перехваты коммуникаций, касающиеся теракта, включая упоминания о небоскребах, никто не обратил внимание из-за плохого перевода на английский.

По словам 34-летней Эдмондс, свободно владеющей турецким языком и фарси, она доложила об ошибке своему непосредственному начальнику. Через пять месяцев, после того как она обнаружила еще несколько упущений в работе своего подразделения, ее уволили. Сегодня, после двух с лишним лет расследований и слушаний в конгрессе, Эдмондс оказалась в центре скандала, связанного с американскими правилами секретности, проливающего новый свет на понимание государственной тайны в администрации Буша.

Министр юстиции Джон Эшкрофт предпринял редкий маневр, приказав задним числом засекретить всю информацию о деле Эдмондс, включая факты, размещенные на сайтах и открыто обсуждавшиеся на совещаниях с членами конгресса в течение двух лет. Министерство юстиции также применило редко используемую привилегию "государственных тайн", чтобы заткнуть Эдмондс рот в суде. Ей запрещено давать показания в связи с иском, поданным жертвами терактов 11 сентября, а на комиссии, расследующей эти теракты, позволено выступить только за закрытыми дверями.

Между тем ФБР еще предстоит обнародовать результаты расследования по выдвинутым ею обвинениям. И сенатский комитет по юстиции, осуществляющий надзор за работой ФБР, зашел в тупик, пытаясь докопаться до оснований ее обвинений. Поскольку дело засекречено, законодатели избегают обсуждать детали из страха нарушить закон.

"Меня беспокоит то, что ФБР засекречивает информацию, предоставленную два года назад, - заявил в прошлую пятницу сенатор Чарльз Грассли, республиканец из Айовы, один из главных защитников Эдмондс. - Честно говоря, это выглядит как попытка воспрепятствовать законному надзору за деятельностью ФБР".

Эдмондс, натурализованная американка, выросшая в Турции и Иране, на прошлой неделе заявила в интервью, что нынешние испытания усиливают ее разочарование в чудодейственной системе сдержек и противовесов и разделения властей, из-за которой Америка казалась ей такой привлекательной. "Я увидела, что они существуют лишь на бумаге, - сказала Эдмондс. - Где надзор? Кто способен остановить Эшкрофта?"

По словам аналитиков, засекречивание задним числом началось в последние годы и было связано с национальной безопасностью, но не ограничивалось ею. Например, член палаты представителей демократ Джон Тирни ведет с министерством обороны войну из-за требований к испытаниям системы противоракетной обороны, которые были общедоступными в 2000 году, но с тех пор засекречены.

Представители администрации Буша утверждают, что трехлетняя война против терроризма требует беспрецедентного уровня конфиденциальности, особенно в разведывательных и правоохранительных структурах. Критики не спорят с необходимостью повышенной секретности в нынешних обстоятельствах. Эдмондс тщательно избегает обсуждения секретной информации о методах, использованных ФБР для получения информации, которую она переводила.

Но она и ее защитники, среди которых правительственная организация, родственники жертв терактов 11 сентября и союзник администрации Буша Грассли, утверждают, что засекречивание ее дела вредит интересам национальной безопасности. В одном из заявлений Эдмондс, направленных вышестоящему начальству, говорится о подозрениях, касающихся шпионажа в самом ФБР; по ее словам, бюро на него не отреагировало.

"Администрация, похоже, считает, что тайна укрепляет безопасность, а я не думаю, что это так, - заявил Дэвид Владек, профессор права из Университета Джорджтауна, представляющий организацию "Надзор за деятельностью правительства" в иске против засекречивания задним числом. - Иногда мне кажется, что секретность рождает подозрительность".

Эдмондс родилась в Стамбуле и семь лет жила в Тегеране с родственниками-азербайджанцами со стороны отца. Она владеет тремя языками, необходимыми для сбора разведывательной информации на Ближнем Востоке. Она не знает арабского, но языки, которыми она владеет, стали не менее важными после 11 сентября 2001 года, когда следователи начали отслеживать связи "Аль-Каиды" и других террористов в Афганистане, Узбекистане и Иране.

Она подала заявление о приеме на работу в ФБР незадолго до 11 сентября, после терактов процедура была ускорена, и она приступила к работе 20 сентября. По ее словам, ее главной задачей было ускорение перевода сообщений от агентов, включая материалы, отданные агентом из Аризоны на повторный перевод из-за подозрений в том, что их не изучили досконально перед 11 сентября.

"После того как я перевела их дословно, я пошла к начальнику и сказала: "Мне надо поговорить с этим агентом по защищенной линии, так как то, на что мы наткнулись при повторном переводе, имеет огромное значение: в материалах содержится важная информация о деятельности, связанной с событиями 11 сентября", - вспоминает Эдмондс.

Начальник запретил посылать перевод этому агенту. Он привел такую причину: "А вам бы понравилось, если бы с вами так поступил другой переводчик? Первый переводчик несет всю ответственность".

В конце концов агент, потребовавший повторного перевода, "узнал, что некоторые фрагменты были выпущены, но при этом Вашингтон заверил его в том, что первый перевод был хорош".

По словам Эдмондс, перехват бросился ей в глаза, так как в нем были упоминания о небоскребах и процедуре подачи заявлений на американскую визу. Эти упоминания могли бы вызвать подозрения в Иммиграционной службе перед 11 сентября, если бы их правильно перевели, но казалось, что они не связаны с терактами, отчасти потому, что были получены в ходе уголовного расследования.

Агент ФБР "Феникс" был источником информации о том, что выходцы с Ближнего Востока берут уроки пилотажа. Эдмондс не знает, тот ли это агент, который связан с ее делом.

По словам Эдмондс, она сделала еще одно тревожное открытие. Один из ее коллег признался, что является членом организации, имеющей связи на Ближнем Востоке, деятельность которой расследует ФБР. Коллега, также переводчик с турецкого, предложил Эдмондс вступить в организацию, заверив ее в том, что принадлежность к ФБР гарантирует прием. Эдмондс отказалась назвать организацию, поскольку она находится под наблюдением.

Спустя два месяца один из агентов, с которым работала Эдмондс, обнаружил сотни страниц материалов, на которые ее коллега, владеющий турецким языком, поставил штамп "не имеющие отношения к делу" и которые остались непереведенными.

Агент попросил Эдмондс перевести эти материалы. "Мы обнаружили 17 сообщений, содержащих важную информацию, мы с агентом обратились в департамент безопасности ФБР в Вашингтоне и узнали, что мои начальники не дали ход моим прежним жалобам", - заявила она.

По словам Эдмондс, ее неоднократно предупреждали, что, подавая новые жалобы, она открывает "банку с пауками", но она продолжала жаловаться на упущения чиновникам все более высокого уровня, пока в марте 2002 года не написала письмо директору ФБР Роберту Мюллеру. Она связалась и с сенатским комитетом по юстиции. В результате ФБР конфисковало ее домашний компьютер, подвергло ее проверке на детекторе лжи, которую она, по ее словам, прошла успешно, и разорвало с ней контракт.

Пресс-секретарь министерства юстиции не откликнулся на просьбу о комментарии. Ранее чиновники заявляли, что Эдмондс уволили за неадекватное поведение на рабочем месте.

Летом 2002 года сенатский комитет попросил ФБР провести брифинг, посвященный ее делу, и просьба была удовлетворена. В ходе брифинга представители ФБР подтвердили многое из того, о чем говорила Эдмондс. Сенаторы Патрик Лихи, демократ из Вермонта, и республиканец Грассли написали письма Эшкрофту, Мюллеру и инспектору министерства юстиции Глену Файну, требуя обратить внимание на дело Эдмондс. Они разместили письма на своих сайтах, и история Эдмондс стала достоянием гласности. В октябре 2002 года ей был посвящен один из сюжетов программы ''60 минут".

Эдмондс подала против министерства юстиции иск на основе Первой поправки. Это заставило Эшкрофта применить привилегию "государственных тайн" и заявить, что "в результате судебного разбирательства возникает риск раскрытия секретной информации, касающейся национальной безопасности", говорится в пресс-релизе министерства юстиции.

Иски Эдмондс застряли в суде, но другие дела, связанные с 11 сентября, включая материалы независимого расследования и гражданские иски родственников жертв, привлекли внимание к ее истории. Сенатский комитет недавно разослал своим членам электронные сообщения, в которых проинформировал, что ФБР теперь считает информацию о деле Эдмондс секретной, и предупредил, что они не должны ее распространять.

Грассли и Лихи удалили письма, адресованные в министерство юстиции, со своих сайтов, хотя они по-прежнему доступны в интернете.

Источник: The Boston Globe


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru