Архив
Поиск
Press digest
13 апреля 2021 г.
6 июля 2012 г.

Андрей Курков | The Guardian

Украина: война слов

У Украины два больных места: Голодомор и украинский язык, рассуждает украинский писатель Андрей Курков в комментарии для The Guardian. По словам Куркова, во времена Российской империи украинский язык часто оказывался под запретом: Екатерина Великая приказала прекратить преподавание на украинском в Киево-Могилянской академии, Петр I запретил книгопечатание на украинском, Русская православная церковь изъяла учебники украинского языка из школ, Александр II запретил ввоз книг на украинском, а Александр III - использование украинского в государственных учреждениях.

"Понятно, почему украинцы считают статью конституции, утверждающую украинский в качестве единственного официального языка страны, важнейшим достижением со времен обретения независимости", - подытоживает писатель.

Автор напоминает, что на украинском разговаривают немногим более 50% населения страны и что на русском говорят в основном на востоке, куда русских в 1930-е годы посылали работать на шахты, и в Крыму. Он также отмечает, что антисоветские настроения на Западной Украине трансформировались в "общую антипатию по отношению к Российской Федерации", а украинские политические партии, выступающие за сближение с Москвой, пользуются поддержкой РФ. Кроме того, по словам автора, правящая "Партия регионов" попыталась обрести контроль над украиноязычным центром и западом страны, поставив своих людей в местные органы управления, и тем самым испортила отношение к себе. Поэтому, когда во вторник Верховная Рада провела закон, поднявший статус русского до официального "регионального языка", с запада в Киев немедленно устремились целые автобусы с протестующими.

"Мы вряд ли станем свидетелями новой "оранжевой революции", но закон о языке также вряд ли будет подписан и утвержден", - пишет Курков, напоминая, что спикер Рады и один из его заместителей заблокировали принятие закона, подав заявление об отставке.

"Однако политизация языка на Украине продолжится", - отмечает он. Он добавляет, что всегда писал на русском и отказывается писать на украинском, несмотря на давление и на то, что согласен с нормой об украинском как о единственном государственном языке. "Пока что я не хочу становиться солдатом в этой войне слов", - подытоживает он.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru